«Мои лучшие учителя — игроки»

31 июля 2019

Туомас Саммелвуо — о своих принципах, Грегге Поповиче и новой сборной России

43-летний финский тренер сенсационно привел «Кузбасс» к чемпионству, а со сборной России с ходу выиграл Лигу наций. Тем интереснее узнать, почему он такой крутой и как ему все это удается. 

— Кто из коллег вас вдохновляет?

— Баскетбольный тренер Грегг Попович из «Сан-Антонио». Читаю и смотрю все его интервью. Организация коллектива, выстраивание отношений с игроками — его стиль работы мне очень нравится. Меня восхищает его подход к спортсменам — с уважением и… натуральным авторитетом. Он каждого игрока убеждает в его уникальной важности и не меняется после побед — остается скромным. 

Стремится не показать, что он самый крутой в мире, а старается стать еще сильнее.  Поповичу не нужно писать про себя в Twitter или Facebook, он остается самим собой — это и мой тренерский принцип. Когда мы пытаемся строить из себя кого-то другого, окружающие это понимают — и это не работает. 

— Чья еще философия вас восхищает?

— Этторе Мессины, который возглавил сейчас «Милан», а раньше тренировал ЦСКА — я смотрел их игры. Он, кстати, был вторым тренером у Грегга Поповича в «Сан-Антонио». Среди правил Мессины мне больше всего нравится это: думай больше о своем характере, чем о репутации. 

Репутация — это мнение других о тебе. Характер — то, чем ты являешься.

— Спортивная книга, которая вас сильнее всего впечатлила? 

— Legacy Джеймса Керра. О сборной Новой Зеландии по регби — как они создавали команду, выстраивали внутреннюю культуру, добивались успеха на протяжении многих лет. Очень вдохновляющее чтиво для любого руководителя. 

Мои лучшие учителя — игроки

— Как вы формулировали задачу на Лигу наций?

— Проверить новых игроков, сделать ротацию. Мы ни разу не говорили о том, что надо выиграть. Вот что я взял от Грегга Поповича: не говорить о победах, а работать над тем, чтобы победы были заслуженными, естественными. Внутреннее ощущение, что ты здорово потрудился, гордишься своей работой и достоин победы, важнее, чем заявление в прессе, что ты ставишь задачу выиграть золото. Говорить-то все могут — это самое простое. Дело важнее слова — ключевой принцип Поповича. 

— Чего вам не хватает в России из того, к чему привыкли в Финляндии?

— Сауны в квартире — о, это было бы здорово. 

— Как выглядит ваш родной Пудасъярви?

— Очень маленький город, много болот. В моем детстве там можно было заниматься каким угодно спортом — я, например, прыгал на лыжах с трамплина. Правда, я давно не живу в Пудасъярви — уже двадцать пять лет, с тех пор, как уехал в спортивную школу в Тампере. Но там остались мои родители. 

— Они тоже спортсмены?

— Мама заботилась о детях и доме, а папа занимался многими видами спорта понемножку. В том числе и волейболом, но не на самом высоком уровне. Зато потом он на протяжении десяти лет работал президентом волейбольной федерации Финляндии. 

— Почему вы в детстве выбрали волейбол?

— Я склонился к нему, потому что он мне больше всего нравился. Это самый командный вид спорта: как бы круто ты ни играл — в одиночку не справишься.

К тому же волейбол любили мои друзья-одноклассники. Мы даже выиграли юношеский чемпионат Финляндии, когда нам было пятнадцать лет. Правда, в школе я не зацикливался на спорте. 

— Чем еще увлекались?

— Иностранными языками и историей. Всегда нравилось познавать наш мир и выяснять, что в нем происходило раньше. 

— Ваш сын Арон — начинающий хоккеист?

— Он занимается, но не так серьезно. Просто играет в свое удовольствие. А вот дочка серьезно занимается фигурным катанием.

Мои лучшие учителя — игроки

— Вам трудно было в двадцать один год осваиваться во Франции?

— Нет, наоборот, ведь я приехал туда с открытым сердцем. Кстати, через семь лет я выиграл чемпионат Франции под руководством Владимира Алекно — он очень простой и честный человек. Недавно видел в Казани его семью — сына Лорана я помню совсем маленьким, а сейчас он 190 см, игрок «Зенита». А дочь Алекно Катя — во времена моей игры за «Тур» — иногда присматривала за нашей дочерью. 

Правда, в том сезоне, когда нас тренировал Владимир, я сломал плечо в Финале четырех Лиги чемпионов в Белгороде, и вместо меня пришел Пламен Константинов, который помог команде выиграть чемпионат. Сегодня Пламен тренирует новосибирский «Локомотив».  

— Пять лет в Италии — интересный опыт?

— Конечно, итальянская лига была сильнейшей в Европе, и я мечтал выступать там. С моим первым клубом «Кунео» мы выиграли Кубок Италии и Кубок Европейской конфедерации волейбола. Я получил возможность играть и работать с суперзвездами, которых раньше видел только по телевизору. Фантастические условия для профессионального роста.

К тому же я наслаждался жизнью в итальянских городах — мне там было очень комфортно. Впрочем, я и во Франции не испытывал проблем. В Пуату, например, меня чаще, чем где-либо, узнавали на улицах (в городе было мало спортивных команд, так что все жили волейболом). Сложно было только в Японии. 

— Почему?

— Я там был единственным иностранцем, особо не с кем было общаться. Ну, я не отчаялся — стал учить японский. В конце года даже говорил немножко. Попасть в настолько непривычную остановку, в другую волейбольную культуру, другой жизненный уклад — полезный опыт. Правда, язык без практики забылся. 

Мои лучшие учителя — игроки

— В России вы играли и работали в Калининграде, Новосибирске и Кемерово. Хорошо изучили страну?

— О, да, я через Интернет — когда есть время — интересуюсь российской историей, историей здешних городов. Еще в детстве я читал Антон Чехова. В России мне везде хорошо. Про каждый город могу сказать только доброе. В Калининграде очень красиво, с Новосибирском мы неожиданно для всех выиграли Кубок России, Кемерово — суперволейбольный город. Приехав сюда, я купил книги и самостоятельно стал учить русский. Причем делал это с удовольствием. Если бы учил из-под палки, вряд ли у меня бы что-то получилось. 

— Как волейболист Саммелвуо превращался в тренера?

— В последние два года карьеры я начал сильно интересоваться этой работой, но к тому, что стану вдруг тренером сборной Финляндии в тридцать шесть лет, я все же не был готов. Все случилось очень быстро и неожиданно.

— Трудно было перестраиваться?

— Очень трудно. Пришлось ведь менять отношения с людьми, с которыми еще недавно вместе играл. Раньше они были моими товарищами, а теперь мне предстояло применять жесткие решения к некоторым из них. Это сложно, но другого выбора не было. Став тренером, я потерял нескольких друзей, но обрел новых, построил другие отношения. 

Первые полгода я тренировал так, как тренировали меня, и только через полгода стал выстраивать собственную концепцию. 

— Стали более жестким?

— Я не стремлюсь бить кулаком по столу. Важнее быть авторитетом для игроков. Все игроки разные, но мне как тренеру необходимо, чтобы они находились на одной волне. 
    
— Как этого добиваетесь?

— Для этого нужно время. Когда игроки собрались и только начали тренироваться — это еще не команда. Мы становимся командой через трудности, переживания, поражения, радости и победы. Без этого нельзя сплотить группу спортсменов. 

Важно быть честным с игроками и самим собой, а также смело принимать правильные для команды решения, даже если они трудные. Я стараюсь выстраивать такие эмоциональные связи с игроками, чтобы все они давали команде самое лучшее. Убеждаю их: флаг и герб, за которые ты бьешься, важнее фамилии, которая у тебя на спине. 

Мои лучшие учителя — игроки

— Какая неудача помогла построить команду в Кемерово и сделать ее лучшей в России?

— Любое поражение тестирует, проверяет вас. Легко быть командой, когда все хорошо и вы побеждаете. Но в дни поражений становятся видны негативные моменты, и ты понимаешь, команда вы или нет. А также — что нужно исправить, чтобы стать командой. 

После поражений все знают, что нужно было сделать, чтобы не проиграть. У каждого свое мнение, возникает много разговоров. Важно изолироваться от этого и через испытание неудачами стать успешным коллективом. 

— Чего требуете от лидеров?

— Принимать критику. Когда лучшие игроки это умеют, остальные следуют за ними. Впрочем, надо быть гибким: иногда не нужно вываливать на игроков поток информации, лучше просто помолчать и дать им сыграть, как они умеют. 

Игрок (как и тренер) не должен закрывать свой мозг и думать, что все знает и все умеет: каждый день он обязан развиваться. Иметь открытый разум, быть восприимчивым к новой информации — даже важнее, чем тактика, техника или постановка задач. Я, например, не знаю, какая у меня тренерская философия. Надеюсь, и через десять лет не буду знать. Просто она формируется по ходу карьеры, я постоянно учусь новому. 

Мои лучшие учителя — игроки. Через отношения с ними я учусь быть тренером. Главное правило: нужно искать решения, а не виноватых. Если все ему следуют, вы — команда. 

— Во время Лиги наций сборная России перенесла почти двухдневный перелет. Это тоже помогло сплотить команду?

— Помогло это или нет — не знаю. Главное для меня в том долгом пути: игрокам было хорошо вместе, а это всегда на пользу команде. Важно и то, что мы не жаловались. Бессмысленно тратить энергию на то, что ты не можешь изменить. Люди часто говорят о воображаемой или желанной ситуации, а я предпочитаю работать в реальной. Например, в иранском аэропорту у меня было три часа — я использовал его для общения с тренерами других сборных: у нас похожие проблемы и, хотя мы соперники, нам интересно обменяться опытом. За это я и люблю волейбольный мир. 

Для справки

Банк ВТБ уже не первое десятилетие выступает спонсором Всероссийской федерации волейбола, а с 2003 года — генеральным спонсором мужской сборной России по волейболу. На счету последней множество наград и призовых мест на крупнейших соревнованиях, в числе которых первенство на Кубке мира в 2011 году, олимпийское золото Лондона в 2012 году, победы в Мировой лиге (в 2011 и 2013 годах) и Волейбольной Лиге наций (в 2018 и 2019 годах), первые места на чемпионатах Европы 2013 и 2017 годов.


Поделитесь с друзьями:
Facebook Вконтакте Твиттер Одноклассники LiveJournal МойМир Google Plus Эл. почта
Подписаться на новости раздела «Спорт»
Материалы по теме

30 мая 2019

<p>Эксклюзивное интервью с генеральным менеджером волейбольной сборной России Сергеем Тетюхиным</p>
«Я вернулся туда, где прошла большая часть жизни»

Эксклюзивное интервью с генеральным менеджером волейбольной сборной России Сергеем Тетюхиным

27 августа 2018

<p>
	 Дмитрий Волков — о спортивном телевидении, четырех переломах и Олимпиаде в Токио
</p>
 «Меня словно проверяют: сломаюсь я или выдержу»

Дмитрий Волков — о спортивном телевидении, четырех переломах и Олимпиаде в Токио

21 июля 2016

<p>Вряд ли вас можно удивить такими словами, как «либеро» и «связующий», не так ли? Но как насчет других волейбольных терминов, сможете ли вы отличить их от театральных?</p> Волейбол или театр?

Вряд ли вас можно удивить такими словами, как «либеро» и «связующий», не так ли? Но как насчет других волейбольных терминов, сможете ли вы отличить их от театральных?

Новости