Что смотреть, пока мир на паузе: опера

20 апреля 2020

12 постановок c эффектом короткого замыкания

Не имеет никакого значения, сколько раз в жизни каждый из читателей этого текста слушал оперу. (Если ни разу, можно прочесть ответы на самые расхожие вопросы о ней.) VTBRussia.ru выбрал 12 оперных постановок для просмотра в карантинные дни. Это не инструкция «с чего начать знакомство с жанром», не «спектакли, без которых вы никогда не поймете оперное искусство», а те работы, в которых, на наш взгляд, от столкновения музыки и сценического действия происходит короткое замыкание. Этот список мог быть втрое больше. Порядок спектаклей в нем не имеет значения, соблюдать его необязательно. Единственное пожелание читателям-зрителям — перед просмотром каждой оперы оставлять за ее порогом любые ожидания.

Все эти спектакли поставлены в последние тридцать лет. Фигурирующие в списке композиторы и вовсе представляют три столетия: самая старая опера, «Галантные Индии» Жан-Филиппа Рамо, написана в 1735-м; «Конец игры» Дьёрдя Куртага окончена два года назад. Пожалуй, единственная мысль, которая объединяет все пункты в списке, — оперный театр богат и разнообразен, он не делится на «классику» и «современность». Сила его воздействия зависит не от времени сочинения партитуры или точного соблюдения композиторских ремарок, а от вещей куда более тонких и трудно выражаемых словами — вот и сейчас пришлось написать что-то про короткое замыкание.

 

Пиковая дама

Петр Ильич Чайковский
Глайндборнский оперный фестиваль, 1992
Дирижер Эндрю Дэвис, режиссер Грэм Вик
Юрий Марусин, Нэнси Густафсон, Сергей Лейферкус, Фелисити Палмер 

Спектакль Грэма Вика не просто пережил свое время, но сразу оказался над временем. Настолько простым и лаконичным он выглядит на первый взгляд, столь ясно и крупно подан каждый сценический жест, так властно спектакль затягивает внутрь себя — и опрокинутый павильон художника Ричарда Хадсона начинает казаться опасной воронкой. Петербургская реальность, с чернильными силуэтами деревьев, чугунными оградами набережных, тяжкими интерьерами дворцов и чахоточным небом белых ночей, оплавлена, фантастически-зловеще преображена — и ни грамма ходульного мистицизма, каким обычно грешат «Пиковые дамы».

 

Травиата

Джузеппе Верди
Зальцбургский фестиваль, 2005
Дирижер Карло Рицци, режиссер Вилли Деккер
Анна Нетребко, Роландо Вильясон, Томас Хэмпсон

Еще один нашумевший и ставший культовым спектакль. В нем отзвуки первых зарубежных успехов Анны Нетребко, грандиозное появление Томаса Хэмпсона в небольшой партии Жермона-отца и оглушительная тишина в начале финального акта, когда толпа, еще минуту назад опьяненная и дикая, отступает перед молчаливым старцем, находившимся на сцене с открытия занавеса. Сказка о потерянном или остановленном времени, разыгранная Вилли Деккером — в числе лучших постановок «Травиаты» и лучших спектаклей именитого Зальцбургского фестиваля 2000-х.

 

Огненный ангел

Сергей Прокофьев
Мариинский театр, 1991
Дирижер Валерий Гергиев, режиссер Дэвид Фриман
Галина Горчакова, Сергей Лейферкус, Владимир Галузин, Константин Плужников, Владимир Огновенко

В основе — первый роман Валерия Брюсова, фантазия на средневековые темы: рыцарь Рупрехт возвращается домой из немецкой колонии в Венесуэле и встречает некую даму по имени Рената, которую терзают невидимые «маленькие демоны». Таинственных духов Сергей Прокофьев живописал с такой мощью, что, кажется, испугался сам — демонологией больше не занимался и в следующих операх смягчил музыкальный язык. Это неотразимое варварство сполна передали Валерий Гергиев и артисты театра, тогда еще носившего имя Кирова. Никто с тех пор не сыграл и не поставил эту оперу, из числа лучших в ХХ веке, с подобным блеском. Дэвид Фриман сочинил спектакль сдержанно-рассудочный и при этом отчаянно-дерзкий — если все пойдет по плану (мы искренне на это надеемся), скоро он вернется на сцену Мариинского и откроет очередной фестиваль «Звезды белых ночей», причем в партии Ренаты состоится многообещающий дебют Елены Стихиной. Если же после домашнего просмотра в квартире послышатся стуки, бояться не стоит: это ничего, это маленькие.

 

Платея

Жан-Филипп Рамо 
Парижская опера, 2005
Дирижер Марк Минковски, режиссер Лоран Пелли
Пол Энью, Лоран Нури, Мирей Делунш

Последний извод по-королевски грандиозной и по-детски наивной французской оперы барокко. Точнее, композитор назвал свое сочинение «буффонным балетом»: танцевальных номеров здесь три десятка, а фабула состоит в том, что Юпитер дразнит свою ревнивую супругу Юнону и спускается с небес прямиком в болото — свататься к нимфе-лягушке по имени Платея. Парижская опера сотворила чудесный спектакль: три часа действия не кажутся долгими, и даже становится обидно, что с тех пор музыкальный театр перестал предаваться подобным ребячествам и безумствам. В буквальном смысле: центральный номер «Платеи» — явление Фолии, то есть Безумия, которое бряцает на лире, стащенной у Аполлона.

Спектакль целиком (плейлист)

 

Галантные Индии

Жан-Филипп Рамо
Опера Бордо, 2014
Дирижер Кристоф Руссе, режиссер и хореограф Лаура Скоцци 
Амель Браим Джеллуль, Бенуа Арну, Эжени Варнье, Оливера Топалович, Юдит ван Ванрой

Индусов и трехсот танцующих слонов не будет: во времена Рамо, то есть в середине XVIII века, индиями называли вообще все отдаленные страны Америки и Азии. Четыре части — так называемые антрé — «Галантных Индий» представляют турка, перуанских инков, персов и североамериканских индейцев. Последним достался самый знаменитый номер этой оперы-балета, «Дикари». И в постановке Лауры Скоцци (ей, кстати, принадлежат танцы в парижской «Платее») это гвоздь спектакля, блестящая сатира на «продвинутое» общество потребления. Здесь нет противоречия букве и духу Рамо — сюжет его «Галантных Индий» в самом грубом виде таков: цивилизованная Европа отвергла простые человеческие радости, и обитатели далеких Индий, умеющие преданно любить и жить в согласии с природой, еще многому нас научат.

 

Никсон в Китае

Джон Кулидж Адамс
Метрополитен-опера, 2011
Дирижер Джон Кулидж Адамс, режиссер Питер Селларс
Джеймс Маддалена, Дженис Келли, Роберт Брубейкер, Кэтлин Ким, Рассел Браун, Ричард Пол Финк

Встречу американского президента Ричарда Никсона с Мао Цзэдуном и премьеру оперы, где эта встреча показана, отделяют всего 15 лет. Детище режиссера Питера Селларса (идею предложил именно он) и композитора Джона Адамса не сразу встретило любовь публики. Теперь же «Никсон в Китае» считается лучшей американской оперой, и никого отнюдь не смущает, что президент, едва сойдя с трапа, двенадцать раз кряду повторяет слово news — в ныне знаменитой арии News Has a Kind of Mystery. Многократные повторы кратких музыкальных сегментов, непрерывное моторное движение, блестящие оркестровые звучности — такова музыка Адамса, которую для простоты называют постминималистской. «Никсон в Китае» не политическая сатира, не политический манифест, но философское эссе: написанное Элис Гудман либретто Адамс называет гениальным. Спектаклем в Метрополитен-опера дирижирует он сам.

 

Евгений Онегин

Петр Ильич Чайковский
Большой театр России, 2005
Дирижер Александр Ведерников, режиссер и художник Дмитрий Черняков
Татьяна Моногарова, Мариуш Квечень, Андрей Дунаев, Маргарита Мамсирова, Маквала Касрашвили, Эмма Саркисян

Постановка, после которой режиссера Чернякова немало критиковали. Однако, было бы неплохо, если бы к «Евгению Онегину» и другим отечественным операм режиссеры подходили подобным образом — с таким чутким музыкальным слухом и такой безжалостностью к себе, своим героям, своим зрителям: в определенном смысле настоящая опера всегда безжалостна. Теперь уже этот спектакль, который кратко называют «Онегин Чернякова», считается классическим, и новые режиссеры временами как будто вступают с ним в спор. Увы, он покинул репертуар Большого, но вскоре должен появиться на сцене Венской оперы. Пока что на память осталась запись с гастролей в Париже.

 

Сказка о царе Салтане

Николай Римский-Корсаков
Ля Монне, 2019
Дирижер Ален Альтиноглу, режиссер и художник-постановщик Дмитрий Черняков
Светлана Аксенова, Богдан Волков, Анте Еркуница, Ольга Кульчинская

Еще один спектакль Дмитрия Чернякова, который методично ставит за рубежом одну русскую оперу за другой, снимая с них ярлык «экзотика»: из классической русской оперы западный зритель знает в лучшем случае «Бориса Годунова», «Евгения Онегина» и «Пиковую даму», а цари Салтаны и псковитянки представляют для него темную тайну. Впрочем, оперы Римского-Корсакова и для российской публики та же экзотика: для взрослых слишком сказочные, для детей слишком длинные (впрочем, для их родителей тоже). «Сказке о царе Салтане» Черняков дал — возможно, впервые в сценической истории этой оперы — вневременное, понятное во всех странах человеческое толкование. Как всегда у Чернякова, это горький, требовательный по отношению к смотрящим и очень красивый спектакль, — как и положено сказке.

 

Приключения лисички-плутовки

Леош Яначек
Нидерландская национальная опера, 2011
Дирижер Лоуренс Ренес, режиссер Ричард Джонс
Розмари Джошуа, Ханна Эстер Минутилло, Дейл Дуэзинг, Роберт Поултон

Снова сказка, — по крайней мере, ею притворяются и столетней давности партитура Леоша Яначека, и спектакль Ричарда Джонса (в Большом театре шла его постановка «Роделинды» Генделя, совершенно замечательная). «Приключения лисички Остроушки» (такой перевод более точен) часто вводят в ступор постановщиков и зрителей. Что это: социальная сатира? Сеанс избавления от детских травм и страхов? Сказка все-таки, тогда какой в ней намек? Джонс ответил положительно на все вопросы. А намек — ну, люди как животные, а животные как люди, и неясно, кто в кого превращается и кто есть кто на самом деле. Спектакль фантастически красив, наивен и жесток одновременно, способен рассмешить и довести до слез, а самое главное происходит в последних тактах, волшебных и спасительных как глоток воздуха.

 

Конец игры

Дьёрдь Куртаг
Ла Скала, 2018
Дирижер Маркус Штенц, режиссер Пьер Оди
Фроде Олсен, Ли Мелроуз, Хилари Саммерс, Леонардо Кортеллацци

Немного треша в благообразном оперном каталоге. «Конец игры» — пьеса Сэмюэла Бэккета, классика абсурдистской литературы. Четыре героя: один слеп и прикован к креслу, второй с трудом ходит, еще двое, родители слепца, сидят в мусорных ящиках. Точно так и в спектакле миланского Ла Скала. Это мировая премьера: Дьёрдь Куртаг, еще один классик ХХ века, сочинял «Конец игры» по заказу Зальцбургского фестиваля, но все откладывал завершение работы и приговаривал, мол, «моя опера будет спать долго». Фестиваль так ничего и не дождался, Куртаг работал восемь лет и закончил оперу аккурат к своему 92-летию. Авангардист, всегда предпочитавший короткие дистанции, здесь он выдает два часа музыки — и все это время умудряется держать слушателя в напряжении, не стесняясь в кульминациях и чистой лирике. Треша в самом деле немного, даже по меркам ХХ столетия. Тем, кто любит поострее, предлагается «антиопера» земляка и тезки Куртага, венгра Дьёрдя Лигети, — Le Grand Macabre, по-русски «Великий мертвиарх».

 

Три сестры

Петер Этвёш
Театр Шатле, Париж, 2001
Дирижеры Кент Нагано, Петер Этвёш, режиссер Юсио Ямагацу
Олег Рябец, Беджун Мета, Ален Обен, Гэри Бойс

Это, конечно, русская опера — хотя и написана венгром и поставлена японцем во Франции: мы предлагаем посмотреть самую первую постановку. В основе чеховская пьеса, но развинченная на отдельные реплики и собранная заново: история дома Прозоровых трижды рассказана от имени разных персонажей, сестер Ирины и Маши и брата их Андрея. Композитор принципиально не разрешает переводить текст, оперу всюду исполняют только на русском. (За 23 года со дня премьеры ее успели поставить 21 раз, колоссальная цифра для опер нашего времени.) Русское здесь — бесконечно длящееся провинциальное время, разлитая в воздухе меланхолия, голос аккордеона в самом начале и «вечный разлад мечты с действительностью», в которой герои никогда не уедут в Москву. Всех персонажей играют мужчины: партии сестер Этвёш отдал контратенорам, таким образом приподняв действие над бытом и рутиной. Когда закончится карантин, нужно еще обязательно отправиться в Екатеринбург — там, впервые в России, поставили «Трех сестер», и это не менее прекрасный спектакль.

 

Путешествие в Реймс

Джоаккино Россини
Римская опера, 2017
Дирижер Стефано Монтанари, режиссер Дамиано Микьелетто
Марианджела Сичилиа, Анна Горячова, Мария Грациа Скьяво, Франческа Дотто, Никола Уливьери

Опера-концерт, написанная по поводу коронации Карла Х. Фабула под стать: представители всех европейских держав едут на коронацию Карла Х. По пути они застревают в гостинице «Золотая лилия», влюбляются, ревнуют, слушают куплеты поэтессы Коринны и сами поют арии, общим счетом три дюжины. Режиссер Дамиано Микьелетто придумал, что вместо гостиницы герои оказываются в картинной галерее и в конце попадают внутрь знаменитого полотна Франсуа Жерара, изображающего ту самую коронацию. Нынешние выходные украсит римская запись с дирижером-рокером Стефано Монтанари, а после карантина блистательный спектакль Микьелетто можно будет посмотреть в Большом театре — его постановка стала возможной благодаря участию банка ВТБ.

Поделитесь с друзьями:
Facebook Вконтакте Твиттер Одноклассники LiveJournal МойМир Google Plus Эл. почта
Подписаться на новости раздела «Культура»
Материалы по теме

14 февраля 2018

<p>
	 Новой постановке шедевра Чайковского в Большом театре — посвящается
</p>
 Как вызвать «Пиковую даму»

Новой постановке шедевра Чайковского в Большом театре — посвящается

10 февраля 2017

<p>
	 Самой ожидаемой премьере Мариинского театра — посвящается
</p>
 Почему «Саломею» не пускали на сцену?

Самой ожидаемой премьере Мариинского театра — посвящается

17 января 2017

Инструкция для начинающих Как слушать и смотреть оперу
Инструкция для начинающих
Все новости