Репин — мэтр, почивающий на лаврах

Образ голодного, нищего художника, который, обливаясь потом и кровью, пытается продать картины, а их никто не покупает, никак не относится к Илье Репину. Он стал знаменит и богат, еще не успев получить диплом Академии художеств. В течение жизни получал многочисленные заказы, в том числе от государства, которые его полностью обеспечивали. В общем, не думал о деньгах и не боялся потерять свое место под солнцем. Илья Репин — это действительно мэтр, который мог позволить себе почивать на лаврах.

Но означает ли это, что Репин, достигнув вершины, преспокойно устроился на ней и прекратил любое движение? Нет. Художник до конца дней учился, осваивал новое, активно развивался и постоянно, ежедневно работал, даже несмотря на физиологические ограничения. Он крайне критично относился к своему творчеству; никогда не говорил про себя: мое мнение единственно правильное, потому что я — Репин; не имел особой выгоды (в финансовом плане) от своей, без преувеличения, всемирной славы. Более того, в определенный момент жизни прославленному художнику пришлось в полном смысле слова выживать и сводить концы с концами.

Страсть к наукам и всему новому

Репин был одержим самообразованием. Еще в детстве, когда дядя подарил ему акварельные краски, мальчика невозможно было оторвать от рисования: он мог не есть и не спать и занимался буквально до потери сознания. Эта черта — непреодолимая тяга все время учиться, развиваться и работать — сделала из Репина того мастера, который покорил художественный олимп русской живописи. Корней Чуковский писал: «Заметной чертой его личности была неутомимая пытливость. Стоило очутиться в Пенатах какому-нибудь астроному, механику, химику — и Репин весь вечер, не отходя от него, забрасывал его множеством жадных вопросов и почтительно слушал его ученую речь. <...> Каждую свободную минуту он старался учиться, приобретать новые и новые знания. На восьмидесятом году своей жизни снова взялся за французский язык, который изучал когда-то в юности».

На фото: Лев Толстой и Илья Репин
На фото: Лев Толстой и Илья Репин

Часто к уже состарившемуся художнику в усадьбу «Пенаты» приезжали гости: писатели, ученые, литераторы, искусствоведы и философы. Они вели оживленные беседы и открыто дискутировали на злободневные темы. Художник был всецело готов к новому даже в том возрасте, который, как считается, для этого совершенно не предрасположен. Однажды в «Пенаты» заехал Владимир Маяковский, и вместе с Репиным они рисовали друг друга на своеобразной творческой дуэли. О таланте поэта Репин был очень высокого мнения. Он читал много современной литературы и комментировал: «Вообще в новой литературе теперь так много талантливости, совсем неожиданно... Да, Россия еще жива!»

Эволюция творчества

Не только духовный мир Репина находился в постоянном движении, но и его внешнее отражение — мир творческий. Иногда говорят, что творчество Репина ближе к концу жизни «перегорело», что из-за болезни руки он не мог писать картины так же искусно, как раньше. Но дело совсем не в физическом недуге: просто изобразительный язык Репина менялся, трансформировался и подстраивался под веяния нового времени.

«Портрет С.М. Боткиной», 1901 год
«Портрет С.М. Боткиной», 1901 год

Новые способы выражения, которые изобретал Репин, не оставались без внимания общественности. На выставке 1902 года пастель 60-летнего Репина «Портрет С.М. Боткиной» приветствовалась наиболее «левыми» в те годы художниками как самое современное произведение.

Наталья Нордман

Вторая жена Репина — Наталья Нордман — яркое доказательство того, что художник всегда был открыт новым идеям. Другой человек просто не ужился бы с этой оригинальной и очень необычной женщиной. Она проповедовала популярное в то время вегетарианство, феминизм и варила супы из сена. Чуковский писал: «Все это было нелепо, но — искренне. Она свято верила во все свои новшества и первая становилась их жертвой. Когда она восстала, например, против шуб и мехов, составлявших, как она выражалась, „привилегию зажиточных классов“, она в самый лютый мороз облеклась в какое-то худое пальтишко, подбитое сосновыми стружками, и уверяла, что ей гораздо теплее, чем нам, закутанным в „шкуры зверей“: ведь дают же стружки тепло, когда мы сжигаем их в печке. Эта „сосновая шуба“ принесла ей простуду, а супы из сена — малокровие».

«Портрет Наталии Борисовны Нордман», 1900 год
«Портрет Наталии Борисовны Нордман», 1900 год

В их усадьбе «Пенаты» они вместе устраивали творческие и философские вечера, на которые приглашали жителей окрестных деревень, чтобы поучаствовать в обсуждениях, поделиться какими-нибудь прикладными навыками и последними впечатлениями. Наталья Нордман с энтузиазмом помогала Репину во всем, что касалось его творчества, а их творческий союз долгие годы питал художника вдохновением, еще больше раскрывая в нем человека передовых взглядов.

Вынужденная эмиграция

Мэтр русской школы, состоятельный и очень популярный Репин последние годы своей жизни провел в вынужденной изоляции, отрезанный от Родины. Территория, где находилась его любимая усадьба «Пенаты», после событий 1917 года отошла Финляндии. Все накопленные деньги на счетах в российских банках были потеряны. Связь с оставшимися в России дочерьми Репина так же стала прерывистой.

Усадьба «Пенаты» в поселке Куоккала
Усадьба «Пенаты» в поселке Куоккала

Поначалу художник поддерживал идеи революции — видел в ней возможность для очищения и преобразования. После событий февраля 1917 года, когда у власти на некоторое время оказался Керенский, Репин даже приезжал в Зимний дворец, чтобы написать его портрет. Правда, возвращаться в Россию навсегда он не стремился. Такой скоростной и мощный поток преобразований пугал Репина, который на тот момент был уже в очень преклонном возрасте. Более того, постепенно антимонархический посыл его творчества перерос в антисоветский.

Когда новое правительство стало активно использовать репинские картины в пропагандистских целях, его снова вспомнили и пригласили вернуться домой. Друзья и коллеги уговаривали Репина переехать обратно — теперь уже в СССР. Письма об этом ему писал лично Ворошилов по поручению самого Сталина. Но Репин так и не вернулся. У его дочерей, оставшихся в России, отобрали имущество за то, что они не могли заплатить налоги. Кто знает, как отнеслась бы к самому художнику новая власть? Какой стороной вывернула бы многогранные картины Репина и как стала бы трактовать его творчество?

Автопортрет, 1920 год
Автопортрет, 1920 год

Зимой 1920 года Репин написал автопортрет — последнее большое и очень трагическое изображение самого себя. Эта картина — диалог Репина с самим собой: в полутемной комнате старик, одетый в зимнее пальто и шапку. Кто он и почему оказался в таком странном положении — в одиночестве и в холоде? Почему его некогда большой мир сузился до размеров этой темной комнатки? «Теперь это пустыня», — писал Репин про Куоккалу, дома которой обветшали и опустели.

По письмам 1920-х годов чувствуется, что Репин начал постепенно угасать: он пишет, что ему тяжело, что он стал форменным лентяем. Он умер, так и не вернувшись в Россию, в любимой усадьбе «Пенаты» в возрасте 86 лет. До последних дней он не выпускал кисти из рук.