Золотая лихорадка

1 марта 2013

После матча Единой Лиги ВТБ  ЦСКА – «Жальгирис» об  истории противостояния вспоминает Владимир Гомельский

Телекомментатор Владимир Гомельский. © РИА Новости, Григорий Сысоев
Сегодняшние легионеры, выходящие на паркет в майке ЦСКА, в лучшем случае только краем уха слышали эти имена: Гарастас, Хомичюс, Сабонис, Ткаченко, Гомельский. Но что-то неуловимое носится в воздухе и заставляет их, нездешних, настраиваться на каунасский «Жальгирис» как на что-то большее, чем матч Единой Лиги ВТБ, на что-то большее, чем просто баскетбол.

Невероятно, но они чувствуют: тут что-то личное. Вот, вот и найдено нужное слово. Со времен великих битв ЦСКА и «Жальгириса» прошли десятилетия. Паутинка седины безжалостно расчертила виски Сабониса, опустились, ссутулились еще больше (а он всегда сутулился, он был очень стеснительным и тонким человеком, смущавшимся и от роста своего, и от всесоюзной славы) необъятные плечи усатого исполина Ткаченко. Римас Куртинайтис (кто б сказал ему такое в восьмидесятые!) превратился в тренера Химкинского клуба… На стене УСК ЦСКА висит мемориальная доска, повествующая о том, что зал, в котором состоялась очередная схватка между ЦСКА и «Жальгирисом», носит имя Александра Гомельского. Вот уже семь лет, как нет на земле Папы. Папой главного тренера ЦСКА и сборной СССР, а затем президента клуба звали и Хомичюс, и Куртинайтис, и Сабонис. Сегодня его старший сын, знаменитый телекомментатор Владимир Гомельский, в эксклюзивном интервью для VTBrussia вспоминает те великие матчи.

– Владимир Александрович, даже размер очередей в билетные кассы в Москве перед играми с «Жальгирисом» молва спустя годы сделала многокилометровыми. Где же они должны были заканчиваться?

Великий (духом, а не ростом) тренер Александр Гомельский и его лучший ученик Арвидас Сабонис с золотой медалью сеульской олимпиады. © РИА Новости, Дмитрий Донской– Я в этих очередях не стоял, но, разумеется, мне случалось проезжать мимо на машине. Многокилометровые – явное преувеличение, там и одного километра в длину не было. Это слишком! Тут надо сказать вот о чем: каждой «стороне» полагалась жесткая квота, однако вокруг касс работали литовские «агенты влияния» и благодаря им подавляющая часть билетов доставалась каунасцам.

– Получается, и в Каунасе, и в Москве ЦСКА играл как в гостях?

– Увы, да.

– Как для вашего отца обычно начинался этот, без сомнения, особенный день?

– Папин день, независимо от того, какой за окном была погода, всегда начинался абсолютно одинаково. И ничто не могло заставить его свой распорядок изменить. Отец вставал, надевал спортивный костюм, кроссовки и сорок пять минут бежал. Где бы он при этом ни находился… Нью-Йорк – Нью-Йорк, Москва – Москва. Гомельский все равно бежал! Я в ту пору, когда началось это великое противостояние, уже не был игроком команды. Но я предполагаю, что день этот начинался на сборах, в Архангельском, на базе. Команда выходила на зарядку, в такие дни она проходила не жестко, не так, как папа любил. Он бегал «свое», его помощники разминали ребят, после завтрака все шли бросать, в Архангельском кольца были хорошие. Собраний перед матчем с «Жальгирисом», как я предполагаю, скорее всего было два. Одно – длинное, там, на базе, давались индивидуальные задания на игру, обсуждалась тактика. А в раздевалке, уже во дворце, папа занимался настроем. Психологически настраивал на бой. Это он делал мастерски.

– Со стороны Александра Яковлевича это каждый раз была импровизация?

«Вокруг касс работали литовские «агенты влияния» и благодаря им подавляющая часть билетов доставалась каунасцам»

– Самой сильной стороной папы как тренера была психология. Он прекрасно всех своих игроков знал. Я в таких случаях всегда привожу пример. Он не имеет отношения непосредственно к «Жальгирису», но дает представление о том, что это могло быть. В 1976 году мы играли с «Маккаби». Поначалу руководитель делегации и он же представитель небезызвестной организации хотел, чтобы мы вообще на площадку не вышли. Все-таки Израиль, никаких дипломатических отношений нет. Но затем ему позвонили из Москвы и объяснили: перед Олимпиадой в Монреале нам скандалы не нужны. И вот… Папа очень не любил, чтобы мы смотрели предыдущую игру. Поэтому мы сидим в раздевалке, отец – на трибунах, наблюдает за матчем за третье место. Кто чем хочет, тем и занимается. Каждый настраивается, как умеет сам. Кто-то книжку читает, кто-то уже кроссовки шнурует. Заходят два «искусствоведа» в одинаковых костюмах, с одинаковыми глазами. И начинают нам рассказывать о том, что если мы проиграем сегодня, то мы пожизненно невыездные. А если выиграем, то нам даже позволят забрать премию, полагавшуюся за первое место. Тут папа появляется в дверном проеме у них за спиной. Он вообще-то не любил, когда с нами разговаривали посторонние люди… Он им адрес назвал, куда идти. В грубой форме.

– Догадываюсь.

1983 год. На паркете — «Князь» Анатолий Мышкин. © РИА Новости, Игорь Михалев– С ними, видимо, никто никогда за всю жизнь так не разговаривал. Из раздевалки они вылетели. А дальше. Собрание же должно идти. «Маккаби» был обладателем Кубка Европейских чемпионов. Отец же нам про войну вдруг начал рассказывать. И довел своими рассказами нас до такого состояния, что, дай нам в руки автоматы, мы бы и трибуны расстреляли. Стоит ли удивляться, что на площадке начинается драка команда на команду. В драке у «Маккаби» против ЦСКА шансов нет. И у меня для драки были подходящие данные: при росте 178 боевой вес 73 килограмма. Я в драке, конечно же, активное участие принимал. Когда драка закончилась и пострадавших унесли, инициатором драки был признан… капитан «Маккаби», теперь он мой большой приятель. Но тогда его удалили с поля, и мы пробивали порядка 6 технических штрафных подряд. К концу первого тайма мы уже вели 15 очков, а по тем временам 15 – это как сегодня 25! Вот как умел настраивать папа.

– Дух захватывает от предположений, что же он перед матчами с «Жальгирисом» в раздевалке мог говорить. О чем рассказывал в форме свободного повествования…

«Отец находил слова для Вовы Ткаченко, Вити Панкрашкина, чтобы они этого Сабониса не боялись»

– Вот он до какого состояния мог довести! А «Жальгирис»… Это надо понимать правильно. Он был «Жальгирисом» Сабониса. Главный тренер Владас Гарастас. Вальдемарас Хомичюс, Римас Куртинайтис, Масальскис, Йовайша… Хорошие игроки. Но команда – Сабониса. Отец находил слова для Вовы Ткаченко, Вити Панкрашкина, чтобы они этого Сабониса не боялись, а ненавидели, и во время игры были агрессорами.

– Владимир Ткаченко всегда был деликатным, стеснительным человеком. Что же ему нужно было такое сказать, чтобы он хотя бы на время игры возненавидел?!

– Он Володе говорил: «Дорогой Володя! Ты всю свою жизнь в баскетболе провел в секции мягких игрушек. Один раз выйди и докажи, что ты мужик, что ты не боишься ничего. Локти расставь, коленом вперед иди, пусть они тебя боятся!» То есть он доводил Володьку…

– Кстати, о ненависти. Экс-нападающий Сергей Тараканов с гордостью говорит, что в Литве к нему до сих пор подходят болельщики, теперь уже с наслаждением выдыхая: «Как же я в юности тебя ненавидел…» «Князь» Анатолий Мышкин считает, и тоже не без оттенка некоторой гордости, что это его, кажется, ненавидели в Литве больше всех...

Апрель 1987 года. Финальный матч за золотые медали на звание чемпионов СССР по баскетболу. ЦСКА-Жальгирис. Ткаченко против Сабониса. © РИА Новости, Дмитрий Донской– Больше всех – моего папу. Потому что игрок игроком, а… Но тут не нужно путать, и я бы не стал называть чувства, которые люди испытывали тогда, ненавистью. Была ненависть литовцев к Советскому Союзу, они, наверное, что-то такое и кричали во время матчей, но так как русского языка они в той мере не знали, чтобы что-то по-настоящему обидное кричать, кричали на своем, а мы не понимали. А когда звучала финальная сирена, ребята начинали обниматься. Я, допустим, дружу много лет с Сергеем Йовайшей, и когда я приезжал в Каунас, тут же ехал к нему, он, сойдя с поезда в Москве, был у меня. Ребята же вместе в сборной играли и не были на самом-то деле врагами, не могли быть! Сабонис с Андрюшей Лопатовым жили в одном номере на сборах – и отлично уживались. Это был такой воспитательный момент со стороны отца – их вместе поселить. Папа очень уважал Лопатова, тот был его любимцем, и он не ошибся, рассчитывая на Андрея в этом смысле.

– Как же он воспитывал Сабониса?

– Будил, чтобы Сабонис на зарядку не проспал и на все командные мероприятия. Сабонис, если его не разбудить, будет спать до полудня!

– Вы сами заметили, что «Жальгирис» был прежде всего «командой Сабониса»…

– Правильнее будет выразиться: вся игра строилась вокруг Сабониса. Арвидас весь рисунок игры «Жальгириса» сумел изменить. И он гений. Сабонис и сейчас – а в следующем году ему исполняется 50, – если бы вышел, был бы лучшим на «поляне» в тот промежуток времени, какой он смог бы продержаться. А ведь Гарастас, главный тренер «Жальгириса», начал выпускать Сабониса в основном составе после того, как Арвидас съездил на чемпионат мира в Колумбию (1982 год, последняя победа нашей сборной на чемпионатах мира. – Прим. авт.). Но и тогда Арвидас не был игроком стартовой пятерки целый сезон. В 1983 году ЦСКА становится чемпионом страны, а в восемьдесят четвертом, когда Сабонис уже появляется в стартовой пятерке, начинается противостояние ЦСКА – «Жальгирис».

– Давайте попробуем объяснить тем, кто не застал «великого противостояния» восьмидесятых в силу возраста. Чем был особенно страшен Сабонис?

«Никто до Сабониса из игроков ростом 217 см так не летал, как Сабас»

– Вы не представляете, каким он был тогда! Это был прорыв! Счастье, что Владимир Федоров, его детский тренер, дал ему поиграть на разных позициях, он у него начинал на позиции разыгрывающего защитника… Его не нужно было учить видеть площадку, учить отдавать передачу, потому что он уже умел. Его физические данные, филигранная техника и понимание игры – вот что делало Сабониса на площадке даже тогда таким опасным. Никто до Сабониса из игроков ростом 217 см так не летал, как Сабас. Когда мы вспоминаем, как он прыгал до травмы, – это сказка! Он взлетал над кольцом и… туда заглядывал! А потом, когда Сабас травмировал ахилл, у него очень болела нога. Все время болела. Но после Олимпиады он сезонов не пропускал, до самого отъезда в НБА, в «Портленд». Мадридский «Реал» в начале девяностых подписал с ним контракт, согласившись на то, что сначала четыре месяца он будет лечить ногу…

– В 1987 году на ЦСКА – «Жальгирис» в «Лужники» пришло 28 тысяч зрителей

– Очередные легенды. Дворец спорта в Лужниках вмещает 11 тысяч.

– Возможно, посчитали по сумме двух матчей и еще тех, кто сидел в проходах.

– Ну, если по сумме…

– А Сабонис так и не получил пятого фола…

– У него их было четыре. Мышкин и Панкрашкин встают со скамейки с совершенно однозначным заданием: играть против Арвидаса настолько агрессивно, чтобы Сабонис пятый фол все-таки получил. А у Сабониса, даже у молодого, была настолько высокая игровая дисциплина, что он доиграл до конца и не сел на скамейку. Когда папа после матча смотрел протоколы, в нем все кипело и клокотало: как же так, 7 минут 58 секунд Сабонис играл с четырьмя фолами, он же просил, требовал под него подставляться, заставить его сфолить. Не смогли…

– В ЦСКА тоже были свои герои.

Финал за звание чемпионов СССР по баскетболу. 1986 год. ЦСКА-Жальгирис. Ткаченко против Сабониса. «Дорогой Володя! Ты всю свою жизнь в баскетболе провел в секции мягких игрушек. Один раз выйди и докажи, что ты мужик, что ты не боишься ничего. Локти расста– Самым результативным был Князь, Анатолий Мышкин, – в большем количестве игр, чем Сережа Тараканов. Но, пожалуй, подвиг – это Андрей Лопатов. Это мое субъективное мнение, но я его выскажу. Мало кто из болельщиков, к сожалению, обращает внимание на игру в защите. Андрей же мало того, что «съедал» своего подопечного Чивилиса, он всегда успевал подстраховать центрового, который держал Сабониса. Пока Андрей был на площадке, защита ЦСКА играла хорошо. Так что если объем работы оценивать, то в ЦСКА это прежде всего был Лопатов. А у «Жальгириса» – Хомичюс.

– И напоследок – еще одна легенда времен «Золотой лихорадки», а именно так был назван фильм о противостоянии ЦСКА и «Жальгириса». После поражения в Москве у армейцев не оставалось выбора: оба матча в Каунасе нужно было выиграть. И они выиграли! Счастье было таким, что золотые медали вывесили на шторках в окнах поезда. Каунасские болельщики не стерпели, прорвались сквозь милицейские кордоны и стали раскачивать поезд.

«Самым результативным был Князь, Анатолий Мышкин, – в большем количестве игр, чем Сережа Тараканов»

– Раскачивали они все-таки не поезд, а вагон на шестьдесят мест, к тому же он был частью состава, не думаю, чтобы они как-то уж очень сильно его раскачали. И вряд ли в ЦСКА кого-нибудь можно было чем-то испугать после турне с папой по Южной Америке. Не знаете, что в этих турне происходило, нет? Началась вся эта история после чемпионата мира 1963 года в Рио-де-Жанейро. Телевидение нам ничего не показывало, и я бегал за русскоязычными газетами – мы жили тогда в Риге. Мама открывает газету и падает в обморок. В ней написано: главный тренер сборной СССР Александр Гомельский тяжело ранен во время матча с Бразилией. Как выяснилось, у папы в момент, когда команда уходила на перерыв в раздевалку, перед лицом разорвалась дымовая шашка, у него был поврежден глаз, и рваный шрам на весь лоб. Папа сказал: «Какая это школа мужества!» И сборная начала ездить в турне, причем играла в тех дворцах, где была самая дикая публика. К счастью, там не сразу, но спустя какое-то время на входе в зал стали проверять на наличие огнестрельного оружия. А литовцы… Ну потолкали немножко вагон, да и все. 


Медиагалерея (6 фото)

  • 01_RIAN_00814787_687x450.jpg

    Телекомментатор Владимир Гомельский. © РИА Новости, Григорий Сысоев

  • 02_RIAN_00538011_687x450.jpg

    1983 год, матч ЦСКА-«Жальгирис». Великое противостояние Ткаченко-Сабонис. © РИА Новости, Борис Кауфман

  • 03_RIAN_01026741_687x450.jpg

    1983 год. На паркете — «Князь» Анатолий Мышкин. © РИА Новости, Игорь Михалев

  • 04_RIAN_00411889_687x450.jpg

    Апрель 1987 года. Финальный матч за золотые медали на звание чемпионов СССР по баскетболу. ЦСКА-Жальгирис. Ткаченко против Сабониса. © РИА Новости, Дмитрий Донской

  • 05_RIAN_00492340_687x450.jpg

    Финал за звание чемпионов СССР по баскетболу. 1986 год. ЦСКА-Жальгирис. Ткаченко против Сабониса. «Дорогой Володя! Ты всю свою жизнь в баскетболе провел в секции мягких игрушек. Один раз выйди и докажи, что ты мужик, что ты не боишься ничего. Локти расставь, коленом вперед иди, пусть они тебя боятся!» — настраивал Ткаченко на игру тренер Александр Гомельский. © РИА Новости, Юрий Сомов

  • 06_RIAN_00186088_687x450.jpg

    Великий (духом, а не ростом) тренер Александр Гомельский и его лучший ученик Арвидас Сабонис с золотой медалью сеульской олимпиады. © РИА Новости, Дмитрий Донской

Поделитесь с друзьями:
Facebook Вконтакте Твиттер Одноклассники LiveJournal МойМир Google Plus Эл. почта
Подписаться на новости раздела «Спорт»
Новости