«Для дискотек я уже староват»

27 мая 2019

Эксклюзивное интервью с гимнастом Дмитрием Ланкиным

Чемпион Европы по спортивной гимнастике Дмитрий Ланкин в эксклюзивном интервью нашему сайту рассказывает о сложных отношениях с конем, цитирует Вергилия и объясняет, почему русскую пиццу есть можно, а русскую пасту — категорически нет.

 

Папа — футболист, «Зенит» — чемпион, Месси — гений

— У тебя папа — футболист, а мама — гимнастка. Почему пошел по маминым стопам?

— Дело было так: мы шли с мамой с рынка мимо зала спортивной гимнастики — он располагался в двух минутах ходьбы от нашего дома в Майкопе. Тогда там как раз набирали детскую группу. Правда, брали с семи лет, а мне было пять. Мы зашли. Мама начала уговаривать тренеров, мол, вы его хотя бы посмотрите… У нас во дворе были турники, плюс мама сама учила меня шпагаты и складки делать. В общем было что показать. В итоге я подошел к перекладине и подтянулся тринадцать раз. Тренеры удивились и спросили у мамы: «А он шпагаты, стойки и мостики умеет делать?» Я все показал. И они такие: «Давайте, приходите с понедельника» (улыбается). Получилось, самый маленький в группе был я.

— Но футбол в твоей жизни все-таки присутствует: то в «Инстаграме» фотографию с мячом выложишь, то в футболке «Барселоны» снимешься. Смотришь, болеешь?

— Да, за «Барсу» болею с 2009 года. Футбол начал смотреть с Евро-2008, когда наша сборная бронзу взяла. Первый матч, который посмотрел на клубном уровне, — это был финал Лиги чемпионов, когда «Барселона» у «МЮ» выиграла. После того матча и начал за них болеть.

— Любимый футболист — Месси?

— Да, не обсуждается.

— А в России — это старая школа 2008 года?

— Аршавин — очень классный игрок. И в 2008-м был, и еще пару лет, когда в «Арсенале» играл, покер «Ливерпулю» делал. Мне кажется, таких уже не будет в России. В Европе сейчас на серьезном уровне играют только Головин и Черышев. Есть еще Марио Фернандес, он тоже нереально крут. Но, так как он бразилец, не знаю, можно ли его считать нашим.

— А как вообще относишься к процессу натурализации?

— Это конкуренция. Она должна подстегнуть наших ребят, чтобы они усерднее работали, бились за место в составе.

Для дискотек я уже староват

— По российским клубам есть предпочтения?

— Вообще, я РПЛ не очень люблю, но болею за «Зенит». Из-за Аршавина в основном. Он же там играл, потом ушел, а я продолжил болеть.

— Самые популярные видео с Дмитрием Ланкиным — не про гимнастику. Вернее, почти не про гимнастику. Расскажи о проекте «Вам слабо?!». С чего все началось?

— Просто сидели и думали, что бы такого интересного сделать. Никита Нагорный предложил такой формат, и мы начали снимать. Через какое-то время мы решили, что это не должно выпускаться на основном канале Никиты — так появился отдельный канал «Вам слабо?!». Впрочем, потом мы все равно вернулись с этой рубрикой на «Никушкин Дэй», а этот канал забросили...

— Некоторые видео собирают десятки, а то и сотни тысяч просмотров. Продолжаете делать канал чисто «по фану» или это уже нечто серьезное?

— Серьезное, конечно. Это и нам нравится, и зрителям. Если бы это было «просто по фану», то мы бы не разрабатывали график, когда должны выходить серии. Нужно все вовремя отснять, чтобы успеть смонтировать. Тоже ведь труд, к которому мы не подходим с настроением, что, мол, «и так сойдет». Мы стараемся все делать максимально хорошо, чтобы все это круто выглядело.

— Это какой-то доход приносит?

— Разве что в качестве подписчиков — наращиваем аудиторию в своих Instagram-аккаунтах. Другого дохода пока нет. 

— Сумасшедшие трюки, сальто в лифтах… Как тренерский штаб относится к подобному?

— Разговоров с ними на эту тему не было. Даже не знаю, смотрят ли они эти видео. 

— Ты занимаешься спортом с пяти лет, «Озеро Круглое» для тебя, наверное, уже второй дом. Не чувствуешь ли себя здесь как в «золотой клетке»? Есть возможность уйти в загул, потусить?

— В загул особенно ты не уйдешь, потому что осталось всего полтора года до Олимпиады. Впереди чемпионат мира и еще много серьезных соревнований. Ты сам понимаешь, что каждый твой загульный день может стать провалом… всей твоей жизни. Один день загулял — можешь пролететь мимо Олимпиады. И тут ты выбираешь сам: либо сейчас провести время хорошо и погулять, либо… потом еще лучше отдохнуть, но уже после Олимпиады.

 

Для дискотек я уже староват

Конкуренция, допинг и позитивные американцы 

— В 22 года девушки уже заканчивают, а парни, считай, только начинают. Карьера вроде идет в гору. Какие у тебя планы и цели на ближайшее время?

— Скоро в Минске стартуют Европейские игры, там будет турнир в многоборье. Хочу поехать туда и хорошо выступить. Для попадания в олимпийскую команду мне нужны хорошие результаты, поэтому уже сейчас берусь за многоборье. Работы у меня прибавилось, да. Но мне это даже нравится — некогда скучать. Дальше Универсиада, но пока неизвестно, кто туда поедет. Потом Кубок России и главная цель — отбор на чемпионат мира. В перспективе — дальше развиваться в многоборье, потому что на «мир» едет пять человек, а на Олимпиаду — всего четыре. Конкуренция в сборной очень серьезная. Возможно, буду бороться с кем-то за последнюю путевку: либо я, либо кто-то другой.

— В команде чувствуется напряжение из-за этого? В американских фильмах про спорт очень ярко показана такая борьба. Как на самом деле это происходит?

— Все работают над своими ошибками. Если ты будешь какую-то «подлянку» готовить, для тебя это ничем хорошим не обернется. В тебе разочаруются, перестанут доверять, потому что как с таким человеком можно продолжать работать? Руководство также будет разочаровано... В общем никто «подлянок» не делает, каждый работает над чем-то своим, каждый доказывает на снарядах свое право ехать на соревнования. 

— Вы с парнями постоянно вместе. Переносится ли эта дружба куда-то за пределы Круглого? Общаетесь в обычной жизни?

— Да, конечно. Просто там, на «гражданке», у каждого появляются свои дела: семейные, рабочие, интервью, съемки, кто-то на море может уехать... Отношения — да, остаются, просто пересечься зачастую сложнее. Здесь же мы все вместе, тут проще. Вышел, до комнаты за минуту дошел — и поговорил с человеком. 

— Тут, на базе сборной, практически военная дисциплина. Как проводишь свободное время?

— По-разному. Если я, допустим, пришел не сильно уставший, то могу книгу почитать, в PlayStation поиграть. Если устал, то просто лягу спать. 

Для дискотек я уже староват

— С точки зрения диеты — все строго?

— У каждого уникальный организм… и индивидуальный режим питания. Мне с этим очень просто: могу ни в чем себе не отказывать. Но будет глупо, если я пойду и, скажем, пять бургеров съем. Я смогу работать после этого, но, понятное дело, будет тяжело. А так — ни в чем себя не ограничиваю.

У некоторых ребят, правда, один лишний глоток воды может в полкилограмма лишнего веса превратиться. Здесь все от организма зависит. Если ты воды перепьешь, то ладошки будут потеть, станет сложнее крутиться... Мяса переел или чипсов каких-нибудь — и у тебя пузо трясется на разбеге.

— Что по поводу допинга? Как известно, он есть даже в обычном «Терафлю». Как спортсмены контролируют это? Как по глупости не вляпаться в неприятную историю?

— В обычной жизни я ничего не употребляю, даже таблетки от головы. И не болею особо, в прошлом году вот вообще ни разу не было. Если случается недомогание, то это здесь обычно происходит, на базе. Говорю доктору, что простудился, он дает нужные таблетки или пишет, что нужно купить в аптеке. Все очень просто.

— Приходилось сталкиваться с несправедливыми судейскими решениями?

— Мое дело — выйти и сделать то, что должен. А что там уже судьи решают, это от меня не зависит. Если хочешь, чтобы тебя нормально отсудили, то нужно просто быть на голову выше всех. При таком раскладе, даже если захотят засудить, у них это не получится. Лучше этого принципа придерживаться, а не на судей надеяться.

— Вас учат тому, как выглядеть на соревнованиях более расслабленными и позитивными?

— Не то чтобы прямо каждый день, но учат. Случаются моменты, когда тебе говорят: вот здесь нужно было повернуться, обозначить себя, голову поднять. Чтобы все было красиво и четко. Если посмотреть на американцев, то они выступают, словно на каком-то шоу: приземлился, встал, дикая радость и сразу шквал аплодисментов. А мы приземляемся — и должны четко это показать, встать, повернуться к судьям, поклониться, поблагодарить их и только после этого уйти. Для нас это эталон. У них же на этом этапе элементы шоу появляются. 

 

Для дискотек я уже староват

«Все побеждает упорный труд»

— В одном из интервью ты сказал, что многоборье «приходится отрабатывать». Это действительно так?

— Есть четыре основных вида, которые я делаю на определенно высоком уровне (опорный прыжок, брусья, кольца, вольные упражнения. — Прим. ред.). Перекладину сейчас тоже вроде подтянул. У меня проблемы с конем: в детстве «пропустил» этот снаряд, и теперь, чтобы попасть на Олимпиаду, приходится на нем работать с двойной силой. Он — самая большая моя проблема, из-за которой я могу пролететь мимо Токио. В прошлом году практически с нуля начал его осваивать…

— Получается, до сих пор не подружился с ним?

— Ну нет, уже более-менее дружим (смеется). Но все равно время поджимает — некогда дружить, надо работать.

— Дольше всех задерживаешься в зале из-за многоборья?

— Зависит от того, кто сколько снарядов работает в конкретный день. Допустим, кто-то может утром на три снаряда потратить три часа. И на вечерней тренировке — так же. А есть те, кто по часу на два снаряда по той же схеме тратят. Я же стараюсь по четыре пройти и утром, и вечером. И на каждом снаряде нужно по максимуму отработать. Конечно, сложно с этим всем справляться, но ведь никто и не говорил, что будет легко. 

— Чем любишь в обычной жизни заниматься, какие у тебя увлечения? Дискотеки, клубы, боулинг?

— Для дискотек я уже староват, сто лет не был (смеется). Даже не знаю... В последнее время природа очень нравится. Когда почти все время проводишь в закрытом помещении, этого не хватает. Пока зима была, на улицу почти не выходили: очень холодно было. Сейчас прям тянет гулять.

— Когда ближайшее свободное «окно» у тебя?

— По-моему, через десять дней у нас будет «окно» между сборами — пару дней буду дома. А так в субботу вечерняя тренировка заканчивается — и я сразу еду домой. Просто я не один живу, всем внимание нужно уделить. И девушке, и собаке, и самому от базы чуть-чуть отдохнуть, свежим воздухом подышать. 

Для дискотек я уже староват

— Девушка — спортсменка? Как она твой образ жизни воспринимает?

— Да, спортсменка. Она сейчас в Москве находится, но все равно тяжело: видимся не так часто, как хотелось бы. Она все понимает, сама тренируется.

— Расскажи о татуировке. Что означает надпись, это ведь латинский?

— Да, это латынь. Цитата Вергилия: «Все побеждает упорный труд». 

— Твой девиз?

— Да, я больше к труду отношусь, чем к таланту. Есть ребята с врожденным талантом, но без ежедневной работы даже им ничего не добиться. А если с талантом не очень, то еще больше работать надо. 

— Этим ты больше на Криштиану Роналду похож, чем на Месси.

— Ну да, Криштиану — нереальный работяга: по четыре тренировки в день у человека. Но талант у него тоже есть. Месси — это не просто талант, это магия какая-то. 

— А ты можешь, как Роналду, прийти за час до тренировки позаниматься либо остаться после нее в зале? Или у вас так не положено?

— Без тренера — не положено. Если ты что-нибудь не так сделал, травмировался, то отвечать за это будешь сам. Тренеру тоже влетит, конечно. Но его рядом не было, он ничем помочь не мог. Когда ребята вечером уходят, я на полчаса еще остаюсь, «докачиваюсь». Но на снаряды не лезу.

— О своих спортивных планах и мечтах ты рассказал. А что в обычной жизни? Есть какие-то мечты, масштабные планы?

— Масштабные... Есть маленькие, есть большие, как у всех. Хочу в этом году сдать на права и купить машину. Хочу дело открыть — здесь тоже есть над чем подумать. Путешествовать нравится...

— Расскажи, где уже был и куда собираешься съездить.

— Решил себе подарок на день рождения сделать — полетел в Турцию. В первый раз. Поездки с тренировками и без них — это разные вещи. Здесь я прилетел, два дня позагорал на пляже, потом взял экстрим-экскурсию: рафтинг и гонки на багги по горам. Приехал, покушал, поспал. В три часа ночи у меня уже другая экскурсия — в старинный античный город. На сборе так не получится… 

Очень хочу побывать в Венеции, нравится этот город. Не могу объяснить почему, но меня тянет туда. Вообще, я большой любитель Италии, потому что… я большой любитель поесть (смеется). Просто обожаю итальянскую кухню.

— Пицца или паста?

— Определенно паста. Между итальянской пиццей и нашей есть различия, конечно. Но хорошую пиццу можно и у нас поесть. Паста же — это совсем другое блюдо. У нас под ее видом подают какие-то макароны с фаршем, ничего особенного. А там приготовление пасты — это целое искусство.


Для справки

Банк ВТБ выступает генеральным спонсором Федерации спортивной гимнастики России с 2006 года. На Олимпиаде в Рио наши гимнасты принесли в копилку сборной 8 медалей, включая золото капитана команды Алии Мустафиной.

Поделитесь с друзьями:
Facebook Вконтакте Твиттер Одноклассники LiveJournal МойМир Google Plus Эл. почта
Подписаться на новости раздела «Спорт»
Материалы по теме

21 мая 2019

<p>
	 Мария Пасека — о внедорожниках, татуировках и планах на будущее
</p>
 «Мне иногда кажется, что папа хотел мальчика»

Мария Пасека — о внедорожниках, татуировках и планах на будущее

16 мая 2019

<p>
	 Никита Нагорный — о тяжелейшем кризисе, свадьбе и большой мечте
</p>
 «Надеюсь, после Олимпиады Ургант пригласит к себе всю нашу команду»

Никита Нагорный — о тяжелейшем кризисе, свадьбе и большой мечте

22 июня 2017

<p>
	 Артур Далалоян — о лайках, голом торсе, умении вовремя сказать нет и встрече Нового года под Эйфелевой башней
</p>
 «Мне нужно много драйва! Я живу эмоциями»

Артур Далалоян — о лайках, голом торсе, умении вовремя сказать нет и встрече Нового года под Эйфелевой башней

Новости