Сила – в движении (Сергей Силкин)

22 мая 2012

Сергей Силкин: «Сейчас талантов намного меньше, чем в прошлом»

Главный тренер «Динамо» Сергей Николаевич Силкин. © РИА Новости. Саид Царнаев.Главный тренер «Динамо» подводит итог минувшему сезону, а также рассказывает о том, в чем истинная причина относительных неудач команды, что общего у «Динамо» и «Барселоны», кого он ставил в пример Воронину и Семшову, почему не может спокойно зайти в магазин, о чем говорил с Константином Ивановичем Бесковым на банкете, в чем признались ему тренеры «Рубина» и как болельщики доводили его до слез.


– Мы привыкли к тому, что современный футбольный тренер – это выпученные глаза и пена у рта. Вы являете собой пример поведения тренера-джентльмена. Как вам удается сохранять спокойствие?

– Вы знаете, когда я работал в дубле – доставалось всем: и футболисты получали, и судьи. Но здесь я для себя решил: какой смысл орать, если футболисты все равно тебя не слышат. Вы не представляете, что в душе тренера творится во время матча. Но я для себя решил, что спокойная манера поведения – лучше для команды. Команда все чувствует, и если тренер будет нервничать, то и ребята будут нервничать, поэтому стараюсь сохранять самообладание, хотя каждая атака, каждый удар по воротам – как ножом по сердцу. Виктор Евгеньевич Прокопенко говорил: футболисты по полю бегают – у них пульс 180, а тренер сидит – но у него тоже пульс 180. Очень важно найти взаимопонимание с командой. Убедить ребят, где-то поддержать их. Я не буду орать просто так, кого-то голословно винить. Я такой человек: в любой неудаче я начинаю с себя. Что я не так сделал?

Добавьте очко – и мы в призерах

«Когда я работал в дубле – доставалось всем: и футболисты получали, и судьи». © РИА Новости. Александр Вильф.

– «Динамо» заняло четвертое место в чемпионате и обеспечило себе место в Лиге Европы. Основная задача выполнена. Но в прошлом году команда под вашим руководством играла так, что от нее ожидали большего. Как вы сами оцениваете минувший сезон?

– В прошлом году мы забирались на второе место. И даже стартовав в этом году не очень удачно, все равно вышли на второе место за три тура до окончания чемпионата, вышли в финал Кубка России, но, к сожалению, не смогли ни удержаться в тройке, ни выиграть Кубок, поэтому, хотя мы заняли четвертое место, такая концовка оставила не очень хороший осадок.

– В последнем туре все зависело от одного мяча? Забили бы вы «Кубани» еще один гол – и сезон удачный, нет – не очень. Как к этому относиться?

– В прошлом году у нас был скандальный матч в Самаре. На залитом водой поле мы забили чистый гол – и у нас его судьи просто отобрали. Добавьте это очко – и мы в призерах. И было бы несколько иное впечатление от достигнутого в чемпионате. Но если посмотреть на итоговую таблицу, то по забитым мячам мы занимаем четвертое место, по пропущенным – седьмое. Это говорит о том, что наш результат закономерен.

– Пропущенные мячи и проблемы в обороне – это то, что заставило резко поменять тактику?

«Игроки команд-соперников говорили, что столько теоретических занятий, как перед играми с нами, никто никогда не проводил.»

– При атакующей игре важнейшее значение имеет надежная оборона, потому что если мы большим числом идем в атаку и не успеваем вернуться, нас наказывают за это. Но когда не получается обороняться качеством, нужно обороняться количеством, поэтому мы стали больше отходить, игра стала хуже смотреться, но мы стали добывать очки. Задача стояла попасть в Еврокубки, и пришлось идти на перестроение, чтобы добиться результата. Да, мы не показывали прежнюю игру, потому что она у нас перестала получаться.

– Почему?

– Еще раз говорю: я очень благодарен ребятам, особенно за то, как они играли в прошлом году, когда я только начал работать с командой. Мы нашли свою игру, неплохо смотрелись. Но нас очень внимательно изучали. Куда б мы ни приезжали, а знакомые есть везде, игроки команд-соперников говорили, что столько теоретических занятий, как перед играми с нами, никто никогда не проводил.

– Сказалось, вероятно, и то что в завершающей фазе чемпионата вы вынуждены были вести борьбу на два фронта – в чемпионате и в Кубке?

«Когда команда выигрывает, всем хорошо. И жить хочется, и болячки быстрее заживают». © РИА Новости. Саид Царнаев.

– В принципе, апрель мы провели очень неплохо, опять подобрались к Лиге Чемпионов, вышли в финал Кубка, но на последний отрезок турнира, где мы за 11 дней сыграли 4 игры, сил не хватило. Особенно на кубковую игру, где «Рубин», разменяв игру чемпионата с «Анжи» на Кубок, вышел практически свежим: семь человек основного состава в Махачкале не играло и два игрока сыграли лишь по тайму. Нас просто не хватило на второй тайм, хотя ребята бились до конца. Перед кубковой игрой у нас была игра с «Локомотивом», в ходе которой мы, опять из-за своих же ошибок, уступали и лишь на последних минутах ушли от поражения. Ребята выложились до конца. Я уже после игры, через день-два, спрашивал у ребят, как игралось. Вялость ощущалась. Все игры настолько напряженные и проходили в такой борьбе, что физически восстанавливаемся, а вот морально оказались не готовы к этому. Мы раньше никогда не играли в таком режиме, а психика восстанавливается гораздо дольше. И общаясь с тренерами других команд, в частности, и с тренерами «Рубина», я слышал то же самое: оказались не готовы к такой борьбе. Когда идет обычный чемпионат, там есть, конечно, дерби, но и есть игры, которые проходят не на 100-процентной отдаче, на классе играются. Там другая проблема – как настроить ребят на игру.

– Что бы вы изменили в межсезонной подготовке, если вернуться в зиму?

«С кем бы мы ни разговаривали – и с Игорем Семшовым, и с Андреем Ворониным – я всегда в пример ставлю Сергея Семака. Посмотрите, кто в «Зените» больше всех тренируется?»

– Мы бы в тактическом плане еще больше поработали. «Рубин» показал, как против нас играть. Нашим игрокам атаки нужно пространство, чтобы разогнаться, чтобы проводить комбинации, должны быть свободные зоны. «Рубин» все это пресекал. Нас изучили. Мы все время на предсезонной подготовке говорили об этом, мы готовились к этому и мы все время на сборах отрабатывали командные действия, компактность, расстояния между игроками, игроков водили за руки. Эта работа велась, но когда чемпионат стартовал, то такое впечатление, что игроки забыли про эту компактность, и нас стали за это наказывать. И настал момент, когда мы три игры неудачно сыграли и потерпели поражение с крупным счетом. Такие поражения со всеми случаются. И «Арсенал» восемь мячей получал. И «Манчестер» – пять. Но затем была игра с «Зенитом» на Кубок, где мы не поставили в стартовый состав пять человек. Мы хотели таким образом встряхнуть команду. И все встало на свои места. Конечно, мы очень хотели показывать тот футбол, который у нас был в прошлом году. Но еще раз говорю: мы не можем играть без обороны. Все команды играют от печки. В первую очередь надо думать о неприкосновенности своих ворот.

Мы решили – отступать дальше некуда

«Если у тебя есть идея, а нет исполнителей под эту идею, то все бесполезно». © РИА Новости. Александр Вильф.

– Решение не выпускать пять человек основы в кубковом матче с «Зенитом» было чисто эмоциональным?

– Нет. Дело в том, что мы на сборах пробовали ребят в разных сочетаниях. И у нас откладывались такие моменты: кому с кем удобнее играть, когда мы обороняемся, когда мы атакуем, и в кубковой игре с «Зенитом» мы решили – отступать дальше некуда. В средней линии мы поставили, например, Нобоа и Юсупова, они и на сборах смотрелись в этом сочетании неплохо. Звездан Мисимович очень хорошо взаимодействует со всеми игроками. Он может и передачу отдать. Мисимович хорошо играл с Кураньи впереди, и нам это помогло.

– Насколько «научен» выбор тренера в таких ситуациях? Вы опирались на объективные данные или на свое видение ситуации?

– Во-первых, у нас были и объективные данные, статистика всех игр, и мы всегда перед игрой собираемся тренерским штабом и обсуждаем все эти моменты. Естественно, решение принимаю я. Что касается, к примеру, выбора Мисимовича или Воронина, то в спорте есть такой термин – конкуренция. Когда мы поставили Звездана, то увидели, что он стал создавать моменты за счет своих хитрых передач. Пошел результат, и менять что-то смысла не было. Конечно, Андрей Воронин сделал очень много для команды. И Игорь Семшов. Да и все ребята. Но футбол на месте не стоит. И мы договаривались: ребята, ситуации разные бывают. Все решения мы будем принимать в интересах команды. Не бывает так, что вчера было хорошо и завтра будет хорошо. К любой хорошей команде начинают приспосабливаться. В пример ту же «Барселону» можно привести, как с ней сыграли англичане. Понятно, что, может быть, не зрелищно, но результата добились. Надо искать пути достижения результата. Это нормальный процесс. И не бывает так, чтобы все были довольны. Понятно, что когда команда выигрывает, всем хорошо. И у всех настроение хорошее, и жить хочется, и болячки быстрее заживают, но бывают моменты, когда нужно что-то менять, и тут нужно быть мужественным и доказывать на поле, что если сейчас не получается, то через работу на тренировке я верну утраченное. По другому – никак нельзя.

– Для некоторых этот момент оказался болезненным…

«У нас, я помню, выделялось 100 рублей в день на человека на питание, а у них – 30 рублей. Так их тренер пришел к поварам и говорит: мне с этих денег надо еще себе что-то поиметь.»

– Ребята иногда не понимают, что интересы команды – это самое главное. В последнем «Тотал футболе» я читал статью про Пирло, который много лет провел в «Милане» и перешел в «Ювентус». И тренер ему сказал: ты там играл выше, а здесь ты будешь играть ниже. А Пирло – чемпион мира. Он же не сказал тренеру: я чемпион мира, что ты мне рассказываешь, как играть в футбол. Он стал играть, как просил тренер. И «Ювентус» стал чемпионом. Вот это профессиональное отношение к делу. Футбол все время прогрессирует, меняется, и если футболист не будет меняться, пусть даже ему за 30, то он просто не сможет играть. С кем бы мы ни разговаривали – и с Игорем Семшовым, и с Андреем Ворониным – я всегда в пример ставлю Сергея Семака. Посмотрите, кто в «Зените» больше всех тренируется? Семак. Почему? Потому что он прекрасно понимает, что если он в один день почувствует, что что-то у него не идет, он уже не сможет прибавить. Он работает на пределе, чтобы иметь место в составе. Вот это профессиональное отношение. А фразы, что я не чемпион мира по тренировкам, – они неправильные. К примеру, Володя Рыков в прошлом году не имел места в составе, хотя вроде данные хорошие. Но он ни разу не пискнул. Поставили его в кубковой игре с «Зенитом», и сейчас сомнения ни у кого нет, что это игрок основного состава. Команда состоит не из одного-двух человек, и даже не из одиннадцати. Когда за команду будут переживать запасные игроки, когда за команду будут переживать дворники, работники клубного офиса, водители, тогда это будет команда. Она чувствует это, она будет показывать результат.

Мне нравятся зрелищные команды

«С кем бы мы ни разговаривали – и с Игорем Семшовым, и с Андреем Ворониным – я всегда в пример ставлю Сергея Семака». © РИА Новости. Алексей Филиппов.

– Как вы относитесь к переходу на систему «осень – весна»?

– Чтобы на что-то переходить, надо сначала готовиться к этому. Во-первых, нужно понимать, для кого играют футболисты. Они играют для болельщиков. И если на стадионах за границей есть места с подогревом и обогреватели в козырьках трибун, то у нас ничего этого нет. Второе – это футбольные поля. Возьмите ту же Германию, Англию. Какой бы ни был дождь, я не видел, чтоб там лужи были, потому что дренаж хороший. А ведь футболисты достаточно дорого обходятся клубам, и под угрозу ставится их здоровье. Я общался с одним человеком, у которого очень хорошие связи в спортивных кругах, и, в частности, разговор был про Германию. В Германии подумывают о том, чтобы перейти на нашу систему. Ведь самые значимые соревнования проходят летом. И представители немецкой федерации говорят, что к этому времени футболисты у них уже все выдохшиеся, очень много травмированных, то есть сборная не в оптимальном состоянии подходят к важнейшим соревнованиям. Во главу угла ставятся интересы национальной сборной.

– Что такое динамовский стиль?

– Это сила в движении. Это то, чем всегда отличалось «Динамо»: команда хорошо боролась, бежала вперед с мощной энергетикой, но для этого нужны соответствующие футболисты. Возьмем, к примеру, «Кубань». Чем отличается команда? Движением. Она классом пониже, чем другие, но в ней очень много быстрых игроков, и поэтому очень сложно с ними играть.

– Что важнее – тренерские идеи или состав команды?

– Все зависит от подбора футболистов. Как говорят, кадры решают все. Если у тебя есть идея, а нет исполнителей под эту идею, то все бесполезно.

– Какая команда из мировых грандов вам импонирует?

«Ко мне болельщики относятся очень хорошо. И я благодарен им за эти баннеры с поддержкой. Иногда даже слезы наворачиваются.»

– В лучшие свои годы это был «Милан». Там играли Ван Бастен, Гуллит, Райкард, Барези. «Манчестер Юнайтед», когда выигрывал Лигу чемпионов. Сейчас «Барселона», конечно, показывает феноменальный футбол. И мадридский «Реал». Мне нравятся зрелищные команды.

– Тренер сидит у кромки поля. Ему игра, по сути, не видна. Может, поэтому тренерские замены часто воспринимаются с трибун неоднозначно?

– Дело не в этом. Во-первых, чтобы знать, чем руководствуется тренер, когда делает замену, нужно быть на установке. Там раскладывается все по полочкам: как должна играть команда при оборонительных действиях, при переходе от обороны к атаке, в атаке. Тренер видит, что у игрока не получается, и делает замену. Я могу сказать, что в советские времена две-три передачи с необоснованным браком – и делалась замена. Игроки понимали, что это недопустимо, потому что ломается игра. И защитники знали: если из-под тебя забили в двух играх подряд, то в следующей игре ты уже не участвуешь. Валентин Козьмич Иванов, когда в ворота поставили 17-летнего Диму Харина, говорил игрокам обороны: если мяч только стукнется в штрафной площадке – следующую игру будут играть другие четыре защитника. Конечно, бывают решения ошибочные. Могу рассказать такой случай: я с дублем работал и мы играли в Германии на турнире, и в перерыве я помощнику говорю: давай мы Панина поменяем. Начинается второй тайм, а Панин на поле. Я говорю: Володя, ты что? Да я, говорит, что-то запарился. Пока игрок на замену раздевался, Панин гол забил и мы выиграли 1:0. Что касается того, откуда лучше игру смотреть, то сверху, конечно, видно лучше. Константин Иванович Бесков раньше на трибуне садился. Но сейчас так не принято.

«Сейчас талантов намного меньше, чем в прошлом». © ФК «Динамо». Константин Твердовский.

– С Бесковым Вам доводилось работать?

– Нет. Но мы как-то сидели с Константином Ивановичем на банкете и оказались друг напротив друга, и он мне говорит: я очень хотел тебя взять в «Спартак». Я играл защитника, но получилось так, что в дубль попал, играя нападающего, и у меня неплохая техника была. Я, конечно, не мог перейти в «Спартак», потому что был офицером. Но мне было очень приятно услышать высокую оценку со стороны Константина Ивановича.

– Кто из тренеров, с которыми довелось работать, произвел на вас наибольшее впечатление?

– Довелось наблюдать за работой очень многих тренеров. «Динамо» – специфическая команда. Перед ней всегда ставились самые высокие задачи, поэтому тренеры летели в год по два, по три, и, вы знаете, у каждого было что-то хорошее. Конечно, и недостатки были, но я старался для себя взять у каждого лучшее.

– Вы же на 100 процентов динамовский человек – и как игрок, и как тренер…

– У меня ситуация сложилась такая: играл в команде, потом закончил играть, потом эти реформы в стране начались и получилось так, что у меня дома-то и денег не осталось. Учился в школе тренеров, отучился, и году в 95-м, 96-м думал, что кто-то позовет, кто-то помощником возьмет или куда-то во вторую лигу пригласят. Помыкался – нет вариантов! Но Виктор Григорьевич Царев меня в динамовскую школу позвал. Еще будучи игроком, я хотел работать детским тренером. Ну и пришел: нет манежа, нет ничего, а Геннадий Александрович Гусаров, старший тренер школы, так сказал: ну, сейчас посмотрим, что это за тренер. Я ездил, ребят где-то смотрел, собирал. И ни один парень не ушел, хотя условий в то время никаких не было и где мы только ни тренировались. В 12 часов ночи домой приезжали. Тренировались здорово, и команда чемпионом Москвы стала, Кубок России выиграли. Наверное, потому меня и дубль пригласили тренировать. К сожалению, я ушел за два года до выпуска из этой команды, и только два человека из нее сейчас играет, а другие ребята не смогли пробиться. Может, что-то не так было последние два года? Хотя в дубль привлекали человек пять-шесть из той команды.

Во всех дворах играли

«Мы перед игрой собираемся тренерским штабом и обсуждаем все моменты. Естественно, решение принимаю я». © ФК «Динамо». Константин Твердовский.

– Вы прошли все ступени российского футбола и как игрок, и как тренер. Что надо сделать, чтобы Россия стала чемпионом мира?

– Все зависит от таланта футболистов. Когда наша сборная побеждала на Олимпиаде, становилась чемпионом Европы, какая плеяда была игроков! Я родился в 1961 году и помню, что в 60-е годы все дети были во дворе. И мы во что только ни играли, и, конечно, очень многие хотели играть в футбол. Во всех дворах играли. Во всех! Я разговаривал с нашими тренерами-ветеранами, кто работал в динамовской школе в 70-х, 80-х годах. Они говорят: мы практически набирали готовые команды. Приходило столько народу, что с ума сойти – по 500 человек в день. И ребята уже знали, как играть в футбол. А сейчас этого нет. Посмотрите, какие команды становятся чемпионами мира: в рядах которых есть суперталанты. Средняя команда не сможет выиграть большой турнир. И эти суперталанты надо отыскивать среди детей. Надо развивать детский футбол. А у нас что? Когда я работал в динамовской школе, то поехал на финал кубка России в Калугу, и были там ребята из Твери. Это было в 2000 году. У нас, я помню, выделялось 100 рублей в день на человека на питание, а у них – 30 рублей. Так их тренер пришел к поварам и говорит: мне с этих денег надо еще себе что-то поиметь. И вы представляете ситуацию, когда наши ребята что-то недоедали, те пацаны стояли возле кухни и доедали за нашими. И это везде было. Порядок надо наводить везде. Тренеров воспитывать в том числе. Такой момент: передо мной, когда я стал директором динамовской школы, поставили задачу – вернуть школе те позиции, которые у нее были в лучшие годы. Чтобы привлечь специалистов, я предложил: давайте сделаем зарплату выше, чем в других школах. Сделали. Я приглашаю тренера, а он не идет. Я понять ничего не могу. Потом понял, когда мне объяснили эту арифметику. Придя в «Динамо» с зарплатой побольше, тренер понимал, что здесь ответственность, здесь за результат спросят, а там ему родители деньги собирают. Он получает те же деньги и ни за что не отвечает.

– «Динамо» может стать базовым клубом сборной?

– А это уже так и есть, если посчитать, сколько человек призвано в первую и вторую сборные: восемь человек, между прочим. И, конечно, приятно, что на ребят стали смотреть иначе в клубе. Им дали шанс, и они им воспользовались. Те же самые Володя Рыков, Женя Фролов. Они привлекаются во вторую сборную. Я с Красножаном, тренером второй сборной, разговаривал на эту тему и говорил: ребята не подведут!

– Кто из молодых динамовцев самый талантливый?

«Я привык относиться к своей работе так, чтобы мне не было стыдно перед людьми». © РИА Новости. Валерий Мельников.– Самый перспективный тот, кто поймет, что мелочей в футболе не бывает. Очень много есть талантливых ребят, но они думают, что все это не всерьез, и если легко давалось в детстве, то так будет и всегда. Такие теряются. А с учетом того, что сейчас талантов намного меньше, чем в прошлом, хотелось бы, чтобы эти ребята играли в футбол и приносили не только болельщикам «Динамо» радость, но и сборной страны. У них есть возможности для этого. Мы со своей стороны стараемся указывать на недостатки, хотя им это может не нравиться.

– Есть у вас какие-то увлечения, кроме футбола?

– Нравится рыбу ловить, с ружьем по лесу походить, за грибами могу сходить. Отключаешься от всего, от работы, ищешь, собираешь, морально отдыхаешь. Но сейчас это редко бывает. Просто времени не хватает ни на семью, ни на что другое. Даже недовольство дома выражают. Но я привык относиться к своей работе так, чтобы мне не было стыдно перед людьми, которые меня воспитывали в «Динамо», поэтому как бы ни сложилась моя тренерская судьба, для меня самый строгий контролер – это чувство личной ответственности.

– Наверное, вас теперь и в лесу узнают, когда за грибами ходите?

– Бывает. В магазин не войдешь. Мне это не очень нравится. Но, могу сказать, ко мне болельщики относятся очень хорошо. И я благодарен им за эти баннеры с поддержкой. Иногда даже слезы наворачиваются.

Медиагалерея (8 фото)

  • Силкин 01

    Главный тренер «Динамо» Сергей Николаевич Силкин. © РИА Новости. Саид Царнаев.

  • Силкин 02

    «Когда я работал в дубле – доставалось всем: и футболисты получали, и судьи». © РИА Новости. Александр Вильф.

  • Силкин 03

    «Когда команда выигрывает, всем хорошо. И жить хочется, и болячки быстрее заживают». © РИА Новости. Саид Царнаев.

  • Силкин 04

    «Если у тебя есть идея, а нет исполнителей под эту идею, то все бесполезно». © РИА Новости. Александр Вильф.

  • Силкин 05

    «С кем бы мы ни разговаривали – и с Игорем Семшовым, и с Андреем Ворониным – я всегда в пример ставлю Сергея Семака». © РИА Новости. Алексей Филиппов.

  • Силкин 06

    «Сейчас талантов намного меньше, чем в прошлом». © ФК «Динамо». Константин Твердовский.

  • Силкин 07

    «Мы перед игрой собираемся тренерским штабом и обсуждаем все моменты. Естественно, решение принимаю я». © ФК «Динамо». Константин Твердовский.

  • Силкин 08

    «Я привык относиться к своей работе так, чтобы мне не было стыдно перед людьми». © РИА Новости. Валерий Мельников.

Поделитесь с друзьями:
Facebook Вконтакте Твиттер Одноклассники LiveJournal МойМир Google Plus Эл. почта
Подписаться на новости раздела «Спорт»
Новости