Пока в душе Пабло Пикассо бушевали страсти и отчаяние, порожденные самоубийством близкого друга Карлоса Касагемаса, его картины окрасились в глубокие синие оттенки. В один из мрачных дней «Голубого периода» товарищ художника, Макс Жакоб, сделал предсказание: «Все линии на твоей ладони будто ответвляются от линии удачи. Она — словно первая искра фейерверка; такая четкая звезда встречается очень редко и только у тех, кому предначертаны большие свершения». Трудно сказать, обладал ли Макс каким-то мистическим даром, но эти слова вскоре стали воплощаться в жизнь. Наступала пора перемен. В 1904 году Пабло Пикассо справился с депрессией, переехал в Париж и ступил на тропу, которая повела его к великой славе.

Встреча

На момент возвращения в Париж Пикассо было 23 года. Первым делом после приезда художник снял себе жилье на Монмартре — в доме №13 на улице Равеньи. Странное полуразрушенное здание, которое представляло собой «дерево, жесть, грязные стекла и торчащие в разные стороны печные трубы», местные жители прозвали Бато Лавуар — «плавучая прачечная». Здесь располагалось тридцать мастерских, на которые приходился единственный кран — и тот с холодной водой.

Несмотря на то что жить в этом доме было крайне некомфортно, «прачечная» уже не одно десятилетие пользовалась популярностью у деятелей искусства. В свое время здесь нашли пристанище Огюст Ренуар, Максим Морфа, многочисленные поэты, писатели и торговцы картинами.

Компанию Пикассо составили белая мышь и две собаки — фокстерьер Гат и дворняга Фрика. Постоянный хаос, разруха и вечные гости-испанцы — так выглядела обитель Пикассо. В этот период Пабло много работал, искал себя и экспериментировал. Пробовал даже заняться боксом, но быстро к нему охладел. Голубой цвет все еще главенствовал в его картинах, но постепенно на холстах стали проступать новые оттенки: свежие и очаровательно розовые, словно отблески зарождающегося восхода — признаки зажегшихся на горизонте лучиков перемен.

«Фернанда в черной мантилье», 1906 год

4 августа 1904 года в городе разразилась гроза. Пикассо направлялся домой, когда ему на пути встретился бездомный котенок. Художник, у которого дома и так уже собрался целый зверинец, решил подобрать животное — и в этот же день нашел ему хозяйку. При подходе к «прачечной» он столкнулся с промокшей до нитки девушкой. Ее необычайная красота поразила Пабло, и в качестве приветствия он… сунул ей в руки котенка. Оба расхохотались, и Пикассо пригласил красавицу к себе в студию. Ее звали Фернанда Оливье (настоящее имя — Амели Ланг), она стала первой женщиной в жизни Пикассо, которую он по-настоящему полюбил. Незнакомка надолго оставалась не только обожаемой любовницей, но и музой, наполнявшей вдохновением серые будни художника.

Фернанда

Фернанда и Пикассо были ровесниками. Девушка родилась в Париже, в еврейской семье шляпочников. Хотя на момент знакомства Фернанда жила с другим испанским художником — Иоахимом Суньером, роман с Пикассо разгорелся в первый же день их знакомства. В путаных фактах биографии, рассказанных ей самой, были истории о двух неудачных замужествах и ребенке, пропавшем бесследно вместе с первым мужем.

В свои 23 года Фернанда зарабатывала на жизнь, позируя для художников в Бато-Лавуар, благодаря чему и произошла ее встреча с Пикассо. Гертруда Стайн так писала о новой пассии художника: «Хорошо это или плохо, в Фернанде все было естественно».

Пабло впервые за долгое время почувствовал себя действительно счастливым: статная очаровательная девушка, на которую заглядывались мужчины, проводила с ним все дни и ночи. Это тешило его самолюбие и поднимало до небес самооценку. Рядом с ней он чувствовал себя желанным, нужным и мужественным.

Фернанда позже так вспоминала их знакомство: «…в нем не было ничего особенно соблазнительного, однако его настойчивость, выражавшаяся буквально во всем, привлекала к себе внимание. Его невозможно было отнести к какой-то категории людей, но то сияние, тот внутренний огонь, какой чувствовал в нем всякий, порождал своего рода магнетизм, которому я была не в силах противиться».

Фернанда Оливье, Пабло Пикассо и Рамон Ревентос

Для Фернанды эти отношения были чем-то естественным и понятным: она и до этого встречалась с мужчинами и даже бывала замужем. Но для Пикассо, который впервые переживал серьезные чувства, все было в новинку. В том числе и ревность. Постепенно его сердце стал наполнять страх, что Фернанда может уйти от него к другому (хотя поводов для этого, судя по всему, не было).

Пабло стал ревновать ее ко всем без разбору: продавцам, прохожим, коллегам-художникам. Он хотел упрятать ее подальше от всего белого света. Фернанда позже писала об этом периоде: «Помнит ли еще Пикассо юную подругу, которая часто позировала ему? В ту пору она месяцами не могла выйти из дому, так как ей не во что было обуться. Помнит ли он зимние дни, когда приходилось оставаться в постели, так как было не на что купить угля, чтобы обогреть ледяную мастерскую? <...> А маленькие праздники? И стопки книг, купленных у букиниста на улице Мартир? Мне необходимо было чем-то занимать себя — Пикассо, с его болезненной ревностью, держал меня взаперти. Но у меня были чай, книги, диван и почти отсутствовали домашние обязанности, так что я была счастлива, очень счастлива».

Фернанда Оливье

Несмотря на кромешную нищету, молодые люди любили друг друга и находили счастье в самых простых вещах. В их тесном жилище художник соорудил алтарь имени Фернанды. Постамент состоял из деревянного ящика, обитого красной тканью, на нем стояли ее портрет, голубая ваза с искусственными цветами, и здесь же хранилась белая льняная блуза. Именно в ней Фернанда была в первый день их знакомства. Своим легким нравом и оптимизмом девушка прекрасно уравновешивала непростой характер Пикассо. Вместе с ее появлением в жизнь художника впервые пришли стабильность и гармония с самим собой.

Пикассо и Оливье прожили вместе почти десять лет: от этого периода осталось большое количество портретов Фернанды и разнообразных женских образов, написанных с нее.

«Розовый период»

Внезапная любовь и романтические настроения окрасили полотна Пикассо в новые цвета. Постепенно угрюмых нищих и стариков сменили жизнерадостные циркачи, арлекины и акробаты — персонажи, с которыми он знакомился в цирке Медрано около Монмартрского холма. Теперь главным цветом его картин стал выразительный жемчужно-розовый.

Смысловой подтекст тоже поменялся: в сюжетах появились нежность, трогательность сопереживания и «неуловимая хрупкость момента». «Розовый период» длился всего два года (с 1904 по 1906 год) и стал знаковым переходом от «личного» творчества, наполненного эмоциями и переживаниями, к смелым и новаторским экспериментам в искусстве, которые вскоре принесут Пикассо всемирную славу.

Калеки и убогие, которые раньше представали на картинах в удручающих синих и черных тонах, сменились бродячими артистами и циркачами. Теперь Пикассо видит людей вокруг не через призму депрессии, а через новые «розовые» очки. И пусть их жизнь несовершенна, пусть в ней есть грусть, суровый быт и нужда — художник принимает своих героев такими, какие они есть: сильными и немощными, счастливыми и подавленными, нелепыми и трогательными. Главное, образы вновь наполнились жизнью, тьма «Голубого периода» постепенно отпускает художника. Что интересно, Пикассо часто изображал в роли Арлекина самого себя (например, в картине «В кабаре Лапин Агиль»), а в роли других персонажей — своих друзей.

Образ самого Пикассо тоже трансформировался. На автопортретах «Розового периода» он молод, полон сил и вдохновения. Формы композиции просты, во взгляде чувствуется уверенность, одухотворенность и жажда жизни.

«Девочка на шаре», 1905 год

Один из главных шедевров «Розового периода» — картина «Девочка на шаре». На ней изящная юная девушка, улыбаясь, балансирует на шаре. Рядом с ней на массивном кубе восседает крупный широкоплечий атлет. Красота здесь проходит по тонкой грани: между мужской силой и хрупкой женственностью, стабильностью и гибкостью, фундаментальностью и легкостью. Но самое главное заключается в том, что они — девочка и атлет — неделимы: в любой момент фигурка на шаре может потерять равновесие и упасть, но в версии Пикассо атлет обязательно удержит ее. А, если представить, что девушки на картине нет, юноша-атлет покажется бесконечно одиноким.

Путь к богатству

Стоит заметить, что дни «Розового периода» не были сплошь усыпаны розами и любовными воздыханиями. Оптимистичные ноты в жизни и творчестве Пикассо действительно появились, но и бытовые трудности никуда не пропали. Художник, который по-прежнему живет впроголодь, продолжает искать себя и свое место в этом мире: картины не покупают, денег на жизнь не хватает, амбиции зашкаливают. В поисках вдохновения Пикассо даже отправляется (с двадцатью франками в кармане) в Голландию, по возвращении откуда его ждет знаковое событие — знакомство с Лео и Гертрудой Стайн, которое становится предвестником глобальных перемен в жизни художника. Обеспеченные американцы с ходу покупают у Пикассо картину «Девочка с цветочной корзинкой» и буквально за руку вводят его в круг парижской богемы, среду авангардных идей и новейших художественных течений.

«Девочка с цветочной корзиной», 1905 год

Позже Гертруда Стайн так описывала их знакомство: «Пикассо все больше и больше становился французом, потому и начался его «розовый» или «арлекинский» период. Потом он освободился от этого цирка и изящной французской поэзии, он освободился от них так же, как освободился от «голубого периода», и вот тогда-то, в конце «арлекинского периода», я и познакомилась с ним <...> Первой его картиной, которую мы купили, была «Девочка с цветочной корзиной». Она была написана на взлете этого «арлекинского периода» и исполнена изящества, тонкости и очарования. Потом мало-помалу его рисунок отвердевал, линия становилась жестче, колорит мощнее, что естественно, поскольку он уже был не юношей, а мужчиной».

Встреча с Гертрудой Стайн и ее братом предвосхитила другое важное событие: Апполинер Гийом привел в мастерскую Пикассо владельца картинной галереи Амбруаза Воллара. К неподдельному шоку всех присутствовавших он изъявил желание купить у Пикассо тридцать картин за две тысячи франков. В то время на такую сумму можно было безбедно прожить три года.

«Гарем», 1906 год

Счастье уверенно постучало в дверь художника. Отмечать удачную продажу картин Пабло и Фернанда отправились на родину художника — в Испанию, где путешествовали по местам юности Пикассо, встречались с родственниками и старыми знакомыми. Наконец-то он доказал сам себе и остальным, что стал серьезным и самостоятельным мужчиной, которого к тому же сопровождала такая обаятельная спутница. В поездке Пабло продолжал любоваться красотой своей пассии и постоянно писал ее портреты. Однако в некоторых работах, таких как «Гарем», прозвучали отголоски новых течений в их отношениях. Здесь с Фернанды Пикассо написал все четыре женские фигуры, но это не образы его любимой женщины. Это образы отстраненных красавиц, которыми любуются другие.

Фото: Getty Images Russia, РИА Новости

Главный редактор
Александр Богословский
Арт-директор
Николай Шляхтин
Текст
Наталья Игнатова, Наталия Грачева, Наталья Волкова, Александр Богословский
Корректор
Лидия Ткачева
Редакция VTBRussia.ru
Александра Лаврова, Екатерина Майорова
© VTBRUSSIA.RU