«В сильную жару закипает не только техника, но и мозг»

1 августа 2019

Большое интервью с Антоном Шибаловым, победителем ралли-рейда «Шелковый путь — 2019»

В составе команды «КАМАЗ-мастер» немало титулованных гонщиков. Эдуард Николаев, Айрат Мардеев и Андрей Каргинов — победители престижнейшего ралли-рейда «Дакар». На их фоне успехи Антона Шибалова, только что выигравшего «Шелковый путь — 2019», возможно, пока выглядят не так ярко. Однако не стоит забывать, что Антон — трехкратный триумфатор гонки Africa Eco Race, победить на которой почти так же сложно, как на «Дакаре». Поэтому «золотой тигр» ралли-рейда по дорогам России, Монголии и Китая достался Шибалову вовсе не случайно. 

— Со стороны создалось впечатление, что гонка сложилась для вас очень «гладко», почти идеально, так ли это на самом деле?

— Так действительно может показаться, но только со стороны. Поверьте, приключений хватало. Это и проколы колес, и некоторые технические проблемы, которые, впрочем, не повлияли на результат, и навигационные трудности. Ведь в сильную жару, образно говоря, закипает не только техника, но и мозг. На первых этапах много проблем создала узкая трасса, совершить обгон на которой практически невозможно. А попытки обойти соперника по кустам завершались проколом. Идеальная гонка – когда лидируешь с начала и до конца.

— Для вас самого победа не стала неожиданностью, ведь вам противостояли хоть и партнеры по команде, но обладатели золота «Дакара» Айрат Мардеев и Андрей Каргинов?

— Сильных соперников хватало помимо Айрата и Андрея. Это и МАЗовцы во главе с Сергеем Вязовичем, и старый волк Мартин ван ден Бринк из «Рено». Думаю, победа сложилась из совокупности факторов. Мы старались ехать надежно, но быстро. Времени не теряли, на трассе почти не останавливались, за исключением замены шин из-за проколов.  

— За исключением победы, чем еще вам запомнился «Шелковый путь – 2019»?

— Новыми локациями, прежде всего. Красивый старт в Иркутске, разнообразный ландшафт в Монголии и Китае. Хотя в Монголии большую часть трассы шли на максимальной скорости, такого даже на «Дакаре» не встретишь. Очень понравилось гостеприимство, с которым нас встречали. Особенно в России и Монголии, китайцы все же поскромнее. Запомнилось то, что болельщики не просили подарить кепку или еще какой-нибудь атрибут, а просто общались и фотографировались с нами. 

 

В сильную жару закипает не только техника, но и мозг

«Еще за полторы недели до старта на моем грузовике не было ни кузова, ни кабины»

— После половины гонки «КАМАЗ-мастер» в полном составе уступал белорусу Сергею Вязовичу из «МАЗ-СПОРТавто», это казалось неожиданным…

— Нет, мы ожидали острой конкуренции со стороны Сергея. К тому же на своем новом грузовике он не так давно выиграл гонку в Марокко. Вязович — сильный раллист, поэтому выиграть у него за счет одной скорости очень сложно. К сожалению, он сам допустил ошибку в дюнах, не рассчитав траекторию и перевернувшись. Из-за серьезных повреждений грузовика Сергею пришлось завершить гонку.

— Вязович привез на «Шелковый путь – 2019» малообкатанный грузовик компоновки «капотник», тем не менее он уверенно лидировал до того момента, как сошел с дистанции. Вам не кажется, что это тревожный звонок для традиционных бескапотных «КАМАЗов»?

— Всегда тревожно, когда соперники совершенствуют свою технику. С другой стороны, это хорошо тем, что не позволяет и нам стоять на месте. И если все же капотная конфигурация докажет свое преимущество над традиционной, не исключено, что «КАМАЗ-мастер» также перейдет на такие грузовики.

— Но почему тогда «КАМАЗ-мастер» так долго доводит до кондиции свой «капотник», который создан более четырех лет назад, но в гонках пока не так удачлив?

— Нет, он доведен, но там, насколько я знаю, есть определенные проблемы с сертификацией. К тому же наши традиционные грузовики вполне конкурентоспособны, поэтому нет смысла бросать «капотник» в бой, пока он не доказал свое явное преимущество. 

— На этом «Шелковом пути» вы опробовали несколько новинок. К примеру, как я понимаю, появилась подвеска кабины. Насколько она уменьшила тряску и облегчила «страдания» экипажа?

— Подвеска кабины, разумеется, хороша с точки зрения комфорта, если это слово вообще применимо в ралли-рейдах. Хотя я бы не сказал, что изменения настолько велики. Однако, с другой стороны, в машине появился еще один подверженный механическим поломкам узел. Грузовик стал мягче, но жесткая рама придает больше уверенности, что при экстренной нагрузке машина «не разломится». Так что подвеска кабины — палка о двух концах. Пока мы продолжаем изучать и тестировать ее эффективность. Возможно, мы продолжим ее улучшение, а возможно, свернем на какой-то другой путь. Потому что проблемы с ней в ходе гонки были. 

— Говорят, что на этой гонке вы выступали на машине, которую с трудом удалось восстановить после серьезной аварии…

— Да, грузовик был заново собран после аварии в Казахстане, где на нем выступал Эдик Николаев. Деформированную раму с неправильной геометрией исправили, кабину взяли с машины Димы Сотникова. Еще за полторы недели до старта «Шелкового пути» на грузовике не было ни кузова, ни кабины. Но благодаря общим усилиям команды успели в срок, хотя я уже начинал сомневаться. Механики смеялись и подбадривали, мол, вы на ней еще выиграете. Так и вышло.

 

В сильную жару закипает не только техника, но и мозг

«Неудобства на бивуаке? Побывайте в Мавритании…»

— Вы уже более десяти лет в составе команды «КАМАЗ-мастер», однако, за исключением Africa Eco Race, который вы выигрывали трижды, победы вас не жаловали. Можете объяснить почему?

— Трудно ответить на этот вопрос. Ссылаться на невезение не хотелось бы. Могу лишь сказать, что в этом году появилось больше хорошей спортивной злости. Сколько можно проигрывать? Впрочем, как, наверное, правильно шутят в команде, свой главный приз я завоевал еще пять лет назад, когда познакомился на «Шелковом пути» с моей будущей супругой Катей.

— Не устали за десять лет от кочевой жизни, от палаток под открытым небом, от элементарного отсутствия удобств и комфорта на «диких» бивуаках?

— Не сказать, чтобы устал. Наоборот, перемена обстановки, уход от ежедневной рутины — всегда во благо. А что касается неудобств на бивуаках… Если вы попадете, скажем, в Мавританию, то многое пересмотрите и начнете ценить собственную сферу обитания. В том числе даже самую захолустную российскую деревню. Конечно, каждый с детства привыкает к чему-то своему, но всегда любопытно и полезно побывать в местах, где уровень жизни очень невысок. Мы часто жалуемся на временные отключения воды или света, но не рассматриваем ситуацию с точки зрения людей, у которых этого никогда не было и в помине. К слову, организаторы «Шелкового пути» всегда пытаются создать для гонщиков максимально комфортные условия. По уровню душевых или туалетов даже «Дакару» есть чему поучиться. У нас чище и аккуратней.  

— Насколько победа на «Шелковом пути» важна для вас? Чтобы победить на «Дакаре», гонщик обязан быть уверенным в себе и немного «наглым». Теперь вы обрели эту спортивную «наглость»?

— Конечно, я готов к победе на «Дакаре», даже несмотря на то, что в нашей команде есть пилоты значительно опытнее меня. У меня за спиной всего четыре «Дакара», на некоторых из них я выступал в качестве боевой технички. На других получал невысокий стартовый номер, с которого сложно сразу выбиться в лидеры. Стоит остановиться на трассе, чтобы помочь партнеру по команде или выдернуть кого-то из песка, — временные потери становятся практически невосполнимыми. Особенно на «трамвайных» трассах, где обгон невозможен из-за узости или пыли. Тогда теряешь минуты за спиной более медленного соперника. Все это производит эффект снежного кома. Однако я не считаю, что личная победа на «Дакаре» важнее командной. Потому что каждый из нас, даже не поднимаясь на пьедестал, вносит частичку в общий успех. Зачастую приходится жертвовать своим результатом ради помощи партнерам, даже переставлять детали с одной машины на другую. Надеюсь, все болельщики это понимают.  

 

В сильную жару закипает не только техника, но и мозг

«Победу хотелось бы посвятить жене»

— В ближайшее время вы станете отцом. Какие сейчас испытываете чувства? Кого хотите больше, мальчика или девочку? Страха не испытываете?

— Страха, конечно, нет, а вот мандраж присутствует, ведь это наш первый ребенок. Пол большого значения не имеет, главное, чтобы ребенок родился здоровым. Хотя я почему-то всегда больше хотел девочку. Девочка и будет.

— Ваша жена сейчас входит в пресс-службу «КАМАЗ-мастер». На гонки ездите вместе или Катя, как жена космонавта, терпеливо дожидается дома?

— Обычно вместе, даже на этот «Шелковый путь» рвалась. Но я был против, ведь в ее положении важен комфорт, доступность медицинских услуг. Трудно сказать, как с этим обстоят дела в Монголии или Китае. Так что Кате приходилось следить за гонкой дистанционно. Тяжело, конечно, но она терпеливая. Звонками не «терроризирует». Хотя этой победы она ждала, наверное, больше меня. Поэтому хотелось бы посвятить мой нынешний успех именно жене.

 

В сильную жару закипает не только техника, но и мозг

«Это счастье — когда любимое хобби совпадает с работой»

— Немного о ваших хобби. Тяга к картингу, с которого вы начинали, понятна. Но любовь к сноуборду… Мало тряски и адреналина на трассе?

— Для меня сноуборд скорее разрядка, чем спорт. Я катаюсь очень спокойно, избегаю крутых склонов, даже если меня туда зовут. В общем — релаксирую.

— В то же время вы, вроде бы, любите рыбачить. Как автоспорт уживается с рыбалкой?

— Возможности выбираться на рыбалку в последнее время практически нет. Но тяга к рыбалке у меня на генетическом уровне. Ее очень любят и мой отец, и мой дедушка. Ему уже 87 лет, а все равно каждый раз просит отца брать его с собой на рыбалку. Возможно, в этом и есть секрет его долголетия. Он — молодец, в душе до сих пор остается подростком.

— Какие-то еще хобби: кино, книги, коллекционирование марок, к примеру, или коллекционирование призов? 

— Все мои трофеи хранятся в квартире у мамы, так сложилось исторически. У меня дома специальной полки или шкафа для них пока нет. Другие хобби? Да даже затрудняюсь ответить. Ничего особенного.

— Автоспорт для вас на всю жизнь или мечтаете о чем-либо еще? 

— Хотелось бы продолжать карьеру автогонщика как можно дольше. Пример для меня — японец Йошимаса Сугавара, которому 78 лет, но он продолжает участвовать в «Дакаре». У меня в голове не укладывается, как в таком возрасте можно выходить на трассу ралли-рейдов. Так что пока у меня есть здоровье и желание — продолжу гоняться. Тем более, что мне выпал шанс выступать за «КАМАЗ-мастер». Редко бывает, что любимое хобби совпадает с работой. Об отдаленном будущем стараюсь не думать, сейчас не хотелось бы его приближать. 

Для справки

Банк ВТБ выступает генеральным спонсором раллийной команды «КАМАЗ-мастер» с 2005 года. На счету российской команды 16 побед в легендарном ралли-марафоне «Дакар».


Поделитесь с друзьями:
Facebook Вконтакте Твиттер Одноклассники LiveJournal МойМир Google Plus Эл. почта
Подписаться на новости раздела «Спорт»
Материалы по теме

18 января 2019

<p>
	 Главные итоги «Дакара-2019»
</p>
 Едут все, а побеждает КАМАЗ!

Главные итоги «Дакара-2019»

18 декабря 2017

<p>
	 Сможете ли вы отделить высказывания знаменитых автогонщиков от слов великих писателей, политиков и деятелей искусства?
</p> Тест: кто это сказал?

Сможете ли вы отделить высказывания знаменитых автогонщиков от слов великих писателей, политиков и деятелей искусства?

18 ноября 2016

Семикратный чемпион «Дакара» — о принципах, по которым он живет и добивается успеха Правила жизни Владимира Чагина
Семикратный чемпион «Дакара» — о принципах, по которым он живет и добивается успеха
Новости