Петр Сейбиль
15 ноя 2011

Энциклопедия русского балета

Александр Колесников, театральный критик: «Счастье этого балета в том, что ему не дали исчезнуть за столетие»
«Спящая красавица» – один из самых известных русских балетов. За свою более чем 130-летнюю историю он пережил множество постановок. Только в Большом театре – семь редакций. Новая премьера балета пройдет в главном театре страны при поддержке ВТБ. Удивительно, но «Спящая» одновременно остается как эталоном классического танца, так и благодатным полем для экспериментов.

Александр Колесников

»

Театральный критик Александр Колесников назначил встречу в атриуме одного из корпусов Большого театра, где пообещал рассказать про все известные постановки знаменитого балета. Вокруг с инструментами проходят музыканты, с репетиций спускаются взрослые танцоры и школьного возраста девочки. Колесников говорит, что традиции в Большом передаются с особым трепетом. Несмотря на все революции XX века связь поколений в этих стенах не обрывалась ни на минуту.

Здесь ощущается дыхание истории. Еще несколько лет назад тут давала свои классы ученица Вагановой Марина Семенова, а среди преподавателей хореографа Юрия Григоровича были ассистенты самого Мариуса Петипа.

– «Спящая красавица» – один из самых знаменитых русских балетов. С чего началась его история?

– В 1888 году руководитель конторы императорских театров Иван Всеволожский задумал поставить балет в стиле Людовика. Он взял знаменитую сказку Шарля Перро и предложил ее Петру Ильичу Чайковскому. Два месяца композитор думал, но когда ему прислали сценарный план – согласился. Музыка была готова через сорок дней. Позже Чайковский говорил, что «Спящая красавица» – лучшее из его произведений. Затем в дело вступил величайший Мариус Петипа. Надо сказать, что все три автора были людьми вполне зрелыми и состоявшимися. Всеволожский был князем, Чайковский – знаменитым композитором, а Петипа – человеком преклонного возраста. Удивительно, как они смогли по мотивам сказки создать нечто такое, чему было суждено стать величайшим театральным шедевром, не только России, но и Европы.

– Когда же «Спящую красавицу» увидела публика?

– Премьера состоялась в Мариинском театре в первые дни 1890 года. На генеральной репетиции присутствовала царская фамилия. Затем спектакль поставила «Ла Скала», а в 1899 – Большой театр. Сюда ее перенес руководитель московского балета Александр Горский.

– Как сложилась судьба аутентичной версии Петипа?

«Чайковский говорил, что «Спящая красавица» – лучшее из его произведений »

– Разумеется, «Спящая» имела много возобновлений, а порой и новых версий. Со временем оригинал Петипа не то, чтобы утрачивался – само время его видоизменяло. Стали другими техника, ткани, свет, игра инструментов, даже пропорции тел артистов. Но что удивительно: сколько бы версий на русской сцене «Спящая» не имела, в своем существе она оставалась неизменной. В ней всегда сохранялись «несущие конструкции», созданные Мариусом Ивановичем. Хореографы были людьми просвещенными и не могли нарушить вот это «старое здание» спектакля. Хотя многие вещи сегодня кажутся наивными: что такое Красная шапочка и Серый волк для сознания XX века со всеми его катастрофами? Счастье этого балета в том, что ему не дали пропасть за столетие. А это ведь серьезный срок.

– Что выделяет «Спящую красавицу» среди других балетов?

– «Спящая» – это антология развития классического танца и одновременно его энциклопедия. Там представлены и солисты, и ансамбль, и пуантная классика, и гротеск. Все это составляет язык классики. Значение этого балета для русской академической сцены сложно переоценить – он был пиком, который сложно превзойти. Интерес к нему не проходил никогда. Старилась одна версия – ставили другую.

– А что значит «старилась»?

«Счастье этого балета в том, что ему не дали пропасть за столетие. А это ведь серьезный срок »

– Уходили исполнители, приходили новые, возникал поколенческий порог. Скажем, Уланова, Семенова и Дудинская застали императорские времена еще детьми. Я думаю, что идеи обновления классики приходят в переломные моменты. После революции наступило совершенно иное смысловое время, потом война, эвакуация театра, приход новых людей. А ведь видео не было, все передавалось из «ног в ноги». Но даже в эти моменты «Спящая» в своей основе никуда не могла деться, и вот имеет в нашем театре уже седьмое воплощение. Через нее прошли абсолютно все великие балерины XX века.

– В 2011 году Большой ждет седьмую постановку, причем автор трех последних один – Юрий Григорович.

– Юрий Григорович – воспитанник вагановской школы. Он сам перетанцевал в «Спящей» множество партий. С ним репетировали ассистенты Петипа – Пономарев и Ширяев, так что получил он все из первых рук. Его первая постановка этого балета состоялась в 1963 году и тут же вызвала споры. Григорович пытался воплотить «Спящую» средствами чисто академической классики. Поэтому убрал все бытовые предметы, подробности и оставил квинтэссенцию, суть замысла Петипа. Вся сценография там была белого цвета и поэтому балет назвали «Белой «Спящей». Несмотря на споры, балет прожил на сцене восемь лет, а Майя Плисецкая получила Ленинскую премию за исполнение в нем партии Авроры. 

– Что заставило Григоровича через два года после закрытия представить зрителю новую версию «Спящей красавицы»? 

– В 1973 году Юрий Николаевич вернулся к балету уже на новом уровне его понимания. Теперь он возвратил сказочный дух первоисточника Перро и Петипа. В спектакле появились характерные танцы. Вернулась пантомима. С точки зрения полноты воплощения первоисточника, это был эталонный вариант. В эту «Спящую» входили поколения артистов, ее танцуют до сих пор.

– Но и в Мариинском театре тоже относительно недавно поставили эталонную версию «Спящей красавицы».

– Действительно, лет восемь назад с большой помпой Мариинка представила оригинальную версию этого балета. Но, говорят, она не пошла. Полное погружение во время не состоялось, она не стала «живым» спектаклем. Получился музейный эксперимент, который привел к мысли, что классика – не застывшая форма, она обязана двигаться во времени. Кстати, на гастроли они возят очень сильную постановку 1950-х годов Константина Сергеева.

« Как всегда, Григорович «вбрасывает» в постановку новое поколение людей. Только в первый месяц на сцену выйдут шесть главных пар. В то время как обычно заняты два-три состава »

– Так что же нас ждет в 2011 году. Одна постановка была новаторской, вторая – эталонной, перебрали, кажется, все?

– Там есть своя концепция. Это дворцово-парковый спектакль. Весь сюжет «Спящей красавицы» является зрелищем Короля Солнца, т.е. того самого Флорестана XIV – отца Авроры. Все происходит как бы внутри этой рамы. Дворцовый интерьер Людовика будет простираться в зал, а в свою очередь «подкова» зала – замыкаться на сцене. То есть зрители станут как будто участниками представления.

– Привет Всеволожскому, который хотел ставить спектакль в стиле Людовика?

– В то время они впрямую сказку разыгрывали. Григорович сохраняет все сохранившиеся от Петипа узловые моменты. Вместе с тем Юрий Николаевич не изгоняет пантомиму, но старается убрать из нее архаику. Это истина, к которой в конце жизни пришел и сам Петипа, когда пантомима стала отодвигаться и замещаться танцем. Конечно, все волнуются – времени мало, нужно перейти на новую сцену. Ведь многие артисты вообще ее не знают. Как всегда, Григорович «вбрасывает» в постановку новое поколение людей. Только в первый месяц на сцену выйдут шесть главных пар. В то время как обычно заняты два-три состава.

« Западные труппы не могут сделать «Спящую» во всем ее академическом блеске на нашем уровне. Они пытаются что-то сохранять, но изменения вносят гораздо более радикальные »

– Интересная практика!

– Этой его практике мы обязаны появлением Нуриева, Колпакова, Соловьева, Сизовой. Фактически, эта «Спящая» – еще и акция по открытию нового поколения.

– Пока мы касались в основном, некоего продолжения питерской традиции, вагановской школы. Насколько известно, что было в Москве?

– Во время европейских гастролей Большого в 1970-х за кулисы пришла Вера Каралли. Она была любимой балериной Горского. Григорович встретился с ней. Каралли рассказала ему о московских подходах. Так что Юрий Николаевич в памяти держит и это. В 30-е годы в Москве танцевала и Семенова, которая ушла из жизни на 104 году, совсем недавно. И вот до 90 с лишним лет она давала класс и показывала нашим девочкам все, что умела сама.

– А что же было с постановками «Спящей красавицы» на Западе?

– Западные труппы не могут сделать «Спящую» во всем ее академическом блеске на нашем уровне. Они пытаются что-то сохранять, но изменения вносят гораздо более радикальные. И если, постановка Нуриева еще сохраняла следы Мариинского театра, то часто это просто невозможно осуществить и хореографы идут путем переосмысления балета. Из самых известных переосмыслений – постановка Дерека Дина в Английском Национальном балете, поставленная в Альберт-холле. Кстати, фею Карабос и фею Сирени там танцевала Анастасия Волочкова. Ее вывозили не крысы, как у Петипа, а драконы – а это уже задумка Шарля Перро.

Биографическая справка

Александр Геннадьевич Колесников – театральный и музыкальный критик, кандидат искусствоведения, член Союза писателей, Союза журналистов, Союза театральных деятелей, автор четырех книг, лауреат премий в области критики и книгоиздания.