Шесть красавиц и Лев Николаевич

Раскрываем тайны знаменитых портретов Третьяковки

Кем на самом деле была таинственная героиня Ивана Крамского, зачем Илья Репин превратил бальное платье в одеяние монахини и почему Константин Сомов несколько лет писал «Даму в голубом» — раскрываем секреты портретов из собрания Третьяковской галереи.


«Княжна Тараканова»

01_Шесть красавиц и Лев Николаевич
Константин Флавицкий. «Княжна Тараканова», 1864 год, Государственная Третьяковская галерея, Москва © Public domain

Кем была на самом деле девушка, назвавшая себя Елизаветой Таракановой, дочерью императрицы Елизаветы Петровны — доподлинно неизвестно. Обстоятельства ее гибели также вызывают вопросы: по одной версии, она умерла в Петропавловской крепости от чахотки, по другой, погибла в камере во время страшного наводнения 1777 года.

Вторую версию трагического финала жизни прекрасной авантюристки изобразил Константин Флавицкий. Основной акцент сделан на контрастах между роскошью и нищетой, цветущей молодостью и неизбежной смертью. Пышное платье и мрачные тюремные стены, отчаяние на лице княжны и неумолимо прибывающая в камере вода, суетящиеся у ног крысы и никого, кто бы пришел ей на помощь. За эту картину художник получил звание профессора, даже не будучи академиком.


«Неизвестная»

02_Шесть красавиц и Лев Николаевич
Иван Крамской. «Неизвестная», 1883 год, Государственная Третьяковская галерея, Москва © Public domain

Точно неизвестно, кто послужил моделью Крамскому при создании таинственной незнакомки. Портрет появился на 11-й выставке передвижников и сразу породил разноречивые толки. Критики и искусствоведы называли модно одетую героиню с печальным взглядом «кокоткой в коляске», «дорогой камелией» и даже «одним из исчадий больших городов».

Отделанная перьями шляпка по последнему слову моды, украшенное собольим мехом и синими атласными лентами пальто, роскошная муфта, золотой браслет — казалось бы, все детали туалета указывают на состоятельность и пристойность. Но в высших кругах было не принято строго следовать модным правилам, а вызывающий вид, полное одиночество героини и тоска в лице и вовсе выдают даму полусвета. Эффектная подача модели на фоне широкого и пустынного Невского проспекта подчеркивает многоплановость картины и заостряет моральную проблематику выставляемой напоказ красоты.


«Девочка с персиками»

03_Шесть красавиц и Лев Николаевич
Валентин Серов. «Девочка с персиками», 1887 год, Государственная Третьяковская галерея, Москва © Public domain

Художник изобразил юную Веру, дочь коллекционера и мецената Саввы Мамонтова в импрессионистской манере и произвел настоящий фурор среди художников и зрителей. Серов соединил дробные мазки чистых теплых и холодных оттенков, тонко выписанное лицо девочки с более крупными мазками заднего фона, натюрморта на столе и блузки. Сквозь окно со схематичным пейзажем льется теплый рассеянный свет, а выращенные в абрамцевской оранжерее персики напоминают об уходящем лете. Художнику удалось передать ощущение свежести и молодости, хотя это и стоило Вере целого месяца позирования.


«Монахиня» Ильи Репина

04_Шесть красавиц и Лев Николаевич
Илья Репин. «Монахиня», 1878 год, Государственная Третьяковская галерея, Москва © Public domain

Прекрасная Софья Шевцова, сестра жены Репина, позировала ему в бальном платье с высокой прической. Во время одного из сеансов модель и художник крепко поссорились и выведенный из себя Репин переписал бальный наряд на черное монашеское одеяние. Кружевные рукава, пышная прическа — все скрылось под строгим черным платом, а веер в руках сменился четками. Лишь выражение лица, неподобающее смиренной христовой невесте, осталось прежним. Подмена обнаружилась при рентгенограмме полотна, так как художник не счистил первый красочный слой.


«Всадница»

05_Шесть красавиц и Лев Николаевич
Карл Брюллов. «Всадница. Портрет воспитанниц графини Ю.П. Самойловой — Джованнины и Амацилии», 1832 год, Государственная Третьяковская галерея, Москва © Public domain

Долгое время считалось, что на картине изображена сама Юлия Самойлова, однако исследования подтвердили, что Брюллов написал портрет двух ее воспитанниц. Старшая Джованнина восседает на вороном коне в духе парадных конных портретов полководцев и императоров. Лицо всадницы безмятежно, хотя конь под ней горячится и пытается встать на дыбы. «Летящий ангел» словно парит в воздухе, воплощая романтический мотив покоряющейся красоте дикой силы.

Младшая Амацилия с детской непосредственностью выбежала на террасу и с восхищением смотрит на сестру. Художник пренебрегает законами физики в угоду красоте — локоны главной героини неподвижны, а вуаль на шляпке и кроны деревьев направлены в разные стороны.


«Дама в голубом»

06_Шесть красавиц и Лев Николаевич
Константин Сомов. «Дама в голубом», 1897–1900 годы, Государственная Третьяковская галерея, Москва © Public domain

Моделью для самого известного ретроспективного портрета Константина Сомова, одного из основателей объединения «Мир искусств», стала молодая художница Елизавета Мартынова. Она обладала особой эфемерной красотой и непростым характером, которые Сомов удачно передал в духе галантного 18 века. Продолжительность работы над портретом была вызвана болезнью Мартыновой — она была вынуждена несколько раз прерывать сеансы из-за туберкулеза. Отсюда и явно болезненная хрупкость героини, и тоска в ее глазах.

Бледная кожа и холодный цвет платья подчеркивают отрешенность героини, а правой рукой она словно отгораживается от зрителя. Мотив отдаления повторяет живая изгородь, словно ширмой отделяющий даму от влюбленных на заднем плане и самого Сомова, изображенного во фраке и с тросточкой. Меланхолично догорающий закат аккомпанирует одиночеству героини. Через пять лет после написания портрета болезнь завершит земной путь Мартыновой, а «Дама в голубом» станет одним из самых известных портретов кисти Сомова.


«Портрет писателя графа Льва Николаевича Толстого»

06_Шесть красавиц и Лев Николаевич
Николай Ге. «Портрет писателя графа Льва Николаевича Толстого», 1884 год, Государственная Третьяковская галерея, Москва © Public domain

Сам художник так писал о своей работе: «В этом портрете я передал все, что есть самого драгоценного в этом удивительном человеке». Лев Николаевич изображен в кабинете за работой. Нейтральный фон не отвлекает от главного — человека и его дела. Ге удалось схватить процесс мышления, момент внутренней сосредоточенности, напряженной и одновременно естественной. Боковой свет моделирует высокий лоб, часть щеки и бороду, но в портрете нет мрачных теней, а свет изменяется от холодного к теплому. Рука легко держит перо, а просторная блуза не стесняет движений. Мыслитель, писатель и философ полностью погружен в работу.

Для справки

Увидеть эти картины вживую можно в Третьяковской галерее, давним другом и партнером которой выступает банк ВТБ. При поддержке банка в музее прошло множество событий, среди которых — выставки Серова, Айвазовского, Верещагина, Репина, Врубеля.