«Хочу уйти из спорта голодным»

12 декабря 2017

Никита Нагорный — о хайпе, примере для подражания, собственном блоге и песнях о любви

Полтора года назад гимнаст сборной России Никита Нагорный сделал то, что не делал до него ни один российский спортсмен-олимпиец. Он завел блог на YouTube и начал рассказывать широкой аудитории о своей жизни — как в зале, так и за его пределами. Сейчас у «Никушкин Дэй» почти сто тысяч подписчиков, а самое популярное видео смогло набрать 320 тысяч просмотров. Однако больших успехов Нагорный добился не только и не столько в интернет-пространстве. На Олимпийских играх в Рио-де-Жанейро он выиграл серебро в командном многоборье, до этого три раза становился чемпионом Европы. Сейчас Никита готовится к своей второй Олимпиаде, видео в его блоге стали выходить значительно реже, да и сам спортсмен в реальной жизни не очень похож на того парня, что регулярно «зажигает» в видеороликах NIKUSHKIN DAY.

Никита Нагорный в шоу Алексея Немова «Легенды спорта. Восхождение» © instagram.com/nikushkarus— Я ожидала увидеть веселого и улыбчивого парня, но вы скорее хмуры и суровы. Где тот парень из «Никушкин дэй»?
— По вечерам я нормальный, сейчас — после тренировки. И вообще я не суровый, просто серьезный. Очень много дел, думаю вот о них.

— Когда последний раз вы были дома в Ростове?
— После чемпионата мира в Канаде — поехал на три дня, больше не отпустили. Я уже шесть лет выступаю за Москву, поэтому она для меня тоже как родная.

— Но родители по-прежнему живут в Ростове?
— Да, мама, бабушка и дедушка не работают — отдыхают и наслаждаются жизнью. Теперь они могут себе это позволить: я помогаю. 

— А с отцом вы общаетесь?
— Да, много. Он мой пример для подражания в жизни. Очень умный, с богатым жизненным опытом. Думаю, эта серьезность, когда нужно было, как раз от него и пришла. Одно время я вообще не задумывался о том, что делаю, куда иду. Потом, когда мне исполнилось шестнадцать, пришло время взрослеть, отец начал меня понемногу поучать, давать понять, что спорт не вечен. Я все больше замечаю, что многие люди не могут отпустить спорт. Они добиваются успехов, потом заканчивают карьеру, понимают, что в обычной жизни освоиться еще тяжелее, чем в спорте, — и возвращаются. Я так не хочу. Хочу уйти из спорта голодным. Не хочу заканчивать по состоянию здоровья. 

— В большинстве случаев 16-летние парни не слишком охотно усваивают «поучения», которые дают им старшие. 
— Да, наверное. Но так вышло, что я со своим отцом не общался лет до 10–12 — по семейным причинам, о которых я бы не хотел рассказывать. Возможно, если бы я рос рядом с отцом, то так же не очень охотно слушал бы его поучения. Так, я в какой-то момент действительно перестал слушать своих домашних. Но, когда мы начали общаться с отцом, он сделал так, что я его зауважал, а потом понял, что нужно с большим уважением относиться и к маме, бабушке и дедушке. 


«Мы с детства слушали Басту и мечтали быть на него похожими»

Никита Нагорный — покоритель Мексики © instagram.com/nikushkarus— Какую музыку вы слушаете?
— Рэп, хип-хоп. Мне, кстати, очень нравится и писать музыку. Свой первый трек я записал в 11 лет. Все смеялись, я сам смеялся. Это были суперкрутые эмоции. 

— Песня была о любви?
— Нет, что-то мотивационное обо всем подряд. Но о любви у меня тоже есть песни — два года назад я, например, посвятил четыре песни своей девушке Даше (Спиридоновой, гимнастке сборной России. — Прим. ред.). 

— Когда вы начали встречаться?
— Чувства у меня к ней появились во время чемпионата Европы в Софии в 2014-м. Женское первенство тогда уже закончилось, а мы только заезжали — я еще за юниорскую сборную выступал. Кстати, сначала Даша не хотела со мной общаться. Я ей писал сообщения, она отвечала очень вяло, встречные вопросы не задавала. Но потом мы приехали в Пензу на первенство России, и я решил, что надо поговорить. Просто подошел к ней и предложил дружить. Она сказала: «Давай попробуем». Потом дружба переросла в отношения. 

— О чем еще вы пишете песни?
— Обо всем, что меня волнует. У меня нет проблем с написанием текста: если есть тема, могу написать слова очень быстро. Причем рифмуя не на глаголы — в хип-хоп-индустрии это считается «фу».

— Кто из современных рэперов особенно крут?  
— Я слушаю Скриптонита, Басту. T-fest тоже очень интересный персонаж. Да, может быть, он слишком сильно копирует западный стиль, но получается хорошо. 

— А Оксимирон?
— Гуф, то есть Леша Долматов, хорошо про него сказал: «Чтобы слушать и понимать Оксимирона, нужно окончить, как и он, Оксфорд». Хотя альбом «Горгород» мне кажется очень интересным, но во всех песнях Оксимирон использует один и тот же стиль — он немного заелся. На самом деле в хип-хопе ведь было как: если у тебя есть кумир и он популярен, ты можешь начать косить под него и тоже добьешься популярности. Но в России сейчас на каждого хорошего рэпера — миллион подражателей. При этом то, что делает Оксимирон, мало кто может повторить, поэтому его и считают одним из лучших. Еще он стал одним из тех, кто основал баттл-рэп в России, перенеся его с Запада. 

— Насколько рэп-культура вам близка?
— Знаю, что многих, кто сейчас начинает лезть в эту культуру, за это не любят. Потому что это вроде как «хайпово». Но я не из-за хайпа лезу. Мы с детства с ребятами слушали Басту и мечтали о том, что когда-нибудь будем тоже такими. Но уже тогда спорт для меня был на первом месте.

— И ни разу не было периода, когда спорт переставал быть в приоритете?
— Нет. Всегда был именно спорт — даже не дружба и не отношения. Даша об этом знает и не возражает. Спорт ведь не человек. Но были и периоды, когда хотелось закончить. 

— Например?
— Перед чемпионатом Европы этого года. После травмы многое не получалось, к этому добавился еще и конфликт с тренером… Когда есть результат, ты находишься в центре внимания; когда его нет — перестают замечать. Такое у меня было второй раз в карьере. Первый серьезный случай произошел в 11 лет.

— Что за история? 
— Меня тогда уже начали приглашать на сборы юниорской команды, но потом пошла череда травм. Я поехал на турнир в Чебоксары без своего личного тренера Ольги Ивановны Нечепуренко — она не смогла по семейным обстоятельствам. В итоге перед соревнованиями другие тренеры не дали нормально размяться, и я вывихнул палец. Но ехать в больницу отказался — доктор вправил прямо на месте, сделал обезболивающий укол, чтобы я смог выступить. Ничего не болело, но через месяц снова возникли проблемы с тем же пальцем. Оказалось, вправили мне его неправильно, нужно было ставить гипс. Дело было в декабре. Когда встречали Новый год, я вспомнил о том, что «как Новый год встретишь — так его и проведешь», поэтому гипс снял. А 3 января пришел в зал. И так как долго не тренировался, никак не мог остановиться, хотя Ольга Ивановна несколько раз просила закончить. Закончил двойным открытым переломом. Восстанавливался несколько месяцев, за это время в зале на мне поставили крест. Но пока я лежал в больнице, прочитал книгу «Спартак». Я на самом деле тогда не любил читать, но больше делать было нечего. Книга меня очень вдохновила.  


«Успех спортсмена в спорте — это на 100% заслуга тренера»

Никита Нагорный и Дарья Спиридонова © instagram.com/nikushkarus— Сейчас читать по-прежнему не любите?
— Обожаю. Читаю каждый день. В основном современную психологию, книги про бизнес. С художественной литературой сложнее. Но «Спартака» люблю до сих пор. Ольга Ивановна меня тогда тоже очень сильно поддержала. Я начал приходить в зал и потихоньку тренироваться так, чтобы не нагружать руку. Очень много прыгал. Возможно, именно из-за этого теперь и люблю так прыжковые снаряды. 

— Долго восстанавливались?
— Потерял целый год, потому что потом сломал другую руку. Но хорошо помню, как Дима Ланкин — он тоже тренировался в Ростове — привез с первенства России медальку и начал делиться эмоциями. Это меня тоже хорошо мотивировало. Именно тогда я, наверное, впервые понял, что результат нужен прежде всего мне, а не кому-то еще. 

— А до этого как было?
— Я тренировался, потому что меня заставляла Ольга Ивановна. Гимнастика мне нравилась, но заниматься очень часто не хотелось. Вообще я считаю, что успех спортсмена в спорте —это на 100% заслуга тренера. 

— Даже не 90%?
— Тренер берет тебя, когда у тебя нет ничего, и готовит твое тело, твое сознание к будущей спортивной жизни. Многие тренеры, если спортсмен не хочет, не заставляют его работать. Если речь идет об обычной лени, это неправильно — надо заставлять. Потому что те ребята, которые научатся «пахать на усталости» во время тренировок, смогут это сделать и на соревнованиях. Ольга Ивановна это понимала. При этом она была для нас не только тренером, по сути, второй мамой. Мы ведь полжизни проводили в зале. Я ей за все это очень благодарен. Помимо нас, Ольга Ивановна, кстати, подготовила еще и Андрея Лиховицкого, который также попал в сборную России, но потом она его передала Анатолию Ивановичу Левшину, царство ему небесное. Нас с Димой она тоже пыталась ему передать, но он не взял.  

— Почему?
— Все, кому Ольга Ивановна пыталась нас передать, говорили: «Дураки, ничего из них не выйдет».

— Кстати, про «не выйдет». Почему на Олимпиаде в Рио-де-Жанейро у вас не получилось удачно выступить в личных соревнованиях?
— В жизни бывают ситуации, когда никто не может тебе подсказать, как лучше поступить. Нужно искать выход самому. Плохо, что у меня такая ситуация произошла именно на Олимпиаде. Мы приехали в Рио за две недели, и так вышло, что всю первую неделю тренировались с командой Японии. С японцами! Это ведь короли спортивной гимнастики, лучшая в мире команда. И хотя Кохея Учимуру, Кензо Шираи я уже видел до этого на чемпионате мира в Глазго, но издали, плохо, а тут мы с ними тренируемся в одном зале! Когда тренируешься с такими ребятами, ты просто не можешь сделать плохо. А человека, который мог бы мне сказать: «Никита, давай мы спокойненько все пройдем, сделаем то, что надо, и уйдем», рядом не оказалось — в Рио я приехал без личного тренера. Никто меня не остановил. Целую неделю я приходил на вольные упражнения и фигачил всю комбинацию.

— Чтобы произвести впечатление на Кензо Шираи?
— Если говорить откровенно, то да. И это было не обдуманное желание, это был какой-то инстинкт тела. Я проходил всю программу, выкладывался по полной и уходил после тренировки очень уставшим и морально, и физически. Через неделю японцы перешли в другой зал, и у меня начался спад. Я не мог делать ничего. Приходил в зал — все болело. А я ведь еще выступал с поломанной ногой — в ладьевидной кости была трещина, с осколком. Приходилось пить обезболивающие таблетки. Но тогда у всех у нас были проблемы. У Вани Стретовича разлетелась кисть, у Давида тоже была проблема с кистью. У Дениса Аблязина были трещины в голени ноги. У Коли — проблемы со связками. Все были поломанными — по-другому никак.

— А тут еще Кензо Шираи с Кохеем Учимурой...
— Я когда выходил на перекладину в квалификации, то, по сути, открывал Олимпийские игры для сборной России. Вот я даже сейчас говорю, у меня есть мандраж. А тогда я выходил на полном спокойствии. Это хуже всего. Нельзя выходить на соревнования без куража. Но он у меня, этот кураж, весь вышел тогда, когда мы с японцами тренировались! В итоге упал два раза, а заодно завалил и вольные, где мог быть в тройке призеров. Хорошо, что в финале командного первенства необходимый мне мандраж все-таки вернулся. В итоге мы даже не третьими стали, как мечтали, а вторыми! Когда стоял на пьедестале, у меня вся жизнь перед глазами прошла — все тренировки, травмы, мучения. 


«Как-то подсчитал: потратил на «Никушкин дэй» 200 тысяч»

«Видеоблогинг сейчас для меня — это прежде всего очень прикольный опыт. В будущем, если я решу заниматься этим профессионально, буду там чувствовать себя как рыба в воде» © instagram.com/nikushkarus — Когда вы впервые задумались о том, чтобы начать вести свой блог?
— Один раз я поехал на соревнования с камерой, потом смонтировал 10-минутное видео. Ребята посмотрели, сказали, что круто, и предложили залить в Интернет. Видео набрало 5000 просмотров — тогда это было вау! Затем я снял еще видео, на сборах в Хорватии, но быстро его удалил.

— Почему?
— Мне было стыдно за то, что я блогер. Ведь все лезут создавать свои блоги, все лезут в рэп! Что развивается — туда все лезут.

— Что заставило изменить свое отношение?
— Мы поехали на чемпионат Европы в Швейцарию, и я решил, что надо попробовать еще раз. И это видео стало первым, которое выстрелило. Примерно тогда же я начал смотреть самый популярный на тот момент видеоблог «Дневник Хача». А после того как мы выиграли медали в Рио, я решил написать Амирану Сардарову (создатель блога «Дневник Хача». — Прим. ред.) — в «Инстаграм-директ». Конечно, я сомневался, что он мне ответит: у него уже тогда было полмиллиона подписчиков. Еще написал певцу и актеру Леше Воробьеву. Предложил снять что-то совместно, например тренировку. Начал свое сообщение со слов: «Я сейчас на Олимпиаде...» Это был такой козырь — чтобы они ответили. И оба ответили!

— Согласились?
— Да, но Леша был тогда в Лос-Анджелесе, в итоге не получилось. А с Амираном мы записали несколько видео. Я понял, что, пока есть возможность, надо знакомиться с людьми, набираться опыта, искать развития вне зала. Решил комбинировать видео — показывать и гимнастику, и то, что интересно более широкой аудитории. В итоге люди, которые приходили посмотреть концерт Саши T-killah, смотрели и гимнастику. Некоторые видео набирали больше сотни тысяч просмотров. 

— Вы не смотрите канал британского гимнаста Найла Уилсона, бронзового призера Рио-де-Жанейро? Некоторые его ролики набирают миллионы просмотров.
— Смотрю. Я по его роликам даже английский язык учил с преподавателем! У него очень крутой формат, но я, по понятным причинам, повторить подобное не могу. У нас несколько другие порядки в зале.

— В любом случае ваш пример оказался заразительным. Сейчас многие российские спортсмены пытаются создавать свои каналы...
— Да, мне сейчас очень многие пишут и просят помочь с пиаром. Но как я буду пиарить их каналы, если мой собственный толком не пропиарен? Самое главное, у меня нет коммерции, я не беру деньги за рекламу. Наоборот, я тут как-то подсчитал, что потратил на «Никушкин дэй» уже 200 тысяч. 

— Почему вы против рекламы?
— Если я начну зарабатывать, это перестанет быть моим хобби. Впрочем, назвать свой блог просто хобби я уже тоже не могу…  

— А какая аудитория у вашего канала?
— Не знаю, насколько точна аналитика YouTube, но если ей верить, то 80% — 18–24 года. 

— Что ждать от блогера Никиты Нагорного в ближайшем будущем? Может, есть какие-то новые идеи, проекты?  
— Мы с Димой Ланкиным недавно начали вести еще один канал: «ВАМ СЛАБО?!» Сначала это была просто рубрика в рамках «Никушкин дэй», но потом я понял, что многие смотрят выпуски только из-за нее. Поэтому решил создать отдельный канал. У каждого видео сейчас там по 100–200 тысяч просмотров. Это такое шоу: я болтаю, а Дима, который не очень любит говорить на камеру, делает. Будем продолжать вести его. Что же касается канала «Никушкин дэй»… Как мне кажется, нынешний формат немного изжил себя. В ближайшем будущем я собираюсь его полностью переосмыслить. На самом деле видеоблогинг сейчас для меня — это прежде всего очень прикольный опыт. В будущем, если я решу заниматься этим профессионально, буду там чувствовать себя как рыба в воде.

Для справки

Банк ВТБ выступает генеральным спонсором Федерации спортивной гимнастики России с 2006 года.

Материалы по теме

29 мая 2017

<p>Никита Нагорный и Дарья Спиридонова приняли участие в необычном эксперименте, который показал, насколько хорошо ребята знают друг друга </p>
«Семейка медалистов»

Никита Нагорный и Дарья Спиридонова приняли участие в необычном эксперименте, который показал, насколько хорошо ребята знают друг друга 

10 мая 2017

<p>Фоторепортаж с прогулки Давида Белявского и Никиты Нагорного по столице Трансильвании</p>
Гимнасты в городе

Фоторепортаж с прогулки Давида Белявского и Никиты Нагорного по столице Трансильвании

7 марта 2017

<p>Давид Белявский — о свадьбе, космической спортивной гимнастике, «эпик фейлах» и самопиаре</p>
«Мальчишник провели в Афинах. Совсем ничего интересного»

Давид Белявский — о свадьбе, космической спортивной гимнастике, «эпик фейлах» и самопиаре

Новости