«О том, что мой дед вместе с Чернышевым придумали буллит, я узнал только год назад по «КХЛ-ТВ»!

5 августа 2015

Харийс третий о хоккейной династии, Олеге Знарке и московском «Динамо»

О нелегком выборе между семьей и карьерой, об огромных пауках на сборах в Пинске, о том, что «Легенда номер 17» – это самый достоверный фильм о хоккее, и, конечно же, не только об этом рассказывает главный тренер «Динамо» Харийс Витолиньш в откровенном интервью VTBRussia.ru.

Неоригинальность по-царски

– Скажите, пожалуйста, вот вашего деда и отца тоже звали Харийс… Откуда такая неоригинальность?

– Наоборот, оригинальность! Понимаете, мой дед – он был одним из тех людей, кто принес хоккей в Россию. Когда у него родился сын, он назвал его Харийсом, согласитесь, во многом это было логично, для моего отца, в свою очередь, хоккей тоже стал смыслом жизни. Когда родился я, уже пошла речь о настоящей семейной династии, и связь на уровне имен выглядела  символичной… В таких случаях, я знаю, иногда начинают различать: «Харийс первый, Харийс второй…»

Витолиньш считает Овечкина лучшим на сегодняшний день российским игроком в НХЛ © Валерий Шарифулин, ТАСС – Это уже по-царски.

– (Смеется.) Однажды произошел забавный случай. Я приехал в ХК МВД, и вдруг раздается телефонный звонок: «Харийс, привет, давно не виделись, какая радость, надо обязательно повидаться…» При этом я ловлю себя на том, что совсем не могу вспомнить звонившего мне человека. Но он говорил со мной так уверенно, что мы все-таки договорились встретиться. Когда я пришел на назначенную встречу, меня ждали трое дедушек… Это были друзья моего отца, они были уверены, что это он приехал!

– Но главой семьи, насколько я знаю, была бабушка, и ей, наверное, было очень удобно. Стоило ей произнести: «Харийс!» – и все сразу же собирались за обеденным столом.

– Просто так получилось, что и дедушка, и отец были полностью поглощены работой, и бабушке пришлось взять на себя все руководство домом, в том числе и мной… У нее было много забот, но все свободное время она посвящала тому, что таскала меня по паркам с замерзшими прудами, где я играл в хоккей.

– Судя по всему, у вас не было пространства вариантов? И такой бабушке невозможно было сказать: «Нет»?

– Да, это была строгая бабушка. Она строила всех. Когда мы с ней летом ездили в дом отдыха, там все происходило по ее команде. Ей было неважно, какого возраста дети и чего они хотят на самом деле, у бабушки все делали то, что нужно было делать. Чтобы что-то получить, это нужно было сначала отработать. Что-то отнести, что-то перенести, почистить… Бабушка была комендантом лагеря, без дела у нее никто не сидел.

– Вы ее боялись?

– Да нет, страха не было. Ей действительно невозможно было сказать: «Нет», но она так произносила свое «Надо», что само собой подразумевалось, что есть вещи, которые просто нужно делать. Вне зависимости от того, есть у тебя желание или нет. 

Буллит Витолиньша

– Интересно, Харийс, а вы помните рассказы своего деда о буллите, который они, по одной из версий, придумали вместе с Аркадием Чернышевым?

– О том, что мой дед вместе с Аркадием Ивановичем придумали буллит, я узнал только год назад по «КХЛ-ТВ»! В семье об этом никогда не говорили, и отец мой уже умер, поэтому мне толком не у кого спросить. Но, наверное, это логично, потому что «буллит», если обратиться к латышскому языку, явно происходит от слова «бычок». И если посмотреть, как выглядит исполнение буллита, то аналогия с бычком вполне уместна. Тут, по-хорошему, нужно поднимать архивы, исследовать этот вопрос максимально серьезно, и в Латвии есть историки хоккея, которые могли бы этим заняться. А пока это просто версия, гипотеза…

В противовес его многолетнему партнеру Олегу Знарку Витолиньш считается очень спокойным и уравновешенным. Но когда речь идет об интересах команды, эмоций Харийсу не занимать © Михаил Метцель, ТАСС – Но существует что-то и не на уровне гипотез. По силовым приемам вашего деда, как по букварю, учились советские защитники.

– Да, его силовые приемы публиковались в газетах. Например, те «мельницы», которыми сегодня славится Миронов, тогда считались чем-то обязательным. Когда я был маленьким, меня обучали, как правильно подсаживаться, чтобы «поймать» на эту «мельницу». Когда ты шел с шайбой или без и попадался на «мельницу», это был хороший силовой прием, считавшийся основой игры защитника. 

– А вы обращали внимание на некие пересекающиеся линии в своей судьбе? Когда-то ваш дед вместе с Чернышевым помогали рождению хоккея в России, а сегодня вы возглавляете команду, которой когда-то руководил Аркадий Чернышев. Каждый день проходите мимо его бюста, стоящего во внутреннем дворике базы. В Риге до сих пор сохранился «Городок Тихонова» с его знаменитыми испытаниями в виде «телеграфных столбов», которые и вы проходили. Теперь у вас присутствуют эти беспрецедентные по жесткости сборы в Пинске, после возвращения с которых жизнь кажется прекрасной как никогда. Вы можете рассказать что-то об этих сборах, чего охотно обсуждающая их публика еще не слышала? 

– Огромные пауки, ползающие по стенам! Жара, духота, нечем дышать в номерах, четыре программы телевидения… Эта аскеза очень хорошо «приземляет», но я бы не сказал, что это одни сплошные лишения и больше ничего. По вечерам у нас всегда заказана баня; если захочется съесть шоколадку, можно доехать до супермаркета, за окнами – не дремучий лес. 

Герой хоккейного времени

– У каждого хоккейного времени свои герои. Какое-то время назад в НХЛ была эпоха Гретцки…

– Гретцки появился в ту эпоху, когда в Америке играли в очень жесткий хоккей, а он был другим, и благодаря этому сумел выделиться. Но все-таки у каждого времени – свои герои, и перемещать их в другие времена не имеет особого смысла.

«А Саша Овечкин, сейчас, сегодня, лучший российский игрок в НХЛ, и давайте начнем это все-таки признавать! »

– Кого бы вы назвали героем нашего времени в современном хоккее?

– Овечкина. Ему приходится выслушивать немало критических замечаний, но я прекрасно знаю, что все так или иначе приходит к тому, что, когда человек заканчивает играть, вот тут-то и начинают вспоминать его хорошее. А пока он на льду, только и слышится: «Здесь не доработал, на вбрасываниях и у бортов недостаточно молодец», – всегда находятся какие-то аргументы для «приземления», какое-то странное нежелание выделить этого яркого игрока из толпы. И только потом приходит: «Да, он был великим». 

А Саша Овечкин, сейчас, сегодня, лучший российский игрок в НХЛ, и давайте начнем это все-таки признавать! У него есть какие-то слабые стороны, но сильных сторон у Овечкина неизмеримо больше, чем слабых. Пройдет время, и о нем будут вспоминать, как о великом игроке, у меня в этом нет ни малейших сомнений. Обратите внимание: наши выдающиеся ветераны – о которых теперь не услышишь ни одного худого слова – когда они играли, их таковыми не считали. У Петрова, Михайлова, Харламова находилось сколько угодно критиков!

В «Легенде номер 17» все, что происходит на льду, происходит по-настоящему!  

– Как восприняли фильм «Легенда номер 17» – эту стилизованную под Голливуд сказочку с Данилой Козловским, в которой просто отсутствует такой человек, как Аркадий Чернышев? Единственный в мире тренер, выигравший четыре золотые олимпийские медали, и его заслуги очень легко и без зазрения совести приписываются Анатолию Тарасову, при том что он был помощником Чернышева? 

– А мне понравился этот фильм. Я не обращал внимание на его исторические несоответствия, я смотрел его просто как зритель. Больше того, я могу сказать, что это первый и единственный фильм, в котором все чисто хоккейные эпизоды показаны абсолютно достоверно! Обычно ты смотришь и не веришь: «Нет, такого не бывает, это постановочные трюки». В «Легенде номер 17» все, что происходит на льду, происходит по-настоящему!  

– Насколько достоверным, в таком случае, получился фильм о победе хоккейной сборной России на чемпионате мира, когда вы выводили команду на финал вместо дисквалифицированного Олега Знарка? 

– Я его толком так и не видел.

– То есть вы не видели фильм о «матче своей жизни»? 

«Огромные пауки, ползающие по стенам! Жара, духота, нечем дышать в номерах, четыре программы телевидения…»

– Это далеко не единственный в моей карьере «матч жизни». Я никогда не забуду своей первой игры за сборную, первой игры в НХЛ, того времени, когда я играл за рижское «Динамо», и люди стояли у касс всю ночь напролет, чтобы достать билет, или как я попал на Олимпиаду и увидел рядом с собой всех звезд мирового хоккея на расстоянии вытянутой руки, мог наблюдать за ними на тренировках, за пределами ледового дворца: как они себя ведут, как говорят, как двигаются, это были невероятные впечатления. Или как мы обыграли в Петербурге на чемпионате мира сборную России, состоявшую из всех лучших на тот момент игроков во главе с Павлом Буре! И пусть мы заняли на том чемпионате всего лишь восьмое место… 

– Все же как получилось, что человек не захотел посмотреть фильм о… самом себе?

– Времени не было. Я посмотрел какие-то фрагменты, а полностью – руки не дошли. С тех пор как я стал главным тренером, времени не остается уже ни на что. Раньше я любил и автогонки, и футбол, а теперь, когда ты занят двадцать четыре часа в сутки… Младшая дочка так просит научить ее кататься на коньках. Стыдно признаться, папа хоккейный тренер не может подарить своему ребенку это счастье.

Карьера или семья

Донести до игроков свою мысль Харийс Витолиньш умеет не хуже признанного мастера убеждения Олега Знарка © Сергей Метелица, ТАСС – Значит, и вам не удалось избежать этого тяжелого выбора: семья или карьера? 

– Не удалось. Моя семья живет в Швейцарии, старшая дочь учится на архитектора. По моему мнению, это достаточно сложная профессия, но она сама так решила. И кажется, все получается. После практики в архитектурном бюро ей сказали, что она схватывает на лету то, что другим дается с трудом. Маленькая ходит в школу… Но они у меня очень увлеченные хоккейные болельщицы! Старшая ни одного матча по Интернету не пропускает. Когда мы проигрываем, я рискую такого наслушаться! И двигались плохо, и то было не так, и вот это… А жена настолько нервничает, что следит за ходом матча по мимике дочери. Когда они приезжают в Россию, то обязательно ходят на игры «Динамо» – все вместе. Не буду скрывать, порой возникают такие моменты, когда ты чувствуешь, что теряешь связь с семьей. Но потом наступает лето, и кажется, что опять все хорошо, и эти переживания остаются в прошлом. Да, это непросто, но какой здесь возможен выход? Остаться рядом с семьей и не работать, а потом до конца своих дней жалеть об упущенных возможностях?

– Почему-то мне кажется, вы ведете на динамовской базе в Новогорске замкнутый образ жизни и бурная столичная повседневность проходит мимо вас. 

– Почему же, мы и с ребятами, и с тренерами иногда выбираемся в кино или в город поужинать. Район Куркино совсем нельзя назвать отсталым, здесь есть и хорошие рестораны, в которых вполне можно посидеть, покушать, поговорить. Правда, когда сезон идет полным ходом и через день игры,нам, конечно, не до этого. Но такого, чтобы погулять по улицам Москвы, почувствовать их атмосферу, вот такого уже не могу себе позволить…

– Отстраненность от «огней большого города» в то же время и развивает, согласны? Кстати, у вас еще не погасло желание чему-то учиться? 

– Несмотря на то что я уже много лет в тренерской профессии, я все еще чувствую себя новичком и понимаю, что учиться мне нужно очень многому! Я ведь только один сезон отработал главным тренером, поэтому, естественно, я учусь. Правда, в том, что кто бы и что ни говорил, учиться на чужих ошибках невозможно. Можно только на своих. 

– Подписывая с «Динамо» контракт, вы заметили: «Меня ждет очень трудный год». Насколько трудным он оказался на самом деле?

– Он был очень трудным. Невероятно трудным… В «Динамо» было бы тяжело любому тренеру. Возглавить команду, выигравшую два «Кубка Гагарина» подряд, – это означает, что тебя неизбежно будут сравнивать. К этому нужно быть готовым. Потому что в каждом эпизоде, если что-то пошло не так, тут же возникают сравнения и параллели: «А вот раньше и, кстати, совсем недавно…» А ты должен все равно идти вперед и что-то менять, и терпеливо ждать, когда и ко всем окружающим придет понимание того, что то время было хорошим, но жить воспоминаниями и старыми идеями нельзя.
Для справки

Харийс Витолиньш – главный тренер хоккейного клуба «Динамо» (Москва), основанного 22 ноября 1946 года. Клуб стал обладателем чемпионских титулов СССР, СНГ, МХЛ, России и КХЛ. Банк ВТБ с 2010 года – генеральный спонсор ХК «Динамо» Москва. За эти годы бело-голубые выиграли два Кубка Гагарина подряд, а также завоевали Кубок Континента за победу в регулярном первенстве КХЛ.


Медиагалерея (4 фото, 1 виртуальный тур)

  • vtbrussia.ru_01_anons_vitolinsh.jpg

    Харийс Витолиньш: «Правда, в том, что кто бы и что ни говорил, учиться на чужих ошибках невозможно. Можно только на своих.» © Михаил Метцель, ТАСС

  • vtbrussia.ru_02_vitolinsh.jpg

    Витолиньш считает Овечкина лучшим на сегодняшний день российским игроком в НХЛ © Валерий Шарифулин, ТАСС

  • vtbrussia.ru_03_vitolinsh.jpg

    В противовес его многолетнему партнеру Олегу Знарку Витолиньш считается очень спокойным и уравновешенным. Но когда речь идет об интересах команды, эмоций Харийсу не занимать © Михаил Метцель, ТАСС

  • vtbrussia.ru_04_vitolinsh.jpg

    Донести до игроков свою мысль Харийс Витолиньш умеет не хуже признанного мастера убеждения Олега Знарка © Сергей Метелица, ТАСС

  • XK «Динамо» Москва: экскурсия по местам боевой славы!

Поделитесь с друзьями:
Facebook Вконтакте Твиттер Одноклассники LiveJournal МойМир Google Plus Эл. почта
Подписаться на новости раздела «Спорт»
Материалы по теме

15 мая 2015

Как Алексей Терещенко на один день стал шеф-поваром Урок от шефа
Как Алексей Терещенко на один день стал шеф-поваром

1 апреля 2015

Самое интересное о главном трофее КХЛ 7 фактов о Кубке Гагарина
Самое интересное о главном трофее КХЛ

18 марта 2015

Самые яркие матчи «Динамо» в Кубке Гагарина Грубее, дольше, крупнее
Самые яркие матчи «Динамо» в Кубке Гагарина
Новости