Интервью Виталия Давыдова

Тайна канадской серии

26 марта 2013

Трехкратный олимпийский чемпион по хоккею Виталий Давыдов: «На лед летели шляпы и… галоши»

В 2013 году спортивному обществу «Динамо», с которым банк ВТБ связывают самые тесные отношения во многих сферах, исполняется 90 лет. Мы продолжаем серию публикаций, посвященных этому юбилею. Наш собеседник – трехкратный олимпийский чемпион Виталий Семенович Давыдов, вице-президент ХК «Динамо» (Москва), генеральным спонсором которого выступает банк ВТБ. 

Трехкратный олимпийский чемпион – это плохо помещается в сознании. Жаль только, что Виталий Семенович своего главного секрета мне так и не раскрыл. Почему он решил уйти, выиграв третью Олимпиаду, когда до Суперсерии СССР-Канада оставалось всего полгода, и все уже прекрасно знали, что она состоится, все уже было решено.

Ушел, лишив себя участия в величайших матчах в истории мирового хоккея… Виталий Семенович, конечно, пытался мне объяснять, почему он так поступил, но меня его объяснения не устроили. Я чувствую, там кроется какая-то тайна, но если Давыдов не раскрывает ее даже 40 лет спустя, то у меня есть серьезное подозрение, что эта тайна никогда не будет раскрыта.

А в остальном Виталий Давыдов обаятелен и вполне откровенен… Что ж, наверное, каждый из нас имеет право на запертые ящички в лабиринтах души.

– Вопрос, о чем бы вас спросить в первую очередь, даже не стоит, Виталий Семенович. Быстрые шаги, блеск в глазах, непрерывно звонящий мобильный… В рабочем графике еле-еле обнаружилось окно для интервью… Рецепт вашей молодости – в студию!  

– Не знаю… Может быть, природа такая! Ничего особенно я не делаю. Люблю работу свою, работа и тонизирует, и вообще делает человека более свежим, так что никакого другого рецепта я тут и не могу дать, кроме как работать, заниматься любимым делом.

 
– Англичане говорят: посеешь характер – пожнешь судьбу. Мне кажется, характер всегда был главным в вашей жизни, достаточно вспомнить, например, как вы защитником стали.  

– Конечно, защитником я ведь никогда и не был, меня им Аркадий Иванович Чернышов «назначил». А так я с самого детства, через все юношеские команды форвардом прошел, с Володей Юрзиновым вместе, в одном звене играли. Володя в центре, а я с краю. Поэтому когда нас пригласили во «взрослое» «Динамо» и вдруг такое решение Аркадий Иванович принимает – что я буду играть в обороне, естественно, появились кое-какие сомнения.

 
– Вы Чернышову тогда занятно о своих сомнениях сказали: «По-моему, я вам, Аркадий Иванович, не нужен. Раз так, давайте уж я домой поеду…». Для форварда перевод в защиту – это ведь просто оскорбление, да?  

Защитник «Динамо» Виталий Давыдов и нападающий «Спартака»  Виктор Шалимов  во время матча 25 чемпионата СССР по хоккею. Октябрь 1970 года. © РИА Новости, Долягин– Ну что вы, зачем вы так – оскорбление... Все равно мы любили играть, мы жили этим. Первое и основное желание – играть, поэтому когда прозвучало такое предложение, я поначалу был ошеломлен этим, притих, про себя подумал: «Попробую», но все вроде бы получилось, пошло хорошо. Я боялся, что не получится – вот о чем были мои сомнения, но все вроде бы обошлось.


– У Чернышова не было выбора, у него все основные защитники были в тот момент травмированы. А что если дело было не только в этом? И он помимо всего прочего еще и почувствовал в вас защитника своим гениальным чутьем. Тренер же был гениальный…  

– Этого не буду отрицать – естественно, Аркадий Иванович видел мое катание спиной вперед, повороты, развороты, все это было у меня на приличном уровне. В обороне это самое основное: повороты и развороты, иначе ты постоянно будешь уступать…


– Когда вы в первый раз столкнулись с канадцами?  

– В шестидесятом. С молодежной сборной съездили, навели там «террор», и со второй сборной СССР случилось в Канаде побывать. Не те это были великие канадцы, которые потом сражались в суперсерии, мы их довольно легко обыгрывали. А в НХЛ в ту пору было шесть команд! Сегодня это трудно представить, не тридцать, а всего шесть. Две канадских, «Торонто» и «Монреаль», четыре американских, «Бостон», «Филадельфия», «Чикаго», «Нью-Йорк Рейнджерс». Все! Так что я успел увидеть, как играют братья Морис и Анри Ришары – Морис носил прозвище «Ракета», а Анри звали «Карманной ракетой». Вратарь Жак Плант… Я увидел их живьем, когда нас пригласили в качестве зрителей на один из матчей НХЛ.


– На какой?  

– «Монреаль» против «Бостона». Впечатление было ошеломляющим. Первое, на что мы обратили внимание: две команды выходят на раскатку и разминаются… одной шайбой! Это бросилось сразу в глаза. Как и то, что все играют без шлемов. В то время Канада была еще доминионом Англии, и на стене висел гигантских размеров портрет английской королевы. Когда заиграл канадский гимн, на полотнище, сзади пустили поток воздуха – возникло абсолютное ощущение, что портрет ожил, зашевелился. Ну и сама игра! Они играли совсем не так, как мы! Вбрасывают шайбу, помчались в зону соперника и там начинается куча мала. Шайбу потеряли, откатились назад. Просто, но до чего зрелищно! Еще я до сих пор ни разу не видел, чтобы столько народу на хоккей приходило. В Канаде стадионы от 18 до 25 тысяч, и туда трудно очень попасть.


– А сама публика, в сравнении с привычной, советской – как она вам показалась?  
«Когда заиграл канадский гимн, на полотнище, сзади пустили поток воздуха – возникло абсолютное ощущение, что портрет королевы ожил, зашевелился».

– В шестидесятом году и у нас публика была хорошей. Тогда же не было всех этих так называемых фанатов, этого ненормального фанатизма, с которым теперь приходится сталкиваться. На хоккей ходили интеллигентные люди, нередко семьями. Наш, советский зритель на фоне канадского выглядел очень сдержанным. Канадцы, когда гол забивался, швырялись шляпами, галошами – все это летело на лед. Игроки стоят, смотрят, комбайн вышел, все это убрал… На самом деле, шляпы, галоши – ничего страшного, самое ужасное, когда бросают деньги, монеты. Ее не очень-то и заметишь, маленькую монетку, но если игрок закладывает вираж, а она попадает под конек, можно получить серьезные травмы, чаще всего травмы паха.


– В вас угадал кто-нибудь советских граждан?  

– Мы пришли в обыкновенных пальто, без «опознавательных знаков», к тому же нас еще разглядеть нужно было, мест же нет, загнали под самый потолок, и половина еще стояла, кресел хватило не на всех. Никто не роптал. Когда еще матч НХЛ увидишь?! А вообще в Канаде интерес к нам был огромным. Мы играли с любительскими командами, с клубами Западной профессиональной лиги, в десяти матчах девять побед и одна ничья. Переезжали из города в город, и в каждом городе у отеля, где жила сборная, собиралась толпа.


– Неужели? За двенадцать лет до суперсерии… По идее, вы не должны были быть в такой степени интересны.  

– Стояли в основном эмигранты. Вы учтите, Канада же была такая страна – три волны русской эмиграции, начиная с первой революции 1905 года, затем – 1917-й, и Великая Отечественная. Люди попадали в плен, и их отсылали в Канаду, как рабочую силу. Обратного пути для них не было, настолько сильно работала пропаганда, им внушалось: стоит вам вернуться домой, вы мгновенно будете арестованы. Особенно много людей приходило в Виннипеге, Калгари – в шахтерских городах. Им так хотелось услышать хоть одно русское слово, подержаться за нас. Приходили сотнями, расспрашивали обо всем. Десятки лет они не видели Родины, своих близких…

 

Запомнился разговор с одним очень богатым человеком. В 1905 году он уехал из России, признавался мне: «У меня всю жизнь была мечта – заработать много денег. Она сбылась. Захотелось власти. Попал в муниципалитет города. Должность есть, деньги есть. Но так не хватает России…».


– Кэгэбешники разрешали с ними разговаривать?  

«Динамо» 1973 года - команда-легенда. Виталий Давыдов - третий в первом ряду слева. Хоккей тогда был обласкан вниманием власти. Если Сталин мог бесконечно смотреть балет «Красный мак» в Большом театре, то Брежнев - хоккей. Но именно за «Динамо» во власти болел Юрий Андропов. © РИА Новости, Юрий Сомов– Проблем никаких не было. Нас даже отпустили в гости к духоборам. Духоборы – это же крымские татары. Они жили там своим, обособленным мирком, у них был деревообрабатывающий комбинатик, на нем сувениры производились. Они нас позвали в клуб, сказали: «Мы вас пригласим, сварим вам борщ, настоящий, московский! Когда мы к ним пришли, поразило, что справа сидят одни мужчины, слева – женщины. И обращаются друг к другу «брат», «сестра». Все вегетарианцы. Мы поели борща, посмотрели, как духоборы танцуют – в нашу честь полноценный концерт устроили.


– Если снова вернуться к канадцам – с ними вы играли с каким-то особенным вдохновением, это многие отмечали.  

– Канадцы любят жесткую силовую борьбу, и мне она нравится. Мы были на одной волне.


– Тарасов в книге описывает случай, как канадский центрфорвард Бурбоннэ сломал вам челюсть в восьми местах, вы поднялись, весь окровавленный, вернулись в свою зону, отбили атаку и только после этого дали врачам себя увести.  

– Анатолий Владимирович любил приукрасить. Ничего такого не было. Да, я получил удар в игровом эпизоде, но кровь по лицу у меня не бежала ручьями, вкус крови во рту я чувствовал, ну и что? Сплевывал ее. Потом через какое-то время сам подъехал к Чернышову, говорю: «Аркадий Иванович, у меня словно прикус теряется, нижней челюсти почти не чувствую». Чернышов позвал доктора, тот меня обследовал и на машине отправил в госпиталь. Пока я ехал, подбородок у меня «плавал». Никаких переломов в восьми местах, что вы… Двусторонний перелом челюсти, на следующее утро мне сделали операцию.


– С кем вам было комфортнее, с Тарасовым или с Чернышовым? Они были антиподами и чем-то напоминали летчиков Чкалова и Громова. «Чкалов был стихия, бездорожье. Громов жил, мгновенья не сгубя…».  

– Они были антиподами, но великолепно дополняли друг друга. Анатолий Владимирович – очень сильный черновой тренер, ведь в принципе все тренировки проводил Тарасов. К новичкам он очень любил цепляться… И по каждому моменту подъедет, что-то такое скажет, от чего все покатываются, то на лед ляжет, то кого-то на что-то спровоцирует. Он такую обстановку создавал – хочешь, не хочешь, а побежишь! Этот дуэт – Чернышов-Тарасов принес множество побед нашему хоккею. Аркадий Иванович – единственный четырехкратный олимпийский чемпион в ранге тренера. Что тут еще скажешь?!


– При этом слава Тарасова до сих пор затмевает славу Чернышова. Если почитать историю, не владея фактами, возникает ощущение, что это Чернышов был помощником Анатолия Владимировича, но никак не наоборот.  
«После Олимпиады в Саппоро мы с Чернышевым ушли из сборной, чтобы окончательно посвятить себя клубу».

– А это идет от того, что Чернышов возглавлял «Динамо», Тарасов – ЦСКА. Команда ЦСКА была на виду, выигрывая год за годом чемпионаты страны, естественно, Тарасов чаще попадал, что называется, под прицел фотокамер. Но я хочу обратить внимание на токой факт: когда Анатолий Владимирович сам руководил сборной, – а это было после московского чемпионата мира 1957 года, Аркадия Ивановича тогда с поста главного тренера сняли… Поставили Тарасова. Тарасов стоял на капитанском мостике сборной СССР на чемпионате мира 1958, 59-ого и 1960 года. Ни один чемпионат мира и, к слову, ни одна Олимпиада не была им выиграна. Делайте выводы. И только после того, как Чернышов вернулся в сборную, началась впечатляющая победная серия.


– Как же так получилось, что вы не попали на суперсерию СССР-Канада?  

– После Олимпиады в Саппоро Аркадий Иванович и я окончательно ушли из сборной. Чтобы посвятить себя клубу.


– У этого была какая-то подоплека?  

– Ну какая подоплека? Когда-то же надо заканчивать. Мне было уже 33 года, ждать, когда с трибун понесется: «На пенсию!», оставалось недолго. Ошибаться на льду в таком возрасте уже было нельзя, тут же начинались такие крики. Я не хотел их слышать. Предпочел уйти непобежденным.


– До суперсерии оставалось всего полгода. Что изменили бы в этом смысле полгода?  

– Я уже настроился, что перехожу на тренерскую работу, и летом тренировался не так интенсивно, как раньше…


– И никогда не жалели о том, что не сыграли с Канадой в этих легендарных матчах?  

– Никогда. Я провел в сборной одиннадцать сезонов, наигрался вдоволь.


– Что-то вы недоговариваете, Виталий Семенович. Но если вы хотите что-то оставить за кадром, дальнейшие расспросы ни к чему не приведут. Вообще-то это не единственный парадокс в вашей биографии. Легко поступив на юрфак МГУ (!), вы через месяц оказались в пединституте имени Крупской.  

– Это сейчас профессия юриста – важно и престижно, а тогда я посчитал, что это не мое. Что я буду время терять? Ушел, и дело с концом! Но в пединституте я оказался не через месяц, я на следующий год туда поступил. А МГУ у меня дочь закончила. Так что этот диплом в нашей семье есть.


– Вы издавали в сборной СССР стенгазету, и мальчишки писали вам смешные письма: «Шайба в воротах чехов нам дороже двадцати шоколадок!». Это письмо широко известно, расскажите о каком-нибудь другом!    

– В Инсбруке, на первой для меня Олимпиаде, письма и телеграммы нам носили мешками. В том числе приходит телеграмма. Из Ленинграда. «Дорогие ребята, я болел за вас так, что у меня не осталось ничего от зарплаты. Не можете ли вы мне оказать материальную помощь?»


– С хоккейными байками неразрывно связаны и байки о генсеках. Они не пропивали на «болении» всю зарплату, но, тем не менее, и Брежнев и Андропов были яростными болельщиками. Брежнев болел за ЦСКА, Андропов – за «Динамо».  

Капитан советской сборной Виталий Давыдов с кубком, завоеванным в международном турнире, - рапортует хроника РИА Новости. Декабрь 1968 года. © РИА Новости, Дмитрий Донской– Я однажды сказал Юрию Владимировичу: «Вы могли бы стать хорошим тренером», настолько глубоко он понимал игру, разбирался в тактических построениях. «Ты меня переоцениваешь», – скромно отвечал Юрий Владимирович. Мало кто знает, какой болельщицей была его жена, Татьяна Филипповна. По-моему, она и приложила руку к тому, чтобы и сам Андропов увлекся хоккеем. На игры он не приезжал, не было времени, но на матчах «Динамо» обязательно сидели его люди, которые поминутно набирали секретный номер и докладывали о любом событии на площадке.


– Выражаясь современным языком, вели «онлайн-трансляцию».  

– Да-да, в том числе и из других городов, когда мы играли на выезде!


– Ваша тренерская карьера была яркой, но недолгой. Победы с молодежной сборной, серебро чемпионатов СССР, отъезд в Венгрию, и после возвращения домой в качестве главного тренера вы больше не значились. Нет ощущения зарытого в землю таланта?  

– После возвращения из Венгрии я помогал Юрию Моисееву, потом Юрзинову. Почему перестал быть главным? Разве это от меня зависело? Серебряные медали, которые я выигрывал, будучи главным тренером «Динамо», больше никого не устраивали. Видимо, руководство считало, что чемпионства смогут добиться другие.


– В этом году «Динамо» исполняется 90 лет…  

– И шестьдесят из них я провел в «Динамо». Несмотря ни на какие посулы, а меня, конечно, пытались переманивать и в «Спартак», и в ЦСКА, я не соглашался снять этот свитер. У нас сейчас любят рассуждать о патриотизме. А я всегда считал и считаю: патриотизм начинается с клуба. От человека, который предает свой клуб, смешно ждать патриотизма по отношению к стране. С этим я прошел всю жизнь, и никакие новые поветрия о том, что все продается и покупается, не заставят меня отказаться от этой правды.


Медиагалерея (4 фото)

  • vtbrussia.ru_1davydov.jpg

    Защитник «Динамо» Виталий Давыдов и нападающий «Спартака»  Виктор Шалимов  во время матча 25 чемпионата СССР по хоккею. Октябрь 1970 года. © РИА Новости, Долягин

  • vtbrussia.ru_2davydov.jpg

    Трижды олимпийский чемпион, заслуженный тренер СССР Виталий Давыдов 60 лет отслужил в «Динамо» и имеет все основания рассуждать о патриотизме. © РИА Новости, Александр Вильф

  • vtbrussia.ru_3davydov.jpg

    «Динамо» 1973 года - команда-легенда. Виталий Давыдов - третий в первом ряду слева. Хоккей тогда был обласкан вниманием власти. Если Сталин мог бесконечно смотреть балет «Красный мак» в Большом театре, то Брежнев - хоккей. Но именно за «Динамо» во власти болел Юрий Андропов. © РИА Новости, Юрий Сомов

  • vtbrussia.ru_4davydov.jpg

    Капитан советской сборной Виталий Давыдов с кубком, завоеванным в международном турнире, - рапортует хроника РИА Новости. Декабрь 1968 года. © РИА Новости, Дмитрий Донской

Поделитесь с друзьями:
Facebook Вконтакте Твиттер Одноклассники LiveJournal МойМир Google Plus Эл. почта
Подписаться на новости раздела «Спорт»
Материалы по теме

6 марта 2013

Хранитель фонда музея «Динамо» Елена Щербачёва: «После победы мы встретили английскую королеву» Охранная грамота
Хранитель фонда музея «Динамо» Елена Щербачёва: «После победы мы встретили английскую королеву»

1 марта 2013

После матча Единой Лиги ВТБ  ЦСКА – «Жальгирис» об  истории противостояния вспоминает Владимир Гомельский Золотая лихорадка
После матча Единой Лиги ВТБ  ЦСКА – «Жальгирис» об  истории противостояния вспоминает Владимир Гомельский

8 февраля 2013

Легендарный тренер «Жальгириса» Владас Гарастас о противостоянии великих клубов и о значении Единой лиги ВТБ Выше только звезды
Легендарный тренер «Жальгириса» Владас Гарастас о противостоянии великих клубов и о значении Единой лиги ВТБ
Новости