19 авг 2022

Во сколько Морозовым обходилась любовь к картинам

Измеряем в платьях, буханках и зарплатах

До 30 октября в Пушкинском музее можно увидеть коллекции картин братьев Морозовых. Сколько они тратили на полотна и что можно было купить на эти деньги в те времена — в нашем материале.


Как Морозовы увлеклись живописью

Иван и Михаил Морозовы — члены купеческой семьи Морозовых. Эта династия началась с Саввы Васильевича Морозова (1770–1860), крепостного крестьянина, который с нуля создал ткацкий бизнес и дал путевку в обеспеченную жизнь всем членам своей семьи.

Иван и Михаил — правнуки Саввы Морозова. Когда им было 9–10 лет, они начали заниматься живописью, что по тем временам было беспрецедентным для купеческой семьи, ведь обычно учились рисовать только дворянские дети. Мальчики ходили в художественную студию Ивана Мартынова, их учителями были пейзажисты Егор Хруслов и Константин Коровин.

С ранних лет Иван и Михаил были погружены в художественный мир, а когда выросли, стали коллекционировать работы выдающихся художников. Сегодня их коллекции хранятся в Пушкинском музее и Эрмитаже.


«Азартный коллекционер»

01_Во сколько Морозовым обходилась любовь к картинам
Валентин Серов. «Портрет Михаила Морозова», 1902 год, Государственная Третьяковская галерея, Москва © Public Domain

Старший брат Михаил Морозов жил на широкую ногу и не отказывал себе в удовольствиях. Любил танцевать на балах, пить шампанское и есть устриц, эпатировал публику пьесами собственного сочинения на злобу дня.

К коллекционированию картин он подходил со свойственной ему эксцентричностью — пользовался интуицией, художественным чутьем, часто принимал эмоциональные решения.

Вслед за старшим братом собирать картины стал и Иван. Но коллекции у них получались очень разные. У Михаила она была эклектичной и неоднородной — искусствоведы говорят, что он просто не успел найти свой стиль за короткую жизнь (Михаил умер в 33 года). У Ивана же собрание сложилось гармоничное и упорядоченное.


«Русский, который не торгуется»

02_Во сколько Морозовым обходилась любовь к картинам
Валентин Серов. «Портрет Ивана Морозова», 1910 год, Государственная Третьяковская галерея, Москва © Public Domain

Иван вел уединенный образ жизни, был серьезным и последовательным. И к искусству относился так же. Он присматривался к художнику, изучал его работы и только потом заключал сделку. При этом денег Морозов не жалел. Во Франции его даже прозвали «русским, который не торгуется».

В 1903 году Иван Морозов увлекся импрессионизмом. Он познакомился с творчеством Альфреда Сислея, Клода Моне и прочих и был поражен тем, как новые художники чувствуют жизнь. С той поры Морозов ездил в Париж за картинами каждый год. Едва выйдя из вагона, он ехал не в гостиницу, а в галерею, и всего за 10 лет собрал огромную коллекцию шедевров.


Сколько стоили картины

Братья Морозовы тратили на картины столько денег, сколько могли, а могли они много. На примере нескольких картин давайте разберемся в ценах на искусство на рубеже 19–20 веков, что можно было еще купить на эти деньги и сколько могли бы стоить полотна в наше время.

Дать точные расчеты сегодняшней стоимости почти невозможно, но мы предлагаем примерные цены, исходя из курса валют и стоимости товаров в начале 20 века и сейчас.


Поль Гоген, «Женщина, держащая плод», 8000 франков

03_Во сколько Морозовым обходилась любовь к картинам
Поль Гоген. «Женщина, держащая плод», 1893 год, Государственный Эрмитаж, Санкт-Петербург © Public Domain

Поль Гоген написал картину в 1893 году на Таити. В 1908 году за 8000 франков ее купил Иван Морозов, а заодно прихватил еще четыре работы художника. Общая сумма покупки составила 45 000 франков.

Картины Гогена вызывали у знакомых Ивана смешанные чувства — кто-то восхищался оригинальным видением мира, а кто-то не мог смотреть на них без возмущения.

Некоторые искусствоведы считают, что главная героиня на картине олицетворяет Еву. Гоген нередко обращался к теме религии в своих работах. И в женщинах Таити он видел первобытность и экзотику, которыми, по его мнению, обладала Ева.

А теперь давайте посчитаем.

Мы узнали, что в 1925 году 1 кг хлеба в Париже стоил 1,58 франков. То есть на деньги, которые Иван потратил на одно полотно Гогена, можно было купить около 5 т хлеба.

За сто лет хлеб значительно подешевел, и сегодня 1 кг белого хлеба во Франции стоит 4,06 евро, а 5 т — 20 300 евро. Столько, возможно, мог бы отдать Морозов, если бы покупал Гогена в наши дни. Разумеется, эта цена предположительная. Мы никогда не узнаем, как бы это было сегодня.

Другой способ перевести цены столетней давности на наш курс — это узнать показатель инфляции французского франка к евро наших дней. Так вот, один франк тех лет — это примерно 418 евро в 2022 году. Значит, «Женщину…» Гогена Иван сегодня купил бы за 3 334 000 евро. Или приблизительно за 209 млн рублей. Хлебом платить было бы выгоднее, конечно.


Альфред Сислей, «Мороз в Лувесьенне», 11 500 франков

04_Во сколько Морозовым обходилась любовь к картинам
Альфред Сислей. «Мороз в Лувесьенне», 1873 год, ГМИИ имени А. С. Пушкина, Москва © Public Domain

Сислей написал картину в 1873 году в Лувесьенне. Художник изобразил город зимним днем: небо затянуто едва заметной дымкой. Мы видим снежные покровы, кусты, голые деревья в саду, несколько домов и церковь Святого Мартина.

В 1902 году картину «Мороз в Лувесьенне» купил французский коллекционер Поль Дюран-Рюэль за 9300 франков. А год спустя он продал полотно Ивану Морозову за 11 500 франков. Картина Сислея стала одной из первых в коллекции русского мецената. Сохранился даже чек за нее, который вы можете увидеть на выставке.

Теперь к расчетам:

Средняя зарплата во Франции в сфере промышленности в 1913 году составляла 108 франков в месяц. То есть, 11 500 франков — это примерно 106 зарплат трудящегося Франции тех времен. Какому-нибудь парижскому слесарю начала 20 века пришлось бы работать почти 10 лет, чтобы позволить себе Сислея!

В 2022 году средняя зарплата инженера во Франции — 3400 евро до вычета налогов. Умножим эту сумму на 106 и выясним, что сегодня картина Сислея стоила бы примерно 360 400 евро в номинальных доходах технических специалистов. Поскольку во Франции действует прогрессивная шкала подоходного налога, точно подсчитать сложно, но у нас иная цель — мы хотим лишь немного представить себе порядок цен в сегодняшних реалиях.

Это опять дешевле, чем считать через инфляцию, потому что по курсу 1 франк = 418 евро Сислей обошелся бы Морозовым сейчас в весьма внушительную сумму — 4 807 000 современных евро.


Пабло Пикассо, «Девочка на шаре», 16 000 франков

05_Во сколько Морозовым обходилась любовь к картинам
Пабло Пикассо. «Девочка на шаре», 1905 год, ГМИИ имени А. С. Пушкина, Москва © Public Domain

Пикассо написал «Девочку на шаре» в 1905 году, а в 1913 году ее купил Иван Морозов.

Сюжет картины построен на контрастах. Это отчетливо прослеживается по фигурам главных героев: хрупкая девочка, выполняющая сложный трюк на неустойчивом шаре, и грузный атлет, сидящий на стабильном кубе. Кстати, многие критики видят в картине предпосылки к кубизму благодаря геометричности предметов на ней.

Мы заглянули в роман «Парижские тайны», написанный за 30 лет до появления «Девочки на шаре», и узнали, что одна из его героинь была рада покупке платья за 15 франков: «…на мне платье превосходной шерсти цвета коринфского винограда. Мне оно обошлось всего в пятнадцать франков, а стоило не меньше шестидесяти, и оно почти не ношенное». Выходит, по цене картины Пикассо можно было взять больше 1000 б/у таких платьев, или около 250 — новых.

Сегодня во Франции можно купить шерстяное платье из массмаркета за 79,99 евро, а 250 новых платьев — за почти 20 000 евро. За столько современный Морозов мог бы купить шедевр современного Пикассо.


Клод Моне, «Уголок сада в Монжероне», 40 000 франков

06_Во сколько Морозовым обходилась любовь к картинам
Клод Моне. «Уголок сада в Монжероне», примерно 1876 год, Государственный Эрмитаж, Санкт-Петербург © Public Domain

Вместе с этой картиной Иван Морозов купил еще одну — «Стог сена в Живерни», тоже Моне, за 10 000 франков. В экспозиции Пушкинского музея есть даже письмо с подтверждением о покупке обеих картин на общую сумму 50 000 в 1907 году.

Для сравнения цен пойдем в парижский ресторан конца 1830-х годов и посмотрим, сколько стоил обед за несколько лет до того, как Моне написал «Уголок…». В меню были супы, рыба, птица, дичь, овощи. Получить комплексный обед из супа и трех блюд на выбор можно было за 2 франка. Вдобавок каждый посетитель получал хлебец, 0,5 л вина и один десерт. То есть за «Уголок…» Моне можно было пообедать в хорошем ресторане 20 000 раз. Кажется, могло бы хватить на несколько жизней!

В 2022 году чек за обед в недорогом французском ресторане на одного — 20 евро. 20 000 обедов — это 400 000 евро. Получается, примерно столько пришлось бы отдать за «Стог сена в Живерни» сегодня.

Самой внушительной в нашем несерьезном исследовании цифрой могла бы стать сумма за два полотна Моне в переводе на современные евро: 20 900 000 в валюте еврозоны.


Пьер-Огюст Ренуар, «Ребенок с кнутиком», 42 000 франков

07_Во сколько Морозовым обходилась любовь к картинам
Пьер-Огюст Ренуар. «Ребенок с кнутиком», 1885 год, Государственный Эрмитаж, Санкт-Петербург © Public Domain

Ренуар написал портрет сына сенатора Франции Этьена Гужона в 1885 году. Пьер-Огюст изобразил пятилетнего Этьена Гужона-младшего на дорожке в саду с кнутиком в руках. Мальчик одет в модную для 1870–1880-х годов одежду, у него длинные волосы и выразительные глаза.

Критикам нравится микс стилей на этой картине — реализма и импрессионизма. Лицо мальчика — четкое, понятное. Его платье и пейзаж — размытые, написанные мазками.

Долгое время портрет находился в Париже, в доме сенатора, затем он попал в галерею Анри Луи Амбруаза Воллара, а в 1913 году за 42 000 франков ее выкупил Иван Морозов.

В 1900 году средняя зарплата рабочего в Париже составляла 5 франков в день. «Ребенок с кнутиком» — это 8400 рабочих дней или около 23 лет труда без выходных.

В наши дни строитель во Франции получает около 3300 евро в месяц. В среднем в месяце 22 рабочих дня, то есть современный строитель получает в день 150 евро. За 8400 дней строитель получит 1 260 000 евро. Это и есть примерная цена работы Ренуара. При этом, помним, что это деньги до вычета налогов, поэтому в действительности зарабатывать на Ренуара тогда и сейчас пришлось бы еще дольше.

А если воспользоваться инфляционным методом, то сегодня 42 000 франков составят космические 17 556 000 евро, или больше 1 млрд рублей.


Александр Головин, «Пейзаж. Павловск», 750 рублей

08_Во сколько Морозовым обходилась любовь к картинам
Александр Головин. «Пейзаж. Павловск», 1910 год, Государственная Третьяковская галерея, Москва © Public Domain

Картины русских мастеров Морозовы тоже покупали. Михаил, например, приобретал работы своего учителя Коровина, любил и Врубеля. А Иван в 1915 году, когда из-за Первой мировой войны покупки в Париже стали для него недоступны, приобрел «Пейзаж. Павловск» Александра Головина. Сохранился чек на покупку — картина стоила ровно 750 рублей.

Работы Головина были близки вкусу Ивана Морозова — сдержанные, мягкие, близкие эстетике модерна. И позднее Иван сохранял к Головину и его творчеству искренний интерес.

Обратимся к расчетам.

Один царский рубль 1910 года равен примерно 2700 современных рублей. Тогда картина Головина сегодня могла бы стоить больше 2 млн рублей. Однако надо учитывать, что царские деньги были привязаны к золоту, и 1 рубль приравнивался к 0,774234 г драгоценного металла. Сейчас связка с золотом неактуальна, поэтому предлагаем альтернативный расчет.

В 1913 году 1 кг сливочного масла стоил 1 рубль. По цене «Павловска» Головина можно было купить в те годы 750 кг масла. Сегодня 1 кг масла в Москве можно купить за 918 рублей. 750 кг — это 688 500 рублей. Вот и гипотетическая цена картины сейчас.

Марк Шагал, «Парикмахерская», 300 рублей

09_Во сколько Морозовым обходилась любовь к картинам
Марк Шагал. «Парикмахерская (Дядя Зусман)», 1914 год, Государственная Третьяковская галерея, Москва

Шагал написал «Парикмахерскую (Дядя Зусман)» в 1914 году. Иван Морозов, может, и не узнал бы о работе витебского художника, если бы его не подтолкнул к покупке Яков Тугендхольд, искусствовед и художественный критик. Именно он посоветовал Ивану обратить внимание на Шагала. «Парикмахерская» стала одной из первых в коллекции Морозова русских картин.

Шагал получил за эту картину 300 рублей. И благодаря этим деньгам он смог наконец-то жениться на своей давней возлюбленной и музе Белле Розенфельд.

Сколько стоила бы картина сегодня? Если считать по соотношению царского рубля к современному, то мы получили бы 810 000 рублей по курсу 2022 года. Но, как мы уже знаем, такой расчет не совсем корректен, поэтому снова обратимся к бытовым вещам.

В 1913 году в России можно было купить парусиновые брюки за 1 рубль. За цену «Парикмахерской» можно было приобрести 300 брюк. Со времен Морозовых ткани и одежда стали значительно доступнее. Сегодня повседневные мужские штаны можно купить за 1499 рублей. 300 таких брюк — 449 700 рублей.

Справедливости ради отметим, что картины современных художников тоже стоят не копейки. А некоторые — целое состояние. Так, в 2018 году картина Дэвида Хокни «Портрет художника. Бассейн с двумя фигурами» (1972) была продана на аукционе более чем за 90 млн долларов. А четырехметровый холст Бэнкси «Разложившийся парламент» (2008) в 2019 году купили более чем за 12 млн долларов — в шесть раз дороже, чем его оценили искусствоведы.

Во все века картины — это дорого. А искусство — бесценно. Братья Морозовы потратили на свою коллекцию баснословные деньги, но они собрали не просто полотна с красками, а всемирное культурное достояние. Благодаря им сегодня мы можем совершить путешествие во времени на выставке «Брат Иван. Коллекции Михаила и Ивана Морозовых» в ГМИИ имени А. С. Пушкина. Экспозиция не просто позволяет прочувствовать жизнь и эстетику рубежа 19–20 веков, коллекция повествует о ключевых героях мира искусства того времени через письма, чеки, документы и заметки на полях каталогов. Сокровищами Морозовых поделились также Эрмитаж и Третьяковка. Это большой совместный проект ведущих музеев России. Среди художников — Ренуар, Сислей, Писсарро, Мунк, Ван Гог, Левитан, Коровин, Врубель, Шагал, Серов и другие. Век спустя культуре все еще нужна поддержка меценатов. В наши дни коллекция вновь объединилась и увидела свет благодаря банку ВТБ, генеральному спонсору и большому ценителю русского наследия.

Продукты и бытовые вещи со временем дешевеют, становятся доступнее. Деньги обесцениваются. А искусство только дорожает. Хотя разглядеть потенциал в современниках крайне сложно. Только если вы так же образованы и обладаете вкусом — а то и интуицией — как братья Морозовы.