Гид по главным выставкам 2019 года

22 февраля 2019

От Мунка до Репина и обратно

Вслед за путеводителями по оперным и балетным премьерам нового сезона VTBRussia.ru представляет дайджест главных выставок 2019 года. Москва и Амстердам, Лувр и Пушкинский, Репин и Мунк — список достойных внимания экспозиций грозил вырасти до нескольких сотен, но мы все-таки сумели его ужать до одиннадцати. А это, поверьте, было не так уж просто.

 

Гид по главным выставкам 2019 года

Все Рембрандты
15 февраля — 10 июня, Rijksmuseum, Амстердам 

Как показывает хотя бы недавняя выставка Брейгеля в Вене, жанр монографической выставки-блокбастера совершенно не устарел. Сколько бы ни ворчали отдельные музейщики и кураторы по поводу банальности такого приема — подобрать побольше работ какого-нибудь популярного и узнаваемого из старых мастеров, да и выставить, — публика все равно рада. Особенно если эта подборка — исключительная и непревзойденная. Ну а кому превзойти по части Рембрандта амстердамский Рейксмюсеум? Никому, это и так знают все посещающие Голландию туристы. Но и он всего своего Рембрандта обычно не показывает — а здесь именно этот случай. Двадцать две картины, десятки рисунков, сотни гравюр. Если прибавить к этим цифрам умные кураторские решения и многолетнюю научно-исследовательскую подготовку (а за полгода подобные выставки не делаются), может получиться совершенно незабываемое приключение не только для знатоков нидерландского золотого века, но и для самых обыкновенных ценителей рембрандтовской светотени. Помимо многочисленных портретов, жанровых и библейских сцен, стоит всяческого внимания и графика: все-таки Рембрандт не только великий живописец, но и великий рисовальщик, а графические листы, в отличие от «Ночного дозора», в постоянном режиме увидеть в музее нельзя. Кстати, о «Ночном дозоре»: сразу после окончания выставки полотно снимут и отдадут в руки реставраторов. Впрочем, даже и тогда великую картину можно будет видеть: реставрация будет происходить на глазах у публики, в специальном павильоне-витрине, который музей заказал известному дизайнеру Жану Вильмоту.

 

Гид по главным выставкам 2019 года

Френсис Бэкон, Люсьен Фрейд и Лондонская школа 
5 марта — 19 мая, ГМИИ им. А.С. Пушкина 

Теодор Адорно, как известно, склонялся к мысли, что поэзия после Освенцима невозможна. По всему миру не сосчитать живописцев, развивавших тот же посыл на свой лад и уверенных, что фигуративное искусство и так-то вещь морально устаревшая, а после катастроф середины ХХ — невозможная вдвойне. Художники так называемой Лондонской школы, напротив, доказывали делом, что вовсе сбрасывать портреты и пейзажи, натюрморты и жанровые сцены с корабля современности необязательно. Собственно, эта приверженность их и объединяет: «Лондонская школа» — понятие условное, единообразных творческих установок или общего мэтра-учителя у этой группы не было. К ней относят и Френсиса Бэкона с его взвинченными, мрачно-горячечными образами вполне экспрессионистского толка, и Люсьена Фрейда (приходившегося основателю психоанализа внуком), грустного певца человеческой плоти с ее несовершенством, хрупкостью, уязвимостью, некрасивостью. Бэкона у нас знают, как знают и Фрейда, чью «Спящую социальную работницу» в 2015 году за 26 млн фунтов купил Роман Абрамович. Их единомышленники — Фрэнк Ауэрбах, Леон Коссофф и другие — известны уже значительно меньше. Между тем здесь важен в том числе и контекст. Восемь десятков произведений из лондонской Tate покажут, насколько по-разному лондонские бунтари обходились с тревожившим их классическим идеалом старой живописи: изучали, закавычивали, коверкали, препарировали, оспаривали. Увидеть за пределами Англии такой блок британского искусства ХХ века (да еще представленный перворазрядными работами) — большая удача. 

 

Гид по главным выставкам 2019 года

Илья Репин 
16 марта — 18 августа, Новая Третьяковка 

По количеству больших и многолюдных выставок-монографий Третьяковская галерея, похоже, собирается побить все рекорды: не успел закрыться нашумевший под конец показ живописи Куинджи, а уже на подходе следующий блокбастер. Илью Ефимовича Репина, впрочем, никак нельзя было не уважить: у него юбилей, 175-летие. Масштаб события соответствующий: огромные экспозиционные площади на трех этажах Новой Третьяковки, под две сотни картин и десятки графических листов. Это надо видеть даже в том случае, если «Не ждали» или «Бурлаков на Волге» вы знаете наизусть до последнего мазка. Отдельный «аттракцион» — «Торжественное заседание Государственного совета»: циклопическую, восемь на четыре метра картину, помпезно и безжалостно запечатлевшую верхушку Российской империи за полтора десятилетия до ее краха, показывали в Москве только один раз. К тому же ожидается множество нехрестоматийных или попросту невиданных в Москве вещей из провинциальных либо даже заграничных собраний. И это лишний случай убедиться, что живопись Репина, за свой долгий век (1844–1930) успевшего куда как плодотворно повзаимодействовать не только с передвижниками, но и с импрессионистами, и с мирискусниками, на самом деле куда интереснее и сложнее, чем до сих пор распространенные представления о нем как предтече советского соцреализма. Из Третьяковки выставка переместится в Петербург —  Русский музей будет показывать Репина у себя по-своему, но столь же представительно. Единственное знаменитое репинское полотно, которое не покинет по такому случаю Лаврушинский переулок, — многострадальные «Иван Грозный и сын его Иван».

 

Гид по главным выставкам 2019 года

Эдвард Мунк 
15 апреля — 14 июля, Государственная Третьяковская галерея

 
По узнаваемости, растиражированности, востребованности (что у издателей календарей «Шедевры мировой живописи», что у авторов пародийных «фотожаб») мало какая картина может соперничать с «Криком» Мунка. Из его современников — разве что, возможно, Климт, но Мунк совсем другой: это как если бы климтову текучесть, истомность, загадочность скрестить с надрывностью другого австрийца — Эгона Шиле. С поправкой на то, конечно, что Мунк — дитя не имперской Вены, а сумрачной ибсеновской Норвегии. «Крик» на выставке будет: один из вариантов эмблематичного произведения отправляет в Москву норвежский Музей Мунка. Но вместе с ним прибудет еще несколько десятков графических и живописных работ — в таком объеме Мунка в России еще не показывали. Очень личные и очень локальные черты его искусства — северная меланхолия, мистическое чувство природы, в которой слиты трепет рождения и судорога смерти, тревожная и болезненная сексуальность — оказались на самом деле крайне важной для всего ХХ века вехой, переходным звеном между символизмом и экспрессионизмом. Но именно с российским культурным контекстом Мунка связывает куда большее, чем может показаться. Во-первых, художник боготворил Достоевского, и выставка это душевное родство вполне наглядно покажет. Во-вторых, это российский коллекционер был одним из тех, кто способствовал первым международным успехам Мунка: сделанные в 1900-е приобретения Михаила Морозова, оказавшиеся в собрании ГМИИ, тоже обещают показать на выставке.  

 

Гид по главным выставкам 2019 года

Боги, люди, герои. Из собрания Национального археологического музея Неаполя и Археологического парка Помпеи 
19 апреля — 23 июня, Государственный Эрмитаж 

Это не просто парадный визит одного великого европейского музея в гости к другому — хотя бы и очень ценный как музейно-дипломатический жест. В отличие от Музеев Ватикана, неаполитанское археологическое собрание привлекает гораздо меньшее внимание российских туристов, которых, может быть, отпугивает «скучное» словосочетание «археологический музей». Но неаполитанская коллекция — нечто бесконечно большее, чем стандартный набор расписных ваз, мраморных торсов и прочих артефактов. В ней с XVIII века аккумулированы находки из трех древнеримских курортных городов, в одночасье уничтоженных извержением Везувия в 79 году н.э., — прежде всего Помпеев, а также Геркуланума и Стабий. Пепел и лава на века законсервировали не только мириады произведений искусства, хотя открытие последних тоже было судьбоносным. Оно перевернуло, например, представления об античной живописи, которую до раскопок в Помпеях европейцы представляли себе поверхностно, а ведь некоторые помпейские фрески и мозаики представляют собой копии знаменитых в ту пору древнегреческих картин, своего рода античных «джоконд» и «ночных дозоров», оригиналы которых, естественно, сгинули. Вместе с тремя городами была заново открыта сама классическая античность — не как ученый конструкт, а как огромный пласт жизни с ее бытом, привычками, блеском, нищетой, храмами, борделями. По существу, эти фрески, мозаики, предметы утвари, крайне редко покидающие нынче Неаполь (да еще массово), в свое время изменили лицо европейской культуры конца XVIII — начала XIX века, отозвавшись валом «помпеянских» стилизаций буквально везде — от дамских нарядов и украшений до архитектуры дворцов и церквей. За примерами в том же Эрмитаже далеко ходить не надо.

 

Гид по главным выставкам 2019 года

Щукин. Биография коллекции 
17 июня — 15 сентября, ГМИИ им. Пушкина 

 
120 000 посетителей — феноменальный показатель, которым временные выставки могут похвастаться в ультраредких случаях. Выставке в парижском Фонде Louis Vuitton, посвященной собранию великого отечественного коллекционера Сергея Щукина (1854–1936), этот рекорд дался влегкую. Побить его в наших условиях — задача непростая, тем более что в формальном смысле выставка представляет произведения из российских музеев, а не заграничных. Но все-таки случай абсолютно уникальный: два славнейших наших музея, Эрмитаж и ГМИИ, делают совместный проект, отложив давний спор. Один из предметов этого спора — как раз щукинская коллекция. Собрание именитого купца и просвещеннейшего мецената с передовым вкусом, благодаря которому в Москве оказались работы столпов французского модернизма — Моне и Дега, ван Гога и Пикассо, Гогена и Матисса, после революции попало сначала в свежесозданный Музей нового западного искусства (ГМНЗИ). А потом было буквально по живому разделено между Эрмитажем и ГМИИ. Теперь непревзойденную коллекцию, созданную Сергеем Щукиным (и его братьями), воссоздадут в самых внушительных масштабах: под выставку отведут 11 залов главного здания. А в освободившихся пространствах Галереи искусства стран Европы и Америки Фонд Louis Vuitton презентует собственную грандиозную коллекцию современного искусства — от Джакометти до Бэнкси. А Эрмитаж покажет у себя другую часть собрания упраздненного ГМНЗИ — не менее знаменитые вещи из коллекции Ивана Морозова. Хоровод искусства под стать одному из самых эмблематичных щукинских сокровищ — «Танцу» Матисса, который, разумеется, тоже прибудет из Петербурга в Москву.

 

Гид по главным выставкам 2019 года

Василий Поленов 
26 сентября — 26 января, Государственная Третьяковская галерея

  
Почти сельская идиллия «Московского дворика», ностальгический бурьян «Бабушкиного сада», застенчивые красоты приокских видов: в первую очередь при упоминании имени Поленова вспоминается вся эта, по шаляпинскому выражению, «тишина русского озера с карасями». С детских лет мы привыкли вписывать Поленова в один ряд с Саврасовым и Левитаном — и по праву. Но к родным пейзажам свести его невозможно, о чем призвана напомнить большая ретроспектива в Третьяковке. Поленов создавал театральные декорации и опекал самодеятельные театры — заводские, деревенские, школьные. Проектировал церкви и дома — причем Репин, коллега и друг, называл его «прирожденным архитектором». Ездил на Русско-турецкую войну зарисовывать ее события. Общался с Полиной Виардо, слушал в Байрейте мировую премьеру вагнеровского «Кольца нибелунга» и сам занимался композицией: «живописью и музыкой я живу», признавался он. Вслед за властителями дум своего времени размышлял над учением, земной жизнью и историческим образом Христа. На выставку надо идти, чтобы увидеть, насколько удивительно все это переплетается: декорации выдают глаз и руку пейзажиста, стилизованная архитектура и костюмные исторические картины кажутся оперой, а бесчисленные восточные пейзажи оказываются подготовительным материалом для грандиозного проекта «Из жизни Христа». Наряду с другими работами евангельского цикла покажут и монументальное полотно «Христос и грешница», которое впервые привезут в Москву из Русского музея.

 

Гид по главным выставкам 2019 года

Йоко Оно. The Sky Is Always Clear 
1 октября — 24 ноября, Московский музей современного искусства 

 
«Просверлите небо. Вырежьте в листе бумаги отверстие такого же размера, как в небе. Сожгите бумагу. Небо должно быть безоблачно голубым». Это одна из знаменитых «Инструкций», которые Йоко Оно, уже свой человек в великом авангардном движении Fluxus, начала сочинять еще в начале 1960-х — до встречи с Джоном Ленноном. Прошли годы и десятилетия, проклинать Оно за распад Beatles устали, кажется, даже самые фанатичные поклонники ливерпульской четверки, а вечно молодая японка по-прежнему записывает альбомы, показывает инсталляции и проповедует в соцсетях. Выставка в ММСИ (Оно приедет открывать ее самолично) станет конспектом пестрого перечня художественных практик, с помощью которых она искала и ищет ответы на вопрос о смысле и общественном предназначении искусства. На почетном месте будут именно «Инструкции» — когда сами по себе, когда развитые в арт-объект или перформанс. Коротенькие «рецепты», напоминающие то нежно-абсурдистскую поэзию, то готовый сценарий художественной акции, уподобляют и дзенским коанам, и японским хокку. На эти неоригинальные сравнения, понятное дело, наталкивает восточное происхождение Оно, но гораздо интереснее разобраться в ее отношениях с огромным пластом западного концептуального искусства — от Йозефа Бойса и Джона Кейджа до Марины Абрамович и Дэмиена Херста. 

 

Гид по главным выставкам 2019 года

Леонардо да Винчи 
24 октября — 24 февраля, Лувр

 
Полтысячелетия тому назад, 2 мая 1519 года, 67-летний Леонардо да Винчи умер в Амбуазском замке на руках у короля Франции — Франциска I. Гипнотическая дата, знаменитейший из знаменитых мастеров Ренессанса: сочетание слишком манящее, чтобы не выступить с большой, оглушительной выставкой. У Лувра в данном случае есть и дополнительные побудительные причины для такого проекта в жанре «величайший музей чествует величайшего живописца». Франция всегда ревниво относилась к условному подданству Леонардо: что с того, что он тосканец по рождению, зато умер на берегах Луары. И вдобавок треть из тех немногочисленных картин, которые сегодня безоговорочно относят к работам великого перфекциониста, тоже хранится во Франции. Проект задуман на славу и готовился годами: проведена тщательная реставрация, заново исследован каждый миллиметр живописи, еще раз изучены и осмыслены рукописи и документальные свидетельства. Словом, все для того, чтобы торжественно и с блеском продемонстрировать публике возможный максимум наследия Леонардо, многоликого, нелюдимого, загадочного, равно почитаемого что эстетами всех времен, что массовой культурой. Событие уникальное, но есть еще и две особые интриги. Первая — привезут ли в Лувр нашумевшего «Спасителя мира», принадлежавшего Дмитрию Рыболовлеву? Скорее всего, привезут, и, скорее всего, картина будет одним из центров притяжения: кому не хочется сделать селфи на фоне доски стоимостью $450 миллионов? Вторая — точное количество выставленной живописи. Лувр, естественно, ждет, что наряду с другими работами на выставке будут и три знаменитые картины из Уффици, но в последний момент Италия неожиданно заартачилась. С уровня музейщиков дискуссия перешла на уровень политиков. О чем они договорятся, станет ясно ближе к осени.   

 

Гид по главным выставкам 2019 года

Гейнсборо
26 ноября — 9 февраля, ГМИИ им. А.С. Пушкина

Великий пейзажист, основоположник большой традиции, сначала сентименталистской, а потом и романтической, — при этом сплошь и рядом выписывавший свои пейзажи вовсе не на пленэре, а в мастерской, расставив на столе «ландшафты» из того, что попалось под руку: бумага, овощи, тряпки. Интроверт и ценитель созерцательной жизни, вынужденный ради заработка выбиться в модные светские портретисты. Портретист, не любивший это ремесло (если ему самому верить, во всяком случае) — но при том создатель изумительных по поэтичности и сдержанному психологизму портретных образов. Тонкий знаток и ценитель барочных фламандцев (Рубенса, Йорданса, ван Дейка), на самом деле уходивший от их эстетики все дальше и дальше. Как будто противоречащие друг другу моменты в артистической биографии Томаса Гейнсборо можно отыскать во множестве, но на самом деле все они гармонично складываются в редкое по обаятельности целое. Драгоценную выставку одного из главных своих художников привозит к нам Великобритания, объединившая по такому случаю усилия лучших музеев во главе с Национальной галереей, Национальной портретной галереей и Музеем Виктории и Альберта. Едва ли не впервые творческую личность Гейнсборо покажут в России так подробно и так многосторонне. Не забыты даже его опыты с «эйдофузиконом» — новаторским слайд-проектором, для которого, ради создания театральных эффектов, он писал небольшие картины на стекле: эти чудом сохранившиеся «слайды» тоже представят в ГМИИ. То, что выставка приурочена к «Декабрьским вечерам», на самом деле как нельзя кстати — музыку и сам Гейнсборо очень любил.

 

Гид по главным выставкам 2019 года

«Я воздвиг там мой царский дворец...» 
Памятники ассирийского искусства из коллекции Британского музея 

10 декабря — 31 марта, Государственный Эрмитаж

 
Когда в 1840-е годы англичанин Остин Генри Лейард открыл ассирийские города Нимруд и Ниневию, это в каком-то смысле стало для XIX века таким же эпохальным событием, что и раскопки Помпеев — для века XVIII. Европа увидела воочию свидетельства величия и мощи сгинувшей ближневосточной империи: драгоценности, торжественные рельефы, исполинских крылатых быков и прочие украшения царского дворца — они еще долго будут тревожить воображение западных художников. Наука получила возможность предметно изучить огромный пласт древней истории, единственным источником сведений о котором веками оставался разве что Ветхий завет. Самое главное — Лейард нашел во дворце царя Ашшурбанипала его библиотеку, древнейшее из сохранившихся книжных собраний планеты, и среди десятков тысяч табличек из обожженной глины, покрытых клинописью, обнаружился, например, «Эпос о Гильгамеше», опять-таки одно из древнейших великих литературных произведений. Находки Лейарда, с большими трудами перевезенные в Лондон, не только составили славу Британского музея, но и способствовали престижу Британской империи как покровительнице наук и охранительнице древностей. Беспардонный вывоз чужеземных культурных ценностей, конечно, не самая красивая страница западной интеллектуальной истории. Но в случае ассирийских сокровищ, найденных на территории нынешнего Ирака, трудно удержаться от мысли, что в Лондоне, вдали от превратностей ближневосточных конфликтов, им спокойнее (по крайней мере, пока). Пусть лучше перемещаются временно — на выставки. Например, в Эрмитаж, который давно не принимал столь масштабных (и столь зрелищных) археологических выставок из Англии.  


Для справки

Некоторые из вышеупомянутых выставок, возможно, не состоялись бы без финансовой поддержки банка ВТБ. Банк стал генеральным спонсором экспозиций «Френсис Бэкон, Люсьен Фрейд и Лондонская школа» в ГМИИ им. А.С. Пушкина и «Илья Репин» в Государственной Третьяковской галерее.

Поделитесь с друзьями:
Facebook Вконтакте Твиттер Одноклассники LiveJournal МойМир Google Plus Эл. почта
Подписаться на новости раздела «Культура»
Материалы по теме

4 февраля 2019

<p>
	 История жизни Артемизии Джентилески через призму ее картин
</p> Первая феминистка

История жизни Артемизии Джентилески через призму ее картин

10 января 2019

<p>
	 Директор Третьяковской галереи Зельфира Трегулова — о партнерах, новых проектах и планах на будущее
</p>
 «То, что Сергей Шнуров сделал с “Черным квадратом”, действительно потрясающе»

Директор Третьяковской галереи Зельфира Трегулова — о партнерах, новых проектах и планах на будущее

10 июля 2018

<p>Неожиданный тест на знание искусства</p> Угадайте художника по автопортрету

Неожиданный тест на знание искусства

Все новости