Репин — мистический художник, все его модели умирали сразу после создания портрета

Существует легенда, что все натурщики Репина умирали, причем зачастую не своей смертью: якобы Репин, изображая людей на холсте, «изымал из них жизнь». Действительно, многие модели художника умирали после написания портрета — это факт. Но, если разобраться, Репин к их смерти не имел никакого отношения, это всего лишь мистификация и подгонка фактов под заранее готовый ответ. Давайте разберем этот миф на примере трех портретов — Модеста Мусоргского, Николая Пирогова и Петра Столыпина, которых часто вспоминают в контексте этой «мистической особенности» творчества Репина.

Портрет Мусоргского

Илья Репин восхищался музыкальным талантом и ярким темпераментом композитора Мусоргского и очень высоко ценил его творчество: «...вечно нас восхищающий, здоровый, как лев, полный сил и таланта, до такой степени своеобразного и чисто русского, что я внутренне приседал до полу или подскакивал до потолка от его неожиданных и, как гром, сильных творений». К сожалению, второй натурой Мусоргского было пристрастие к алкоголю. Музыкальный критик Михаил Иванов сокрушался: «Врагом Мусоргского была несчастная склонность (к употреблению спиртных напитков), погубившая стольких даровитых русских людей. Эта пагубная страсть крепко держала его: она и довела его до могилы вместе с артистическими занятиями, всегда обусловливающими более или менее неправильную жизнь и, сверх того, усиленно действующими и на нервную систему <...> Болезнь его была весьма сложная. У него оказалось расстройство печени, ожирение сердца, воспаление спинного мозга. Уход требовался большой, а для него домашняя обстановка Мусоргского не представляла никакой возможности».

«Портрет композитора М.П. Мусоргского», 1881 год
«Портрет композитора М.П. Мусоргского», 1881 год

Стараниями друзей в феврале 1881 года Модест Мусоргский оказался в Николаевском военном госпитале. Репин, который очень переживал из-за тяжелого состояния товарища, навестил его в марте, чтобы написать портрет и скрасить ему больничное одиночество. Он стремительно взялся за работу и написал картину за четыре дня: Мусоргский на ней изображен в домашнем халате, на фоне больничных стен. На момент написания портрета у композитора уже были парализованы руки… 16 марта 1881 года болезнь все-таки взяла верх. И хотя его смерть связывают с появлением на репинском холсте, логика здесь обратная: именно из-за тяжелого недуга Репин навестил композитора и создал один из лучших своих портретов. На нем изображен человек на грани жизни и смерти, одинокий умирающий титан. В письме Стасову художник написал: «Как жаль, что Мусоргский болен. Как жаль, что он так глупо распорядился своим талантом и своим могучим телом». Деньги, полученные при продаже портрета, Репин пожертвовал на памятник композитору.

Портрет Пирогова

Другой знаменитый деятель — на этот раз от науки — тоже скончался вскоре после того, как Репин написал его портрет. Это был хирург, ученый и изобретатель топографической анатомии Николай Пирогов. «Пирогов — гений! Да, несомненный гений», — говорил художник. Он просто мечтал написать его портрет.

«Портрет хирурга Н.И. Пирогова», 1881 год
«Портрет хирурга Н.И. Пирогова», 1881 год

В 1881 году научный мир отмечал 50-й юбилей врачебной практики Пирогова и устраивал торжества — приехали гости со всего мира... Репин, которого будоражила идея запечатлеть всех выдающихся личностей своей эпохи — причем из разных сфер, не только мира искусства, — был приглашен написать портрет хирурга. И именно в тот момент, когда он приступил к работе над холстом, ему и очень узкому кругу приближенных людей юбиляра открыли страшную новость: Пирогов серьезно болен. В начале года он обратил внимание на дискомфорт в области твердого неба; диагноз был неутешительным — рак.

Репин писал портрет стремительно и уложился в четыре дня. Пирогов так же стремительно записывал «Вопросы жизни: дневник старого врача» — мемуары и размышления о жизни, свое духовное послание потомкам. В ноябре того же года Пирогов умер, так и не успев закончить рукописный труд. Зато его последний, торжественный и глубокий портрет кисти Репина был готов. Это было короткое знакомство и портрет, под красками которого скрывалась тайна знаменитого хирурга.

Портрет Столыпина

К деятельности Петра Столыпина на посту премьер-министра Репин относился, мягко говоря, критически. Поэтому, когда от Саратовской городской думы пришел заказ на портрет Петра Аркадьевича, Репин всеми силами пытался увильнуть от работы. Но, какие бы отговорки он ни придумывал, саратовцы настаивали, чтобы именно знаменитый художник написал портрет политика — в благодарность тому за «постоянную и неизменную поддержку в вопросе об учреждении университета».

Портрет П.А. Столыпина, 1910 год
Портрет П.А. Столыпина, 1910 год

В это время Столыпин жил в постоянном напряжении. Курс на приватизацию земель, который он взял, вызвал недовольство самых разных слоев населения и сословий. В 1906 году произошло первое покушение на политика на Аптекарском острове в Санкт-Петербурге. Погибло несколько человек, пострадали члены семьи самого Петра Столыпина. И это была только первая попытка расправиться с министром — первая из многих, последовавших за ней. Об этом периоде Столыпин писал: «Каждое утро, когда я просыпаюсь и творю молитву, я смотрю на предстоящий день, как на последний в жизни, и готовлюсь выполнить свои обязанности, устремляя уже взоры в вечность».

Репин писал Столыпина прямо в его кабинете: «Странно: портьеры у него в кабинете красные, как кровь, как пожар. Я пишу его на этом кроваво-огненном фоне. А он и не понимает, что это фон революции...» Портрет и его цветовая гамма оказались поистине провидческими. Сочетания кроваво-красных штор, «потусторонний» неестественный свет откуда-то справа, из-за границ холста, напряженный взгляд министра — все эти элементы сложились в очередное пророчество. 1 сентября того же года Столыпин был смертельно ранен эсером Гершензоном в ложе Киевского оперного театра и вскоре скончался. Как это связано с кровавым портретом Репина? Да никак. Просто портьеры цвета алой крови действительно висели в кабинете Столыпина и хорошо вписывались в составленную им композицию.