Кубизм — это разрыв с классическими ценностями и полномасштабная революция в мире искусства. С работой Пикассо «Авиньонские девицы» — первого произведения, ломающего привычные стереотипы об изображении формы, — приходит осознание того, что этот мир больше никогда не будет прежним; что разрыв (во имя свободы самовыражения) с ценностями прошлого неизбежен. В жизни Пикассо наступает время новых знакомств и друзей, во многом благодаря которым он совершает переворот в искусстве.

Роковое знакомство

Знакомство Пикассо с братом и сестрой — Гертрудой и Лео Стайн, которое во многом предопределило всю его дальнейшую жизнь, состоялось благодаря весьма эксцентричному человеку — Кловису Саго, клоуну, который переквалифицировался в галериста и организовал артистическое пространство в помещении бывшей аптеки. На тот момент Стайны, переехавшие в столицу Франции в 1902 году, уже были хорошо известны в богемных кругах Парижа, а их дом являлся, по сути, неформальным центром современного искусства.

Увидев впервые Гертруду, Пикассо попросил ее позировать для портрета. Целых восемьдесят сеансов было позади, но портрет никак «не хотел вырисовываться». В итоге художник закрасил голову Гертруды на холсте и заявил: «Я давно уже смотрю на тебя и ничего не вижу».

Этот, в общем-то, свойственный характеру Пикассо циклический спад творческой энергии и вдохновения был лишь затишьем, передышкой перед настоящей бурей. В его голове уже созрели вопросы, ответом на которые стал новый стиль изобразительного искусства — кубизм.

«Гертруда Стайн», 1906 год

Чтобы немного отвлечься и развеяться, Пикассо с Фернандой едут в отпуск — в родную Испанию: посещают Барселону и Госоль — городок в Пиренейских горах, добраться до которого можно лишь верхом на муле. Красота природы, уют и безмятежность — здесь они в полной мере наслаждались жизнью, а после возвращения в Париж Пикассо без труда закончил портрет Гертруды Стайн всего за один день. Подруга высоко оценила работу Пабло: «Я была довольна портретом и до сих пор вижу на нем себя, это единственная моя репродукция, на которой я кажусь похожей сама на себя».

«Мужеподобная походка, голос, толстая, низкая, грузная, но лицо красивое, сильное, благородные черты, глаза чрезвычайно правильной формы, умные» Фернанда Оливье о Гертруде Стайн

Пабло говорил Гертруде, что она — его единственный друг женского пола. Ее брат Лео был художником, вместе они продолжительное время путешествовали по Европе, изучая историю искусств. В Париже парочка вызывала неоднозначное впечатление: кто-то смеялся над их оригинальностью, а кто-то ей восхищался. «Оба они были в костюмах из вельвета цвета каштана и в сандалиях. Их не волновали насмешки и чужое мнение — для этого они были слишком умны и уверены в себе. У них были деньги, а он (Лео) хотел рисовать», — вспоминала Фернанда.

Гертруда Стайн

«Портрет Гертруды Стайн» обозначил новые пристрастия Пикассо в живописи. На самом деле это не был портрет той Гертруды, с которой он был знаком. Это был образ ее личности — своеобразная маска — которая жила в ней, но проявилась только с возрастом. Так же, как в случае с Дорианом Греем, только наоборот: Гертруда с годами все более походила на мудрую, сильную, решительную женщину, изображенную на холсте. Пикассо писал: «После Госоля я перестал рисовать с натуры. Уже там я работал без натурщиков и моделей. Я искал что-то новое».

Анри Матисс и африканские маски

Инициатором знакомства Пабло Пикассо и Анри Матисса стала Гертруда. Она обожала их обоих и даже написала в честь их дружбы рассказ «Матисс, Пикассо и Гертруда Стайн». Они были противоположные по характеру, но оба совершенно гениальные. «Этим двум художникам прочили самые большие свершения в искусстве», — вспоминала Фернанда. Матисс говорил, что они с Пикассо «разнились между собой так же сильно, как Северный полюс и Южный». Но в этой конкуренции, в этой отчасти болезненной для каждого славе другого рождалось их великое искусство.

Анри Матисс

Матисс стремился к красоте и покою, вдохновлял зрителя яркими насыщенными цветами. Пикассо, того не осознавая, экспериментировал, шокировал каждой своей идеей и ее воплощением, тяготел к серо-коричневой цветовой гамме и видоизменению привычной формы предметов. На субботних вечерах у Стайнов Матисс блистал и очаровывал собеседников харизмой, яркой внешностью и густой рыжей бородой. Пикассо был угрюм, порой нелюдим и часто пребывал в состоянии рефлексии.

Пабло Пикассо

В это время Пикассо искал вдохновение в примитивистском искусстве — особенно в экспонатах Лувра и Трокадеро. Его друзья-художники были поглощены этой темой и с одержимостью изучали африканские маски. Каждый из них находил в народных мотивах свою уникальную задачу, требующую развития. Когда Матисс во время посиделок у Стайнов впервые показал Пикассо африканскую статуэтку, тот был поражен и восхищен одновременно. Поэт Макс Жакоб описал этот момент так: «Матисс взял со стола черную деревянную статуэтку и показал ее Пикассо. Тот весь вечер не выпускал ее из рук. На следующее утро я пришел к нему в студию — весь пол был завален листами бумаги. На каждом листе было нарисовано практически одно и то же: женское лицо с одним глазом и очень длинным носом, переходящим в рот, локон волос на плече. Так родился кубизм».

Африканская маска

Весь 1906 год Пикассо размышлял, экспериментировал и изучал примитивистское искусство. После долгих исканий у него родилась новая, совершенно новаторская мысль: что если созданная природой естественная форма объектов не есть единственная ее трактовка? Что если эту форму можно увидеть и трактовать по-другому?

«Авиньонские девицы»

«Я пошел в старый музей Трокадеро, и там было отвратительно. Блошиный рынок. Этот смрад. Мне было так одиноко. Я хотел уйти, но не уходил, я остался там. Остался. Я чувствовал, как это важно: что-то происходило со мной, понимаете? Маски не похожи на другие виды лепки. Совсем. Но почему (внимание привлекли африканские) не египетские, не халдейские? Потому что они были просто грубыми подделками, в них не было волшебства. Негритянские маски служили посредниками. Они защищали от всего — от враждебных духов, от неизвестного».

Картина «Авиньонские девицы», созданная Пикассо в результате пережитых впечатлений, стала иллюстрацией его разрушительного манифеста, который родился в размышлениях о новом искусстве: «Очевидно, природа существует для того, чтобы мы могли над ней надругаться!»

Эти слова, несмотря на их жесткость и даже жестокость, стали очень популярны в окружении художника. Они ярко и емко выражали назревший протест против буржуазного общества, навязанного им традиционного творческого процесса, сексуальных запретов и прочих условностей. Пикассо решил подарить искусству свободу, а негритянские маски по силе своей экспрессии стали неисчерпаемым источником вдохновения в достижении этой цели.

«Авиньонские девицы», 1907 год

Мир входил в новую эру, и ее символом стала работа Пабло Пикассо. Пять устрашающих женщин, проституток, вызывающе глядят с картины. Их лица напоминают первобытные маски — те самые, которые так впечатлили художника. «Авиньонские девицы» — это еще не кубизм в полном смысле, но это поворотный момент, после которого обратного пути у Пикассо не было. Он упростил и видоизменил формы человеческого тела, выделив в них геометрические фигуры. Это был первый шаг на пути к разделению любого увиденного объекта на простые формы. Поэт и писатель Андре Сальмон говорил: «Эти уродливые лица застыли в ужасе, наполовину превратившись в маски».

Даже друзья и коллеги Пикассо, которые разделяли его передовые взгляды и были достаточно духовно раскрепощены, растерялись, впервые увидев это огромное полотно. Аполлинер заявил, что это революция в искусстве. Гертруда Стайн вообще не смогла подобрать слов, чтобы описать свои впечатления. Лео Стайн смущенно и растерянно засмеялся. Матисс поклялся отомстить за издевательство над современным искусством. Дерен иронически отметил, что «однажды Пикассо найдут повесившимся за своей огромной картиной». Жорж Брак — художник, с которым Пабло познакомился незадолго до окончания картины и который впоследствии стал одним из самых верных его друзей и соратников, — увидел «Авиньонских девиц» и сказал: «Зрелище производило такое впечатление, как если бы кто-то пил керосин и выдыхал огонь».

Друзья по жизни

Брак был ровесником Пикассо и происходил из художественной семьи. Кроме главной страсти — живописи — он хорошо играл на аккордеоне, боксировал и танцевал. Его самым любимым местом в Париже был «Салон независимых», куда стекались художники, отвергнутые комиссией официальной Всемирной Выставки — самые смелые и свободные духом. Вместе Брак и Пикассо исследовали изобразительное искусство и ломали его стандарты. Их главной идеей было свести к минимуму лишние детали, но сохранить основополагающие формы.

Жорж Брак

Первым художником, который разочаровался в популярном в те годы импрессионизме, стал Поль Сезанн. Он отверг основанный на восприятии мимолетности момента и ощущения солнечного света стиль и увлекся изучением формы. Сезанн написал 80 пейзажей с изображением горы Сент-Виктуар и добился устойчивого сочетания цвета и формы. Все предметы в его картинах будто вписаны в простые геометрические объекты. Брак и Пикассо, беря за основу идею Сезанна, пошли еще дальше и разбили изображение на мелкие детали — «кубики». Так родился новый эффект психоэмоционального воздействия на зрителя. Впервые зрители увидели новую, выдуманную художником реальность, преломившую форму привычных предметов.

Пикассо и Брак самозабвенно работали и проводили вместе много времени. Фернанду это злило, но творческий союз оказался сильнее романтических отношений. О своем друге художник говорил так: «Брак был той женщиной, которая меня любила».

Друзья настолько сработались и добились такого сходства в обезличивании искусства и выведении формулы чистой формы, что их произведения было легко перепутать.

В 1910 году творческие эксперименты Пикассо в стиле кубизм достигли своего апогея. Это произошло в портрете Канвейлера. Пожертвовав глубиной, объемом, перспективой и цветом, Пикассо добился эффекта разделения человеческого тела на отдельные элементы. Правда, автопортреты в таком стиле Пабло не писал никогда: он верил в магическую силу такого визуального разделения. Даже портрет Жоржа Брака он писал с натурщика, похожего на друга, но не с него самого.

«Портрет Канвейлера», 1910 год

В 1912 году Пикассо создал первый в XX веке коллаж «Натюрморт с плетеным стулом». Это стало новой ступенью в творчестве дуэта Пикассо – Брак и очередным этапом развития строгого аналитического кубизма. Критики были в ярости: «Возврат к варварству и примитивной дикости, уничтожение и отрицание всего прекрасного в жизни и природе».

«Натюрморт с плетеным стулом», 1912 год

Коллаж был выполнен в технике аппликации: в живописные работы включались фрагменты бумаги, а позже дерево и другие текстуры. Коллаж, по мнению художников, не имитировал реальность, как это делает вся живопись, а видоизменял ее — фактически создавал ее заново. В этот период Пикассо ушел от живописи копирования и перешел к «искусству сущностей». Теперь в его работах были не изображения элементов реальной жизни, а сами элементы. Например, вырезки обоев и даже куски веревки.

Если друг оказался вдруг…

21 августа 1911 года неизвестные похитили из Лувра шедевр Леонардо да Винчи — знаменитую «Мону Лизу». Все газеты пестрили этой новостью, Париж охватила паника: неужели самый крупный музей Франции так плохо охраняется? А уже 28 августа некий любитель искусства Жери Пьере принес в полицейский участок иберийскую статуэтку, украденную им из Лувра. Ужас ситуации заключался в том, что этот бельгиец некоторое время назад был секретарем Гийома Аполлинера — знаменитого поэта и близкого друга Пикассо, а украденную статуэтку какое-то время хранил у него дома. Хуже всего было то, что за несколько лет до случившегося в Лувре Пьере продал Пикассо две статуэтки, тоже, разумеется, украденные. Тогда Пикассо был безмерно рад удачному приобретению, но все-таки, следуя совету Пьере, убрал статуэтки от посторонних глаз.

Гийом Аполлинер

Пикассо и Аполлинер, перепуганные до полусмерти, совместно разрабатывали план действий, который помог бы избежать «участия» в этом неприятном деле. Они были готовы на все: избавиться от улик и даже совершить побег из страны. Выбрав самый безопасный, по их мнению, вариант — передать статуэтки полиции — Аполлинер направился в участок. Он согласился вернуть статуэтки в обмен на тайну личности. Однако полицейские не сдержали слово и арестовали поэта. Ему предъявили обвинения в укрытии преступника, в содействии ограблению и в причастности к международной криминальной группировке, специализирующейся на краже произведений искусства.

Два дня спустя полиция наведалась и к Пикассо. Его проводили в участок, где он должен был предстать перед судебным следователем. Дрожа и практически теряя рассудок от волнения, тот прибыл в кабинет, где увидел друга: «Бледный, растрепанный и небритый, с порванным воротничком и в расстегнутой рубашке, без галстука, исхудавший, будто призрак — на него нельзя было взглянуть без тоски и жалости».

Сознание Пикассо затуманилось, и, как часто бывает в таких ситуациях, включился инстинкт самосохранения. Судьба талантливого поэта и близкого человека в мгновение оказалась под прицелом. И Пикассо «выстрелил»: он заявил, что лишь поверхностно знаком с тем, кто сидел перед ним. Аполлинер, совершенно не ожидавший такого поворота, заплакал. Пикассо тоже содрогнулся от слез. Он совершил предательство.

Несмотря на то что Аполлинер провел в тюрьме всего пять дней, он не смог восстановить репутацию и простить такой поступок близкому человеку, которого он любил и оберегал. На людях они продолжали вести себя, будто ничего не случилось: Аполлинер не показывал обиды. Только в письмах друзьям он с тех пор всегда называл Пикассо «X» и никогда больше не упоминал его имени.

Ева Гуэль

В 1910 году отношения Пикассо и Фернанды стали затухать. Страсть прошла, а на горизонтах у обоих появились новые возлюбленные. Героиней Пикассо стала Ева Гуэль (настоящее имя — Марсель Умбер). Она была полной противоположностью Фернанды, и, возможно, именно поэтому художник без памяти в нее влюбился.

«Миниатюрная, тоненькая, несомненно умная, Ева не питала любви к богеме и не грезила о богатстве, зато принесла с собой постоянство привычек, кулинарные таланты и спокойствие духа, которое было ему так необходимо» Пьер Декс, друг и биограф Пабло Пикассо

Это было безоблачное время для них обоих. Оба были счастливы и влюблены. Пабло, не изменяя привычкам, вновь организовал романтическое путешествие по Испании, показывая Еве свои родные места. Казалось, что впереди их ждет много радости и приключений. Но 1913 год обернулся роковым. Сначала умер дон Хосе — отец Пабло. Художник очень тяжело переживал его смерть и сильно болел. Но только он немного пришел в себя, как заболела Ева. Известие об этом прозвучало особенно страшно на фоне новостей о грядущей большой войне.

Когда о начале военных действий объявили официально, друзья Пикассо — Брак и Дерен — ушли на фронт. Самого Пабло не призвали, потому что Испания держала нейтралитет. Он глубоко переживал собственное бездействие и не мог найти себе места. Но настоящая беда подкралась совсем близко. У Евы обнаружили рак гортани, и болезнь стремительно ее поглощала. С весны 1915 года ей становилось все хуже. Этой же весной Жорж Брак получил тяжелое ранение в голову.

Ева Гуэль

Пабло был невероятно подавлен и одинок. Пытаясь спасти любимую, он метался от одной больницы к другой — все безрезультатно. В декабре 1915 года Ева умерла в возрасте 30 лет.

Историки часто пишут, что Ева Гуэль — главная любовь жизни Пикассо и главная его потеря. Он мечтал жениться на ней, обзавестись детьми и наладить семейную жизнь. Болезнь разрушила любовно созданную им картинку их идеального уютного мира. Еще несколько лет он безуспешно пытался забыть маленькую Еву, в отчаянии вступая в беспорядочные связи. Все это непростое время Пикассо продолжал работать и творить. Вдохновение и силы он черпал в той любви, которую подарила ему его «Прелесть», как он ласково называл Марсель Умбер.

Фото: Getty Images Russia, РИА Новости

Главный редактор
Александр Богословский
Арт-директор
Николай Шляхтин
Текст
Наталья Игнатова, Наталия Грачева, Наталья Волкова, Александр Богословский
Корректор
Лидия Ткачева
Редакция VTBRussia.ru
Александра Лаврова, Екатерина Майорова
© VTBRUSSIA.RU