Верещагин, Петров-Водкин, Пикассо

13 апреля 2018

Рассказ о трех великих художниках, выставки которых в этом году пройдут в Москве и Санкт-Петербурге

В 2018 году в Москве и Санкт-Петербурге пройдут выставки трех совершенно разных художников: Василия Верещагина, Пабло Пикассо и Кузьмы Петрова-Водкина. Разные-то они разные, но в своей гениальности очень похожие. Мы попробовали разобраться, в чем секрет их невероятного успеха и из каких элементов складывается их величие.



Происхождение

Петров-Водкин:
Кузьма родился в 1878 году в семье сапожника в городке Хвалынске рядом с Саратовом, и ничто не предвещало, что когда-нибудь он станет великим художником. Однако даже после того, как о нем с придыханием заговорила вся страна, Петров-Водкин остался очень простым и прямолинейным человеком, «выходцем из народа».

Пикассо:
Даже переплетение испанских, итальянских и французских корней в родословной мэтра не объясняет, зачем родители дали ему такое длинное имя: Пабло Диего Хосе Франсиско де Паула Хуан Непомусено Мария де лос Ремедиос Сиприано Криспиниано де ла Сантисима Тринидад Мартир Патрисио Руис и Пикассо. В итоге для представления художник выбрал только одну часть — фамилию матери: Пикассо. Кстати, правильного ударения нет: можно говорить и ПикАссо и ПикассО. 

Верещагин:
Верещагин был сыном дворянина и выходцем из довольно обеспеченной и респектабельной семьи из Череповца. Он, как и трое его братьев, должен был стать военным — по крайней мере так мечтали родители. Однако выдающийся талант и философский склад ума определили для него другую судьбу.



Образование

Петров-Водкин:
Его путь к мастерству оказался очень тернистым. Сначала Кузьма пытался стать железнодорожником, но провалил вступительный экзамен. Потом устроился разнорабочим в судоремонтные мастерские. И только при поддержке архитектора Мельцера, который по чистой случайности оказался проездом в Хвалынске и заметил его зарисовки, тот поступил в художественное училище сначала в Петербурге, а потом в Москве. Но первые уроки рисования он получил не там, а у хвалынских иконописцев — очень уж ему нравились иконы.

Пикассо:
Пикассо не пришлось далеко ходить: он познакомился с изобразительным искусством на занятиях у своего отца, который был учителем рисования. С самого начала его творческий путь не вызывал вопросов: художественная школа, художественное училище Ла-Лонха, Королевская академия изящных искусств в Мадриде... Только занятия он постоянно прогуливал: считал, что и так прекрасно умеет рисовать.

Верещагин:
Верещагин честно пытался стать военным, как хотели родители, но не смог. После окончания Морского кадетского корпуса и нескольких попыток выйти в море у него обнаружилась морская болезнь. Так с карьерой военного было покончено, и он с чистой совестью взялся за дело, к которому всегда лежала душа, — за рисование. Сначала он обучался в Петербургской Академии художеств, а позже — у художника Жерома в Париже. 



Фирменный стиль

Петров-Водкин:
Фирменный стиль Петрова-Водкина — это сплав символизма, модерна и немножко его персональной, трогательной русской души. В его картинах есть и космическая сферичность, и лики святых в лицах обычных прохожих, и глубокие метафоры. В обычных будничных сценах возникают важные человеческие начала: нежность материнства, открытость детства и уважение к труду. Некоторые картины Петрова-Водкина написаны в той же палитре, что иконы: красными, синими и золотыми красками. 

Пикассо:
Пикассо — гений, про это слышали все. Правда, не все понимают почему. Объяснить этот феномен в двух словах невозможно, но мы попробуем: он порвал шаблон. Его картины были нарисованы в стиле, которого до этого никогда не существовало, и транслировали мысли и чувства, которые до этого никто не закладывал в изобразительное искусство. Над его творчеством сошлись все звезды: смелость, новаторство, чувственность, невероятная харизма, художественное мастерство и, конечно, благодатная общественная почва. Все это вместе породило новое явление в мировой культуре — кубизм Пикассо.

Верещагин:
Если бы Верещагин родился на 100 лет позже, Россия потеряла бы великого художника, но приобрела великого репортажного фотографа — настолько реалистичны и точны его картины. Верещагин не любил, когда его называли художником-баталистом, хотя всю жизнь писал войну. Например, свой знаменитый «Апофеоз войны» он в шутку называл натюрмортом. Путевые заметки, которые он привозил из каждой экспедиции и путешествия, сегодня действительно больше тянут на репортажи из горячих точек.



Женщины

Петров-Водкин:
У Петрова-Водкина была одна любовь на всю жизнь — жена Мара, с которой он познакомился, когда гостил в пансионе ее матери во Франции. Он писал: «Я нашел на Земле женщину... На нашем небосклоне взошло солнце, мы заключены один в другом». Мара всегда была для мужа незримой опорой и главным ценителем его творчества. После его смерти она даже написала книгу-мемуары «Мой великий русский муж». 

Пикассо:
Женщин у Пикассо было много, и они всегда были его моложе. Официальных пассий насчитывается семь, а считать мимолетные пассии — дело вовсе бессмысленное. Одна из главных в его списке — русская балерина Ольга Хохлова. Статная девушка из высшего общества, она терпеть не могла кубизм и всячески склоняла Пикассо к классическому стилю. Но вольный дух художника было не сломить — и как только они развелись, тот с удвоенной силой взялся писать любимые чудаковатые фигуры и формы.

Верещагин:
О своих женщинах Василий Верещагин особо не распространялся. О первой жене — Элизабет Марии Фишер, с которой он прожил 19 лет, — почти не сохранилось сведений. Известно, что она плохо писала по-русски, чем очень раздражала Верещагина, и что за всю совместную жизнь он не написал ни одного ее портрета. Вторая жена еще до официального заключения брака родила ему троих детей и стала для него любимой тихой гаванью. Вместе они построили дом в Москве, где и прожили вплоть до смерти художника.



Деньги

Петров-Водкин:
Сложно говорить о богатствах, учитывая, что Петров-Водкин застал Октябрьскую революцию 1917 года и в каком-то смысле был ее сторонником. Активная общественная жизнь, бурная преподавательская деятельность и членство в различных художественных ассоциациях — таких как «Мир Искусства» или «Четыре искусства» — давали возможность о деньгах не задумываться. Власти и общество его любили, а он неустанно трудился то над театральными декорациями, то над реформой образования, то над очередной «народной» картиной.

Пикассо:
Пикассо был признан гением еще при жизни, потому всегда жил на широкую ногу. Сначала ему помогали родители, на деньги которых он бурно и распутно гулял c парижской богемой. А позже, преобразовав накопленное вдохновение в полотна, которые поломали все стереотипы и сразу же стали успешно продаваться, он и сам смог обеспечить себе безбедное существование. Сегодня он один из самых дорогих художников, а его картина «Алжирские женщины» была продана на аукционе Кристис за 179 млн долларов.

Верещагин:
У Василия Верещагина было «то густо, то пусто». В моменты славы, когда о нем шумела вся Европа, его картины скупались целыми коллекциями (например, Павлом Третьяковым) — да за такие деньги, что он мог позволить себе многомесячные путешествия по всему свету. Зато, когда его дерзкое искусство «не заходило», приходилось тяжело и унизительно сводить концы с концами. Кстати, именно поэтому Верещагин ездил в Америку — в России его картины просто никто не покупал.



Смерть

Петров-Водкин:
С 1928 года у Петрова-Водкина усиливался туберкулез. Врачи даже запретили ему писать масляными красками — из-за испарений легкие художника не справлялись. В конце жизни он подолгу жил за городом, где было больше свежего воздуха. Но даже в этой оздоровительной «ссылке» много работал: писал мемуары и, несмотря на запреты, портреты друзей и знакомых. В 1938 году руководство по строительству Дворца Советов пригласило его стать художником-оформителем, но так и не дождалось его приезда: в 1939 году Петрова-Водкина не стало. 

Пикассо:
К преклонному возрасту Пикассо подошел знаменитым и невероятно популярным: при жизни про него было снято несколько фильмов, написано множество книг и статей. Он, правда, так пресытился вниманием, что почти все время проводил у себя на вилле Нотр-Дам-де-Ви вместе с обожаемой последней женой — Жаклин Рок. На момент его смерти ему был 91 год, а ей — всего 47. Когда мэтр скончался, жена не пустила к нему ни детей, ни друзей — так ревностно она охраняла их общие границы.

Верещагин:
Верещагин героически погиб, стоя на борту броненосца «Петропавловск» во время военных действий у Порт-Артура во времена Русско-японской войны. Корабль подорвался на мине и пошел ко дну вместе со всем экипажем. Выжившие очевидцы вспоминали, что видели бородатого господина с красками и кистями: видимо, это был сам Верещагин, делавший наброски и этюды для очередной будущей серии военных картин. 

Для справки

Если вы дочитали до этого места, то, как и мы, наверное, поняли: у Верещагина, Петрова-Водкина и Пикассо нет универсального секрета успеха. Каждый из них прошел свой путь и оставил уникальное наследие в своих работах. Убедиться в этом вы cможете: c 7 марта по 15 июля в Новой Третьяковке (выставка «Василий Верещагин»), с 25 мая по 20 августа в Русском музее (выставка «Кузьма Сергеевич Петров-Водкин. К 140-летию со дня рождения») и с 15 ноября по 3 февраля 2018 года в ГМИИ имени А.С. Пушкина (выставка «Пабло Пикассо. Ольга Хохлова»). Генеральным спонсором всех выставок выступает банк ВТБ.

Материалы по теме

7 марта 2018

<p>
	 Рассказ об этапах творчества Василия Верещагина
</p>
 Верещагин: главное

Рассказ об этапах творчества Василия Верещагина

1 февраля 2018

<p>Большое интервью с актерами Мастерской Петра Фоменко Кириллом Пироговым и Галиной Тюниной</p>
«Есть очевидное, а есть очевидное — невероятное»

Большое интервью с актерами Мастерской Петра Фоменко Кириллом Пироговым и Галиной Тюниной

Все новости