Мотор команды

29 августа 2011

Андрей Воронин: «Сейчас клуб развивается в правильном направлении»

Таких футболистов, как Андрей Воронин, за их бойцовские качества, самоотверженность и неуемную жажду борьбы называют мотором и душой команды. В московском «Динамо» 32-летний форвард, за свою карьеру поигравший за немецкие «Кельн», «Байер», «Герту», английский «Ливерпуль», сейчас переживает вторую молодость. С19 очками Андрей лидирует в команде по системе «гол+пас», занимая второе место во всей Премьер-Лиге. Поэтому нет ничего удивительного в том, что динамовское руководство продлило договор с капитаном клуба до лета 2014 года.

– Андрей, что заставило подписать новый контракт с «Динамо»?

– Прежде всего то, что команда наконец-то нашла свою игру. Вместе с новым главным тренером пришли и результаты. Мы, футболисты, сейчас испытываем удовольствие от игры. Перед клубом стоят серьезные задачи, очень хотелось бы поучаствовать в их решении. Тем более, что мне, к сожалению, уже не 20 лет, а медалей чемпионата России в коллекции нет.

– Неужели не было более выгодных предложений, чем динамовское?

– Были. И из Европы, и из России. Но деньги решают не все, хотя многое. Ведь человек я семейный... Но мне не хотелось снова садиться на чемоданы. К тому же у меня сложились отличные отношения в коллективе – и с партнерами, и с тренерским штабом. Поэтому на семейном совете мы приняли решение ничего не менять.

Андрей Воронин © РИА Новости, Александр Вильф – Большую часть своей спортивной карьеры, 13 лет, вы провели в Германии. Не было боязни, когда полтора года назад подписывали договор с «Динамо» и возвращались на постсоветское пространство?

– Хотя я и жил в Германии, но в душе оставался украинцем, одесситом. При любом удобном случае я возвращался на Родину, навещал отца и мать. К тому же я играю за национальную сборную, а потому частенько бываю в Киеве. Так что «блудным сыном», пусть и прошло 14 лет, себя не чувствовал. Я имел полное представление о том, куда я еду, и что меня там ждет. Поэтому согласился с легким сердцем.

– В Германию вы переехали в довольно юном возрасте – в 16 лет. Тогда это был исключительно вопрос денег?

– Нет, это был вопрос перспективы. Вспомните 1995 год – Советский Союз прекратил существование, в футболе не было никакой стабильности. Перспективы туманные. Поэтому мой отец принял правильное решение, когда в приказном порядке отправил меня в Германию. И сам же подписал мой первый контракт. По сути, это было идеальным началом моей профессиональной спортивной карьеры.

– А кто сейчас в вашей семье принимает решения?

– Семейный консилиум. Я ни одного контракта не подписал, не посоветовавшись с родными. С женой, с отцом и матерью. Они в курсе всех моих дел, от них у меня нет никаких секретов.

– 13 лет в Германии сильно повлияли на менталитет?

– Я попытался взять все лучшее из немецкого мировоззрения, к примеру – пунктуальность и педантичность, но остался одесситом. В Германии нет такого классового расслоения, как на Украине и в России. Поэтому у людей нет такой зависти, ненависти, озлобленности по отношению друг к другу. Поражает порядок в стране. Многое можно почерпнуть из простого общения. Одним словом, разница в менталитете огромная.

– Тем не менее, в Россию вы вернулись...

Меня очень часто приглашали выступать за российские клубы. Но я приезжал в Европу не для того, чтобы через год возвращаться обратно. И я доволен своей карьерой. Я играл за множество хороших европейских клубов, выходил на поле как против, так и в одной команде с величайшими футболистами. Где продолжать карьеру? Жена предпочитает Берлин, я бы закончил карьеру в родной Одессе, поэтому Москва – промежуточный вариант
 

– Меня очень часто приглашали выступать за российские клубы. Но я приезжал в Европу не для того, чтобы через год возвращаться обратно. И я доволен своей карьерой. Я играл за множество хороших европейских клубов, выходил на поле как против, так и в одной команде с величайшими футболистами. Где продолжать карьеру? Жена предпочитает Берлин, я бы закончил карьеру в родной Одессе, поэтому Москва – промежуточный вариант (с улыбкой).

– И все же из цивилизованной Германии вы перевезли семью в менее благоустроенную Россию...

– Жена, что скрывать, побаивалась. Но сейчас на дворе не 90-е годы прошлого века, все-таки жизнь и в России, и на Украине цивилизованная. Я люблю бывать в разных странах, изучать новые культуры. Но в России я ощущаю себя «своим». Тут мой язык, мой менталитет, множество знакомых и друзей.

– Иными словами, главную роль в переходе в «Динамо» сыграли не условия контракта?

– Не только. Хотя то, что мне предложили хорошие условия, было немаловажно.

– А до какой степени деньги для вас не играют первостепенного значения?

– Во всех клубах, за которые я выступал, платили неплохо. Меня ценили настолько, насколько я того заслуживал, поэтому мне грех жаловаться на свои контракты. Но если бы в 2002-2003 годах я согласился перейти в один из российских клубов, то зарабатывал бы в 20 раз больше, чем в Германии. Мне прямым текстом говорили – за два года станешь миллионером. Но мне тогда хотелось большего – играть за сильный клуб, чувствовать себя настоящим футболистом, хотелось обрести известность. Одно дело выходить на битком забитый 60-тысячный стадион, совсем другое – играть для пяти-шести сотен зрителей. В Германии футболу внимания уделяется значительно больше, чем в России. А «свои» деньги, если умеешь играть в футбол, в любом случае заработаешь. Впрочем, так рассуждаешь, будучи молодым. Сейчас, в 32 года, на вещи смотришь иначе. Век футболиста не долог, через 5-6 лет спортивную карьеру придется завершить. А это означает исчезновение стабильного заработка. Содержание семьи стоит денег, образование для детей по нынешним временам – не самая дешевая штука. К слову, в Москве только садик для двух моих малышей обходится в 30 тысяч долларов в год. Поэтому с годами сумма контракта обретает все большую значимость.

Воронин– А можете провести сравнение между российским и немецким футболом?

– Никогда не называл белое черным, поэтому сравнение будет не в нашу пользу. Это как сравнивать пасту, приготовленную в Италии, с российской. В Германии футбол – отлаженная индустрия. А в России пока только пытаются встать на этот путь. Да, ЦСКА и «Зенит» побеждали в Кубке УЕФА, есть еще «Рубин», «Локомотив» и «Спартак», но... Но в Германии в каждом захолустье есть футбольное поле, причем – изумительного качества. Огромное число детско-юношеских школ. А в 50 км от Москвы не только полей и раздевалок нет, но и воды, зачастую. Возможно, ситуация улучшится после того, как Россия выиграла право на проведения чемпионата мира по футболу в 2018 году. Но проблема не только в полях. Необходимо избавиться от договорных матчей, от давления на судей. Из всего этого и складывается уровень национального чемпионата.

– Думаете, это возможно?

– Возможно ли? Наверное, каждый клуб сам должен это решить. Разве имеет ценность победа, добытая неспортивными методами? Одно дело в честной борьбе обыграть «Зенит» во главе с Данни и Кержаковым, совсем другое – заранее расписать «пульку». Зачем вообще тогда футбольный чемпионат? Зачем покупать за огромные деньги игроков, платить им высокие зарплаты? Тогда проще и дешевле сразу покупать чемпионское звание. Только какой смысл в золотой медали, которую ты не завоевал, которой ты не гордишься, а стыдишься? Думаю, тут все зависит от менталитета людей. Если мне навяжут договорняк, то я, скорее, закончу с футболом, чем буду участвовать в этом кошмаре. По крайней мере, для меня спорт, и в частности футбол, несовместим с «левыми телодвижениями».

– А вам не кажется, что в России футбол – во многом политика и экономика?

– Я не первый раз слышу эти слова... Тем обиднее за нас – футболистов. В поединке меня захлестывают эмоции. И мне, прошу прощения, до «одного места», у кого с кем какие политические отношения, кто кому что должен, и у кого с кем какие договоренности. Я выхожу на поле бороться и биться за свой клуб, за его традиции, за тренеров и партнеров, ради болельщиков. Повторюсь, лучше вообще не играть в футбол, чем марать себя договорным матчем.

– А почему все-таки полтора года назад выбрали «Динамо», а не какой-то другой российский клуб?

– Потому что «Динамо» – клуб с большими традициями, но в последний раз выигрывал национальный чемпионат в далеком 1976 году. Однако с приходом такого мощного генерального спонсора, как банк ВТБ, перед командой вновь встала задача завоевать золото российского первенства. Сейчас клуб развивается в правильном направлении. Есть деньги на покупку хороших игроков, на молодежный состав и детско-юношескую школу. Поэтому победа в чемпионате, как мне кажется, вопрос времени. И было бы очень приятно выступать в основном составе великого клуба, который после 35-летнего перерыва поднялся на высшую ступеньку пьедестала почета. Мы войдем в историю. И моему спортивному «эго» будет очень лестно, что золото чемпионата завоевано не без моей помощи.

– То есть, вы – человек честолюбивый?

 Ради чего играть, если не ставить перед собой какие-то задачи? Исключительно ради денег, как это делают многие? Только не я! Я считаю, что исключительно ради денег вообще нельзя ни чем заниматься. Я бы, по крайней мере, не смог. Я живу футболом и уже сейчас страшусь момента, когда мне придется завершить спортивную карьеру
 

 Нет, но я люблю добиваться своей цели. И мне нравится побеждать. Ради чего играть, если не ставить перед собой какие-то задачи? Исключительно ради денег, как это делают многие? Только не я! Я считаю, что исключительно ради денег вообще нельзя ни чем заниматься. Я бы, по крайней мере, не смог. Я живу футболом и уже сейчас страшусь момента, когда мне придется завершить спортивную карьеру. Даже не представляю себе того дня, когда с утра мне не нужно ехать на базу, выйти и отработать на поле, пошутить и посмеяться после тренировки. Всего этого мне будет очень не хватать.

– А как вы видите свое будущее? Тренерским?

– Вряд ли. Уж слишком тяжела тренерская доля. Отнимает даже больше времени, чем карьера профессионально футболиста. А я столько дней провел на чемоданах в гостиницах, самолетах и поездах, что уже от этого устал. Сейчас хочется больше времени уделять семье. Хотя и жизни без футбола не представляю. Но пока четкого плана на будущее нет.

– Возвращаясь к теме «Динамо», почему в прошлом сезоне команда играла столь невыразительно?

– Трудно сказать, наверное, причин несколько. Во-первых, в межсезонье в команду пришла целая группа новичков. Во-вторых, на стартовом отрезке чемпионата сменился главный тренер. У Миодрага Божовича были свои взгляды на футбол, ему не понравилось, как Андрей Кобелев провел предсезонную подготовку. Хотя это не оправдание, с таким мощным составом мы обязаны были играть лучше. Но чего-то не хватало... Возможно, не хватало эмоций, самоотдачи. Откровенно говоря, меня бесило, что ряд игроков позволял себе не выкладываться на поле до конца. Не было нужного желания, глаза не горели. Одним словом – не получалось.

– Действительно, в сравнении с нынешним «Динамо», бросалось в глаза, что самоотдачи многим игрокам недоставало. В чем причина?

– Желание было, и тренера «сплавлять» никто не собирался. Вроде старались, ведь в победах заинтересованы все – от них зависит сумма премиальных. Но складывалось впечатление, что ребята не получают удовольствия от игры. Сейчас, когда уже в дебюте матча создаем голевые моменты, парни «заводятся», бьются, приходят на выручку друг другу. И все идет по накатанной. А тогда нам не хватало сплоченности, каждый был сам по себе. Впрочем, лично я отдавал борьбе все силы.

voron2_m.jpg– Однако Воронин образца прошлого сезона, и Воронин нынешний, как говорят у вас в Одессе – две большие разницы...

– При Божовиче я играл не на своем месте – затыкал «дыру» на левом фланге. Хотя я не раз говорил Миодрагу, что в центре поля принесу команде намного больше пользы. Однако черногорец считал, что я справлюсь и там. Но я ни разу в карьере не выступал в роли левого хавбека. Поэтому эффективность моих действий была достаточно низкой. Когда в команду пришел Кевин Кураньи, я подумал, что уж теперь-то мы с ним составим в центре атакующий дуэт, как это происходит сейчас. Но Божович оставил меня на бровке.

– А что изменилось с приходом на тренерский мостик Сергея Силкина?

– Улучшились результаты, а это – самое главное. Сергей Николаевич сразу пошел на открытый диалог с игроками. Он говорил и продолжает говорить с нами, он доверяет молодежи. Юные футболисты это чувствуют, поэтому вкалывают на тренировках, чтобы пробиться в основной состав. Посмотрите, во встречах чемпионата России регулярно выходят Сапета, Юсупов, Смолов, Кокорин, в воротах стоит Шунин. От опытных игроков, таких как Семшов, Самедов, от меня, Сергей Николаевич требует быть образцом для подражания. Просит нас «тянуть» молодежь за собой. Помимо этого Силкин разъяснил каждому футболисту его задачи на поле, его функции. И Сергей Николаевич убедил ребят отдавать игре все силы без остатка. Даже в случае поражения он не предъявляет претензий, если видит, что команда выложилась полностью. Как, к примеру, было после проигранного матча в Махачкале, когда он нас поблагодарил. И я не помню ни одного поединка после прихода Силкина, когда команда не показала бы характер.

– То есть вам Сергей Николаевич по духу очень близок?

– Ему удалось найти «золотую середину» между молодыми и опытными игроками. Я и сам не раз задавался вопросом, почему Божовичу с тем же составом не удалось наладить игру? Мне кажется, ему просто не удалось грамотно расставить футболистов по площадке. Ведь с таким составом мы сами можем себя «распределить» и будем побеждать.

– Как вы относитесь к мнению, что нынешнее «Динамо» похоже на «народную команду» куда больше нынешнего «Спартака»?

– Не скрою, слышать такое очень приятно. Наконец-то болельщики, эксперты и даже журналисты стали с восторгом отзываться о «Динамо», хотя в начале этого сезона только ленивый не поливал нас грязью.

– А как относитесь к высказыванию, что «Динамо» сейчас управляет не главный тренер, а триумвират Сергей Силкин – Дмитрий Хохлов – Андрей Воронин?

От меня, как от капитана команды, Сергей Николаевич требует держать нити игры в своих руках. И если необходимо кого-то образумить или привести в чувство, применить соответствующие меры воздействия. С кем-то поговорить, на кого-то прикрикнуть, а кому-то дать подзатыльник. И мне приходится это делать, ведь сам Силкин на газон во время матча выбежать не может

– Интересно, кто это «ляпнул»? Как на футбольном поле, так и вне его, существует определенная иерархия. От меня, как от капитана команды, Сергей Николаевич требует держать нити игры в своих руках. И если необходимо кого-то образумить или привести в чувство, применить соответствующие меры воздействия. С кем-то поговорить, на кого-то прикрикнуть, а кому-то дать подзатыльник. И мне приходится это делать, ведь сам Силкин на газон во время матча выбежать не может. Поэтому, возможно, по моим «экстремистским» действиям у кого-то создалось обманчивое впечатление, что я «рулю» на футбольном поле, но это вовсе не так. В команде есть только один главный тренер.

– Как полагаете, у «Динамо» есть шанс завоевать золото чемпионата России?

– По игре – шанс есть. Но только в том случае, если судьба чемпионского титула будет решаться на футбольном поле. «Динамо» всегда играло, играет и, надеюсь, будет играть в честный футбол. Однако, если медали чемпионата будут распределяться по согласованию, придется радоваться даже пятому месту.

– А каким результатом будете удовлетворены вы сами?

– Начнем с того, что я за свою карьеру, увы, ничего не выиграл, хотя и выступал за хорошие клубы. Поэтому медаль любого достоинства буду воспринимать, как маленькую победу. Перед клубом поставили задачу – финишировать не ниже пятого места. Я считаю, что с нашим составом мы обязаны быть в первой пятерке. По игре, на мой взгляд, мы вправе рассчитывать на большее. Но чемпионат только начался, пока мы еще не подобрались к экватору первенства, поэтому загадывать рано.

– С учетом того, что контракт с бело-голубыми продлен на три года, планируете завершить карьеру в «Динамо»?

– Когда контракт с «Динамо» истечет, мне будет уже 35 лет. Конечно, если позволит здоровье и останутся силы – хотелось бы поиграть еще. Где я продолжу карьеру? Сейчас говорить преждевременно. Разумеется, если «Динамо» вновь предложит хороший контракт, буду рассматривать это предложение как приоритетное, все-таки к тому времени я проведу в команде пять лет.

– Вы выступали за множество клубов, можете сравнить их с «Динамо»?

– Каждый клуб особенный, сравнивать их не очень правильно. Свои традиции, свои болельщики. Специфика «Динамо»? Затянувшееся ожидание больших побед, наверное. От нас ждут и требуют болельщики, руководство, тренеры. Поэтому игроки находятся под постоянным прессингом.

– А в каком клубе вам было комфортнее всего?

– Да я во всех командах чувствовал себя неплохо, даже когда сидел на скамейке запасных. Но отмечу леверкузенский «Байер», там я был местным любимцев. Некоторые болельщики даже приходили на стадион с украинским флагом. В «Майнце» я ощущал себя как никогда востребованным, подчас весь стадион скандировал мое имя. В Берлине у меня до сих пор берут автографы, просят вернуться в «Герту». То есть, у меня везде складывались отличные отношения с болельщиками.

– Каков футбол «от Андрея Воронина»?

– Красивый, умный, яркий, красочный. Я не люблю футбол в стиле «бей-беги». Мне куда ближе комбинационный стиль «Барселоны».

– Может быть, поэтому у вас и не сложилось с «Ливерпулем»?

– Вероятно. Я всегда мечтал поиграть в испанском чемпионате, мне кажется, испанский футбол – это мое. Но... Не срослось, одним словом.

– А почему? Предложений не было?

– Почему ж, звали. Но в Испании строгий лимит на легионеров. А за элитные клубы уже выступают по пять-шесть сильных латиноамериканцев или африканцев. Чтобы пробиться в основной состав, надо обладать громким именем, которого у меня тогда не было.

– Не могу не спросить о ваших татуировках. Где они сделаны и зачем?

– Часть в Москве, часть в Германии, часть в Англии. Зачем? Просто нравится.

– Это добавляет вам какой-то брутальности, уверенности в себе?

– Нет, однозначно. Мои татуировки – имена жены и троих детей. Поэтому моя семья всегда со мной, в какой точке земного шара я бы не находился. А это – татуировки Девы Марии и Иисуса Христа (показывает). Не то, чтоб я был фанатично верующим, но часто хожу в церковь, мне близка религиозная тематика.

– Для вас имеет значение, где закончить спортивную карьеру?

– В принципе, нет. Хотя, если б позвали в родной одесский «Черноморец», в детско-юношеской школе которого я занимался до 16 лет, скорее всего, пошел бы. Всегда мечтал надеть футболку «Черноморца», но ни разу так и не примерил.

– Если оглядываться назад, что-то изменили бы в своей карьере?

– Нет, все было правильно. Возможно, если б я выбрал предложение какого-то другого клуба, жизнь сложилась бы иначе. И я не встретил бы свою жену, у меня на свет не появился бы ребенок. Поэтому я благодарен за все то, что преподнесла мне жизнь.

– Неужели ни о чем не жалеете?

– Нет, ни о чем.

Поделитесь с друзьями:
Facebook Вконтакте Твиттер Одноклассники LiveJournal МойМир Google Plus Эл. почта
Подписаться на новости раздела «Спорт»
Новости