«Все наши силы направлены на то, чтобы сохранить максимум людей»

9 июня 2020

Интервью эпохи пандемии c директором фонда «Старость в радость» Елизаветой Олескиной

Директор благотворительного фонда «Старость в радость» Елизавета Олескина — о том, какие проблемы в области ухода за пожилыми людьми обнажила пандемия, почему так сложно петь в Zoom и как пандемия изменила работу фонда и жизнь его подопечных.

— Как пандемия отразилась на работе фонда «Старость в радость»?

— Сейчас изменилась работа всех организаций: почти все категории людей, которым помогают благотворительные фонды, так или иначе попали в зону риска. Наши подопечные — пожилые люди, люди с инвалидностью, люди, зависимые от помощи и ухода, к сожалению, входят в зону риска в квадрате. Сейчас все наши силы направлены на то, чтобы помочь людям в учреждениях (особенно тем, кто живет в домах престарелых и психоневрологических интернатах) избежать заражения, а если оно произошло — сохранить максимум людей.

— Из-за пандемии многие впервые услышали о Вяземском доме-интернате, где произошла сильная вспышка коронавируса. 

— Действительно, первым учреждением, где случилась вспышка, волею судеб оказался интернат, который фонд опекает много лет, — Вяземский. 

С одной стороны, для нас это особенно больно: мы знакомы там с каждым человеком лично. С другой — в этом интернате у нас была возможность пройти все этапы работы во время заражения и получить опыт, который в значительной степени помог подготовиться к вспышке другим учреждениям. Совместно с руководством интерната мы всеми силами старались сохранить систему помощи и ухода, которая дала бы возможность не допустить самого тяжелого развития событий.

Сейчас в России уже порядка 200 учреждений с подтвержденным коронавирусом. Как только начал болеть персонал учреждений, мы стали выводить своих дополнительных сотрудников. Потом и их стало не хватать, и мы принялись искать дополнительных работников, которые были бы готовы ухаживать за людьми. Стали пытаться организовать уход и сопровождение в больницах, потому что людей с высокой температурой и симптоматикой стали увозить в больницы, которые не предназначены для лечения ослабленных пожилых людей, пациентов с хроническими заболеваниями или психическими расстройствами, требующих ежедневного ухода и помощи. Мы стали нанимать персонал и туда, оснащать их средствами по уходу, лекарствами. 

Сейчас самая большая проблема — это, конечно, необходимость постоянно поддерживать помощь и уход на нормальном уровне. В учреждениях, которые закрылись на превентивную изоляцию по коронавирусу, качество помощи ухудшается, потому что невозможно закрыться с необходимым количеством сотрудников: их все равно будет меньше, чем надо. 

Если в учреждении началась вспышка, это уже просто беда. Сотрудники заболевают, выбывают. Тогда фонд ищет людей, которые готовы ухаживать, временно заменяя заболевших. 

К слову, Вяземский интернат — один из первых, кто уже переходит к этапу реабилитации. Это время, когда нужно быть очень сосредоточенными, чтобы качество помощи, ухода, лечения было на высоком уровне. Иначе можно потерять довольно многих. 

02_Все наши силы направлены на то, чтобы сохранить максимум людей
© «Старость в радость»

— Чувствуете ли вы личную ответственность за сотрудников, которые приходят работать в учреждение, где случилась вспышка?

— Мы все понимаем, что сотрудник, который входит в учреждение, рискует заразиться и заболеть. Это факт. С каждым новым сотрудником — и с помощниками по уходу, и с медиками — мы проговариваем, что риск заразиться есть у всех, но стараемся, насколько это возможно, минимизировать его за счет средств защиты и правильной организации работы. 

Многие наши санитарочки в регионах перенесли болезнь. К счастью, у большинства она прошла в легкой форме, но есть те, кто болел очень тяжело. Страшно, но все равно надо ухаживать за людьми. Не можем же мы бросить пожилых людей умирать от отсутствия помощи и ухода.

— Как изменилась ваша работа с практической точки зрения?

— Сейчас вся наша работа переведена в удаленный формат. Это касается методологической поддержки учреждений, консультирования, обучающих семинаров для сотрудников, волонтерских активностей. 

Даже наши поездки, формат которых не менялся почти 15 лет, модифицировались и превратились в онлайн-поездки. Сейчас мы каждый день проводим по несколько десятков онлайн-встреч с подопечными интернатов. Тоже с песнями, разговорами и мастер-классами, но мне (и нашим волонтерам) все равно, конечно, очень не хватает возможности обнять человека, взять за руку, поговорить, посмотреть в глаза. 

Но поддерживать связь хотя бы через экран компьютера очень важно и для пожилых людей, и для волонтеров, которые многие годы их навещали и не мыслят без этого своей жизни. 

—  Сложно ли было подопечным фонда, пожилым людям, привыкать к онлайн-форматам? 

— Вы знаете, мы сначала тоже думали, что для пожилых людей это будет сложно и некомфортно. Но сейчас у нас уже между домами частушечные батлы по Zoom идут, часто без всякого нашего участия... Не стоит преувеличивать сложность адаптации к технологиям пожилых людей. Скорее надо решить вопрос технического обеспечения — чтобы банально были планшеты и Интернет. Конечно, непривычно петь «Катюшу», глядя в квадратные картинки Zoom, где твои знакомые родные лица пожилых людей, но это точно лучше, чем не делать ничего и ждать, когда закончится пандемия. 

Мы еще в середине марта запустили акцию «Мы рядом», стараясь по максимуму оснастить наши учреждения Интернетом, планшетами, ноутбуками. Сейчас особенно важно не ухудшить качество жизни подопечных, которое у них было до пандемии. 

Конечно, очный формат обязательно вернется, как только это станет возможным, но и дистанционный, я думаю, у нас обязательно останется. Ведь это в том числе возможность общаться чаще и с большим количеством пожилых людей и инвалидов. 

— Наверное, сейчас и подопечным, и сотрудникам очень нужна психологическая помощь.

— Сама ситуация изоляции очень болезненна и для пожилых людей на дому, и в интернатах, и для сотрудников. Если в учреждение уже зашел вирус, человек, даже если не болеет, все равно испытывает жесточайший стресс. 

Некоторые учреждения закрылись на карантин вместе с психологами. Есть горячие линии психологической помощи, с которыми мы сотрудничаем. Сейчас мы запустили проект «Служба Дружба» — телефонное волонтерство для пожилых людей, которые живут дома и испытывают дефицит общения: им хочется поговорить, но они не могут даже из дома выйти. Наши волонтеры-психологи помогают им пережить эту ситуацию. 

03_oВсе наши силы направлены на то, чтобы сохранить максимум людей
© «Старость в радость»

— Пандемия, по-вашему, шаг к развитию или путь к деградации? 

— Как и любая чрезвычайная ситуация, пандемия обострила проблемы, которые существовали и которые давно надо было решать. 

Это нехватка рук в интернатах: мы всегда нанимали нянечек, но сейчас приходится делать это судорожно, потому что это стало вопросом выживания. Мы всегда говорили, что должна быть хорошая скоординированность между больницами, поликлиниками и социальными учреждениями, но сейчас мы видим, как пожилых людей госпитализируют в больницу и не передают им ни личных вещей, ни лекарств от сопутствующих заболеваний.

Все это надо будет выстраивать в мирное время. Но сейчас проблемы стали фатальными. 

При этом пандемия подсвечивает людскую доброту и готовность быть сплоченными. Когда в учреждениях случается беда, директор за сутки должен превратить свой интернат в полевой госпиталь: раздобыть все средства защиты, необходимые лекарства. Делать это в одиночку совершенно невозможно. Должны подключиться местный Минздрав, Минсоц, МЧС, благотворительные организации.

Здесь мы очень чувствуем поддержку людей, которые понимают, насколько тяжело тем, кому мы помогаем. Кто-то помогает закупить лекарства, кто-то обеспечивает средствами защиты. 

Нам, к счастью, помогают разные крупные компании – со многими мы работаем подолгу, и сейчас они с нами. В их числе и банк ВТБ, с которым мы давно дружим. В команде банка есть свое волонтерское движение: они навещают подопечных нескольких учреждений, собирают подарки на Новый год, оплачивают работу нянечек и покупку средств по уходу. Кроме того, банк оказывал нам благотворительную помощь из собственных средств. Сейчас ВТБ тоже нас поддержал и запустил программу в пользу подопечных фонда. Это новая механика: теперь управляющая компания ВТБ Капитал Инвестиции 20% вознаграждения за управление активами ВТБ — Фонд Золото будет направлять в пользу наших подопечных. Инвестируя в фонд, клиенты смогут принять участие в помощи подопечным «Старость в радость» — но важно, что все деньги перечисляются из прибыли ВТБ от управления активами.

Для нас этот проект ВТБ со встроенной благотворительностью — правильное и естественное развитие взаимоотношений. Я очень надеюсь, что и здесь мы сможем общими усилиями поддержать многих людей.

— Снизилось ли у фонда количество пожертвований в пандемию?

— Расходы фонда увеличились сейчас в три-четыре раза. Объем необходимой помощи катастрофически возрос, мы едва справляемся, но не можем перестать помогать. Слава богу, люди откликаются, но это гонки на выживание: например, средства дезинфекции, которых раньше учреждению хватало на полгода, сейчас уходят за две недели. 

Санитарочка в мирное время получала 20 тысяч. Сейчас за такие деньги подвергать риску свое здоровье никто не хочет, поэтому зарплата кратно увеличивается. И все это надо срочно, во все интернаты, где заболевают, — а заболевают все больше и больше. Но, дай бог, чтобы все откликались, и мы обязательно прорвемся. 

04_Все наши силы направлены на то, чтобы сохранить максимум людей
© «Старость в радость»

— Какие из наработанных практик вы продолжите использовать, когда мы вернемся к привычной жизни?

— Прежде всего, мы будем продолжать развивать те практики и подходы, которые сейчас в буквальном смысле проходят испытание на прочность в боевых условиях. Необходимо обеспечивать качество жизни, качество ухода и помощи людям, которые в этом нуждаются. 

Совершенно точно останутся все формы видеоволонтерства — это потрясающая возможность, когда, например, на один кулинарный мастер-класс могут собраться учреждения Алтая, Иркутска, Подмосковья, наши волонтеры из разных регионов. Это возможность познакомиться, увидеть друг друга. 

Думаю, оставим дистанционные формы консультирования, вебинаров, тренингов, семинаров для сотрудников стационарных учреждений и тех, кто работает на дому. 

Сама ситуация пандемии должна прежде всего стать возможностью извлечь некоторый опыт. Поэтому сейчас наша позиция — не разбираться, кто прав, а кто виноват. Но, когда все схлынет и люди будут вне опасности, надо будет правильно выстроить межведомственное взаимодействие и сделать так, чтобы о нуждающихся в уходе людях знала государственная система. 

— Как вы сами переживаете самоизоляцию?

— Для меня самое трудное, как и для всех, это понимание того, что пандемия может продлиться довольно долго. 

Но я очень боюсь, что есть учреждения, где люди тяжело болеют и о которых мы не знаем, потому что они не рассказывают о себе. Мы работаем примерно с 350 интернатами в 50 регионах России. Примерно 40 интернатам мы помогаем персоналом, лекарствами, средствами защиты. Более чем в 200 учреждениях вспышки коронавируса. Всего интернатов в России более полутора тысяч.

Очень страшно думать, что сейчас мы с вами разговариваем, а на дому мучаются люди, которые остались без ухода и возможности получить медицинскую помощь, потому что по профильным заболеваниям их госпитализировать не могут, а сотрудники, которые раньше за ними ухаживали, сейчас переброшены на борьбу с COVID-19.

Мне очень страшно, что мы даже не сможем подсчитать косвенные потери — сопутствующие COVID-19 смерти, которые должны привести к выводам о необходимости перестройки помощи на дому и поддержке семей, которые ухаживают за своими тяжелобольными родственниками. 

Общим попустительством мы можем потерять многих именно из-за того, что вирус бьет в том числе исподтишка: обостряет хронические заболевания, ухудшает психическое состояние. Для нас важно сделать все возможное, чтобы сохранить человека. 

Очень хочется, чтобы мы понимали: с завершением пандемии людям будут нужны реабилитация, особенный уход и поддержка. От государства, общества, благотворительных организаций и бизнеса потребуется огромное количество усилий. Будет казаться, что враг побежден, но люди будут еще ослаблены и подавлены. Важно этот момент не пропустить, потому что иначе это будет стоить жизни людей. 

— Что вы сделаете первым делом после карантина?

— Я очень надеюсь, что, как только это станет возможным, мы сможем встретиться, взяться за руки, обняться, поплакать, помянуть тех, кто ушел, и понять: жизнь продолжается.

Для справки

Благотворительный фонд «Старость в радость» был зарегистрирован в 2011 году. Он вырос из возникшего в 2007 году одноименного волонтерского движения, главной задачей которого первоначально было улучшение качества жизни пожилых людей в домах престарелых. Постепенно фонд стал работать во всех социальных учреждениях, где живут пожилые люди и инвалиды, и оказывать помощь, в том числе патронажную, на дому. Стратегическая цель фонда — выстроить в России систему помощи, которая будет доступна каждому пожилому человеку и человеку с инвалидностью, оказавшемуся в трудной жизненной ситуации. На данный момент «Старость в радость» курирует более 350 домов престарелых и психоневрологических интернатов по всей России. Имеет свои патронажные службы на дому. Банк ВТБ оказывает благотворительную помощь фонду с 2017 года.



Поделитесь с друзьями:
Facebook Вконтакте Твиттер Одноклассники LiveJournal МойМир Google Plus Эл. почта
Подписаться на новости раздела «Общество»
Материалы по теме

4 сентября 2019

<p>
	 Директор хосписа «Дом с маяком» в Московской области Ольга Дьяконова — о том, что значат три дня для родителей неизлечимо больного ребенка
</p>
«Жизнь ребенка — это абсолютный приоритет»

Директор хосписа «Дом с маяком» в Московской области Ольга Дьяконова — о том, что значат три дня для родителей неизлечимо больного ребенка

4 июля 2018

<p>
	Видеорассказ о поездке в дом престарелых с Лизой Арзамасовой и Родионом Газмановым 
</p>
 Старость не должна быть одинокой

Видеорассказ о поездке в дом престарелых с Лизой Арзамасовой и Родионом Газмановым 

18 апреля 2018

<p>Интервью с директором благотворительного фонда «Старость в радость» Елизаветой Олескиной</p>
«Многие наши подопечные — это уходящая эпоха, которую хочется успеть обнять и поблагодарить»

Интервью с директором благотворительного фонда «Старость в радость» Елизаветой Олескиной

Все новости