04 окт 2022

«Отцовство показало, что по-настоящему важно»

Интервью с теннисистом Кареном Хачановым

01_«Отцовство показало, что по-настоящему важно»
Карен Хачанов с серебряной медалью XXXII летних Олимпийских игр в Токио © Алексей Филиппов, РИА Новости

Недавно закончился один из турниров «Большого шлема» — US Open, на котором теннисист Карен Хачанов дошел до полуфинала. Мы поговорили с ним о подготовке к крупным турнирам, поездках с семьей и планах на будущее.

— Давайте разберем US Open по горячим следам. Какие задачи ставили перед собой на этот турнир? Какая у вас была форма?

— Вторую часть этого сезона я начал играть достаточно стабильно. У меня были неплохие результаты: доходил до четвертьфиналов и полуфиналов. На US Open хотелось показать более яркий результат: подальше пройти, выигрывать встречи. Тем более я был в хорошей форме: после отстранения от Уимблдона появилось больше свободного времени — и отдохнуть, и потренироваться, и поплотнее поработать с командой. Эта подготовка дала свои плоды.

В Америке первые турниры серии Masters сыграл не так хорошо, как планировал, поэтому в Нью-Йорк приехал, немного волнуясь, и хотел выступить удачно. После первого матча получилось пройти дальше, и я стал играть все лучше. Очень доволен, что получился хороший турнир. Чем больше проходишь стадий, тем больше веришь, что можешь дойти до конца и поднять кубок.

— В четвертьфинале вы красиво переиграли Ника Кирьоса, который до этого выбил Даниила Медведева. В подобных случаях, когда играете против обидчиков партнеров по сборной, настраиваете себя дополнительно, что нужно вдвойне разозлиться и выиграть?

— Честно — нет. Теннис все равно остается индивидуальным видом спорта. Выиграл бы Даня у Ника, тогда два соотечественника играли бы между собой. Поэтому я не думал об этом и настраивался на самого Кирьоса, который в лучшей своей форме. Нам предстоял тяжелый матч, и основной задачей было сделать все от меня зависящее, чтобы его обыграть. Мне это удалось.

— Нет ли у вас ощущения, что вы слишком сильно эмоционально и физически выложились в матче с Кирьосом, и на полуфинал с Каспером Руудом немного не хватило?

— Сто процентов. Турниры «Большого шлема» тем сложны, что длятся две недели и играть надо каждые два дня. У тебя есть день отдыха, но он проходит очень быстро. В день матча после окончания игры остается мало времени, чтобы отдохнуть и куда-то сходить. На следующий день ты пришел на корт, немного потренировался, и вот день уже прошел — тебе снова играть. Физически это выматывает. Психологически тоже тяжело держать турнир в фокусе, сохранять концентрацию. У меня были тяжелые матчи с первого круга: по четыре сета, потом по пять — и было два дня отдыха. Первый я просто ничего не делал: после матча с Кирьосом лег спать в 4:30 утра и весь день отлеживался. На следующий немного потренировался, и все, опять матч. Физически чуть «подсел» и чувствовал это с самого начала. Это не оправдание поражению, просто факт. Все равно я постарался на морально-волевых доиграть, но немного не хватило.

02_«Отцовство показало, что по-настоящему важно»
Карен Хачанов в финальном матче мужского одиночного разряда на теннисном турнире XXXII летних Олимпийских игр в Токио © Алексей Филиппов, РИА Новости

— На каком эмоциональном «топливе» вам проще играть? Нужно быть по-спортивному злым и желающим только победы, настроенным только на себя и не думать о сопернике или просто чувствовать азарт игры, в котором и так достаточно нерва?

— Я бы сказал, что нужно всего понемногу. Но в моем случае злость на соперника, скорее, не присутствует. Я больше люблю сфокусироваться на себе, думать о своих целях и о том, что поможет мне выиграть и пройти дальше.

— Что можете сказать про победителя US Open Карлоса Алькараса? Общий информационный фон в отношении него в последнее время невероятно комплиментарный.

— Сто процентов, все заслуженно. На кону с Каспером Руудом у них был финал, первый турнир «Большого шлема». Тот из них, кто выигрывал, становился первой ракеткой мира. Алькарас одержал победу и заслуженно занял первую строчку. Могу только хорошие вещи про него сказать.

— Когда вернулись в Москву, куда первым делом захотелось сходить?

— В первые дни хотелось просто побыть дома. Не видел сына полтора месяца с момента, как улетел на американскую серию. Два дня были какие-то дела, но мы выезжали на них всей семьей: с женой и сыном. А потом просто сидел дома и играл с сыном. Дальше уже встречи — с друзьями, семьей. Сходил на матч «Динамо» — «Зенит» в субботу.

— В одном из интервью вы говорили, что ваша жена Вероника по возможности ездит с вами на все турниры. Сын тоже?

— Вероника ездила со мной почти на все турниры до 2019 года, но когда родился ребенок, она редко куда-то выбиралась. Потом случился ковид и карантин, сначала вообще было нельзя ездить, потому что не давали аккредитацию на турниры. Хотя мы как раз планировали снова вернуться к совместным поездкам.

Только в прошлом году жена с сыном съездили на несколько турниров вместе со мной. А на два турнира Вероника летала одна. Мы обсуждаем с ней условия, стараемся понять, где удобно с ребенком, а где нет, куда не очень долго лететь. Сейчас перелеты стали довольно сложными. Я бы очень хотел видеть семью рядом с собой как можно чаще, но не всегда это удается.

— Какую страну и город ваш сын считает домом?

— Не знаю, не задавали ему этот вопрос. Но мы и правда все время на чемоданах и в переездах. Везде понемногу бываем — на две-три страны живем. Обещаю спросить у него об этом, надеюсь, что назовет Москву.

— Вы уже в три года начали заниматься теннисом. А для сына определили какой-то предпочтительный вид спорта?

— Он потихоньку начал ходить на гимнастику и джиу-джитсу. Осваивает азы спорта, чтобы развивать разные качества: на гимнастике это осанка, растяжка и гибкость, а еще сила — висеть на турнике, брусьях. На джиу-джитсу больше вырабатывается дисциплина: надо слушать тренера и выполнять все задания. А дальше уже посмотрим, сын пока маленький. Может, лет с пяти будет понятнее, какие у него физические качества, высокий он или нет. Будем опираться на это и понимать, что ему самому нравится.

— Что для вас приоритетнее в отношении сына: серьезная учеба или спорт?

— Я в любом случае хотел бы, чтобы спорт присутствовал в его жизни, если ему будет нравиться этим заниматься. Мы с Вероникой точно поддержим его. Но если сын скажет, что ему интереснее уйти в учебу, то мы тоже будем «за». Первое время он будет совмещать — учиться и заниматься спортом, как это было у меня.

03_«Отцовство показало, что по-настоящему важно»
Карен Хачанов в матче ¼ финала одиночного разряда среди мужчин на турнире «ВТБ Кубок Кремля» © Алексей Филиппов, РИА Новости

— Спортсмены иногда категорически не хотят отдавать своего ребенка в тот вид спорта, которым занимались сами. Это бывает связано с каким-то большим разочарованием, чувством несправедливости от потраченных денег, сил и времени. У вас в отношении тенниса такого чувства со временем не появилось?

— Нет, у меня такого чувства нет. Наоборот, на своем опыте и пройденном пути я могу понимать, что хорошо и плохо, что нужно и нет. Но и заставлять сына идти именно в теннис я бы не хотел. Мне нравятся разные виды спорта: я слежу за хоккеем, футболом, баскетболом. Если он выберет что-то из них, тоже буду рад.

— А шахматы?

— Шахматы — тоже прекрасно. Я ими занимался два года лет с десяти. Мои папа и дедушка хорошо играют. Но, повторюсь, мне прежде всего будет интересно понять, что захочется делать самому сыну.

— Как в целом вас изменило отцовство? Может быть, этот опыт дал вам какие-то новые качества как человеку и теннисисту?

— Начинаешь осознавать, что по-настоящему важно, а что второстепенно. Это не значит, что какие-то вещи не могут пересекаться, просто, самое главное, чтобы дети были здоровы и счастливы. Поставить их на ноги — то, ради чего многие люди и живут. Отцовство хорошо показало мне это. Перед глазами встала четкая картинка, как все должно быть. В спорте это тоже помогает — появилось умение расставить приоритеты. Я стал взрослее, увереннее, серьезнее и ответственнее. Ведь теперь отвечаю не только за себя, но и за маленького человека.

— В этом году Серене Уильямс исполняется 41 год и она объявила о скором завершении карьеры. При этом она отметила, что если бы была мужчиной, продолжила бы играть. У вас есть понимание, какую еще часть своей жизни вы готовы посвятить теннису как спортсмен?

— Тяжело сказать. Надо загадывать на много лет вперед, что я не очень люблю делать. Если говорить про меня, все будет зависеть от психологической и физической готовности. Готов ли я буду продолжать ездить по турнирам с семьей или без семьи? Сохранится ли у меня мотивация, чтобы тренироваться и доказывать, что я могу быть одним из лучших? Очень много составляющих влияет. Пока они будут присутствовать у меня в нужном объеме, я продолжу играть.

— Если не теннис, то что?

— Поживем — увидим. Есть много разных идей. Моя жизнь могла бы быть связана с теннисом и спортом, я мог бы тренировать, например. Есть у меня идеи и вне спорта. Жизнь покажет, куда можно и нужно идти.