Нельзя радоваться ошибкам соперников

3 августа 2012

Алексей Немов, вице-президент Федерации спортивной гимнастики России:  «Ни о какой отставке я не говорил!»

Все начиналось так радостно. Алексей Немов в лондонском аэропорту Хитроу © РИА Новости. Екатерина Чеснокова
Наш разговор с четырехкратным олимпийским чемпионом начался с выяснения одного недоразумения. После не слишком удачного выступления нашей мужской сборной в командном зачете, а затем и в многоборье Алексей довольно эмоционально отреагировал на несколько вопросов, которые ему задал журналист одного уважаемого спортивного издания, после чего Интернет запестрел заголовками: Алексей Немов призывает тренеров сборной к отставке. С прояснения этого момента и началась беседа с корреспонденом VTBRussia.ru.

– Средства массовой информации цитируют ваше интервью, в котором вы высказываетесь за отставку нынешнего тренерского штаба сборной?

«У нас на сегодняшний момент в женской гимнастике хорошие результаты и достижения, которых мы не видели с 1996 года»

– Ни о какой отставке я в своих комментариях не говорил. Речь шла о том, что нужно что-то менять в подготовке сборной, и эти изменения могут начаться с укрепления тренерского состава. У нас на сегодняшний момент в женской гимнастике хорошие результаты и достижения, которых мы не видели с 1996 года. И это говорит о том, что работа ведется, работа при поддержке банка ВТБ, который действительно очень много сделал для того, чтобы реанимировать нашу гимнастику. Но этого, судя по результатам мужской сборной, недостаточно. Тренерам сборной надо сказать спасибо за то, что они сделали. Но надо двигаться дальше, и в первую очередь двигать нашу мужскую сборную. Надо усиливать тренерский состав специалистами, которые могут обеспечить уровень борьбы за золотые медали. Этого пока нет, мы это видим. Нужны новые специалисты, которые могли бы нам помочь. Я говорю – новые, но на самом деле это наши старые друзья, ныне живущие в Америке. Это те люди, которые меня в свое время тренировали. Например, Вячеслав Бойко, который работал с Андриановым. Я считаю, что это один из тех тренеров, которые могут способствовать дальнейшему прогрессу российской гимнастики. Александрова из США пригласили в Россию старшим тренером женской сборной – и тут же пошел результат. Это лично мое мнение, еще раз повторю это, но, думаю, что многие согласятся с ним. Именно об этом я говорил в своем интервью, но мои слова интерпретировали неверным образом.

«После того, как ВТБ стал генеральным спонсором Федерации, процентов на 80 обновились снаряды, которые в региональных тренировочных центрах лет по 20 не менялись»

– То есть к отставке вы на самом деле никого не призывали?

– Никто не говорит, что ничего не делается. Наоборот, все идет по нарастающей. Тем более, что итоги Олимпиады еще подводить рано. Еще будет борьба за медали на отдельных снарядах. Я предлагаю усилить тренерский состав. Не разогнать, а усилить и в мужской, и в женской сборной. Все те тренеры, которые работают со сборной сейчас, работают нормально и результаты растут. Мы уже вернулись на уровень борьбы за высшие награды. На прошлой Олимпиаде у нас было всего две бронзовых медали у мужской команды и ни одной медали у женской. А сейчас у нас уже три медали у одной только женской сборной. Как я могу требовать отправить таких тренеров в отставку? Я говорю о том, чего не хватает сборной. Мне кажется, что одно из направлений по дальнейшему усилению работы – укрепление тренерского состава. Кадровый состав тренеров – это ключ к успеху.

– Усиление тренерского состава – это все, чего не хватает для победы?

– Безусловно, нужна еще плеяда гимнастов, чтобы у тренеров был выбор. К сожалению, у нас сейчас этого тоже нет.

– Как вы оцениваете нынешнее состояние российской гимнастики?

«Мы все время экспериментировали и придумывали те элементы, на которых и до сих пор выступают гимнасты»

– Оно улучшается несомненно. После того, как ВТБ стал генеральным спонсором Федерации, процентов на 80 обновились снаряды, которые в региональных тренировочных центрах лет по 20 не менялись. Появилась серьезная мотивация в виде материальной составляющей для спортсменов. Я могу сказать, что завидую тем ребятам, которые сейчас выступают и тренируются в сборной. У них есть все условия. Им не надо ни о чем больше думать, кроме тренировок. Делай то, что ты должен делать, остальное обеспечивает Федерация спортивной гимнастики России, которой руководит Андрей Леонидович Костин, и министерство спорта.

– Если бы Давид Белявский не ошибся в вольных упражнениях, он мог бы войти в тройку?

– Я думаю, мог бы, потому что проиграл не сильно. Но, понимаете, мы сейчас говорим о том, чтобы нам быть лучшими, чтобы нам бороться за золото. Если японцы ошибаются и выигрывают золотые медали с таким отрывом, то это говорит не только об их силе, но и о слабости соперников.

– Учимура в Лондоне выглядел гимнастом с другой планеты…

– Японцы всегда такими были, и меня здесь приятно поразила японская гимнастика. Они в своем репертуаре: все четко, все технично, сложно и стабильно. Но бороться с ними можно и нужно.

– Если бы вы были в лучшей своей форме, вы бы с вашей программой выиграли бы у Учимуры?

– После каждой Олимпиады система начисления баллов меняется, и приходиться адаптироваться под новые правила. Раньше за группу D давали одну десятую, за группу F – две или три десятых, а сейчас – по полбала. Я выступал достаточно давно, когда были другие правила. Сейчас бы я, конечно, другую комбинацию делал. Сложно сказать, как бы оценивались сейчас мои упражнения.

– Стала ли гимнастика сложней с тех пор, как вы прекратили выступления?

– Я бы не сказал, что она стала сложней. В Лондоне мне понравилась перекладина американцев – современная, с рискованными элементами. У Учимуры хороший турник. Остальные, мне кажется, все делают как-то однообразно. Нет каких-то отдельных задумок, которые меня прямо-таки порадовали.

– Какие-то новые элементы в гимнастике появились после вас?

– Мы все время экспериментировали и придумывали те элементы, на которых и до сих пор выступают гимнасты. У меня был прыжок Немова, был перелет Хоркиной, и до сих пор их используют. Принципиально нового ничего не появилось. Прыжок поменялся, но только из-за того, что платформа стала другая.

– Давид Белявский сказал, что удивлен тем, как американец оказался впереди него...

«Олимпиада, в принципе, – это мирная война. Каждая страна стремится продемонстрировать свою силу»

– У нас всегда: в чужом глазу соломинку видим, а в своем бревна не замечаем. Не ошибайся, делай свое дело от начала и до конца, и придет результат. Американцев немножко подтягивают судьи, но это всегда было. И тут много зависит от сложности программы. Я хочу сказать, что Давид, в принципе, парень с хорошей школой. И у него есть будущее, но ему нужно усложнять программу.

– Мужская сборная – очень молода. Самому старшему – 22 года. Может, в этом причина относительно скромных результатов?

– Да, но на молодость тоже списывать не все можно. Они, кстати говоря, ребята опытные. Выступали на чемпионатах Европы и мира. Нельзя сказать, что они первый раз вышли на крупный турнир и ничего не знают. Они уже почувствовали вкус крови. Вот факт: когда я в первый раз выступал на Олимпийских играх, мне было 20 лет, а Коле Крюкову – 17 лет. Но были, конечно, и люди постарше – 24-25 лет. Разорвалась победная преемственность – вот что важнее. Ребятам не хватает перед глазами действующих чемпионов мира, на которых они могли бы смотреть и которых стараться превзойти. И это тоже один из факторов, почему мы не можем достичь побед. Есть много мелочей, которые передаются только по наследству.

– Например?

– Например, то, что мелочей в спорте нет. Эмин Гарибов упал с перекладины, у него слетела накладка. На таких соревнованиях такого быть не должно! Есть и другие вещи. Например, я заметил, что некоторые в нашей сборной не знают, что нельзя радоваться ошибкам соперников.

– А я, каюсь, сидел на трибуне и радовался.

– С одной стороны, это кажется естественным. Но потом это непременно скажется на твоем психологическом состоянии. Это расхолаживает. Ты должен победить за счет своей работы, а не из-за ошибки соперника. Это те мелочи, которые передаются из поколения в поколение, и без которых нет побед. Уважение к сопернику – это первое правило спортсмена. Ко мне сегодня столько ребят подходило, иностранцев: и китайцев, и японцев. Учимура подошел, Янг Вей, который меня даже к себе домой приглашал. Как можно желать им падения или ошибки? И когда в ответ к тебе соперники с уважением относятся, это поднимает твой дух.

«Мои папа и мама никогда не занимались гимнастикой. От родителей достался в первую очередь характер»

– Но как же не осерчать, к примеру, на американцев, которые вырядили своих гимнастов чуть ли не в военную униформу?

– Ничего особенного в этом не вижу. Люди гордятся своей страной и демонстрируют это всяческим образом. Олимпиада, в принципе, – это мирная война. Каждая страна стремится продемонстрировать свою силу. Было противостояние СССР – США, и мне все это знакомо.

– Говорят, что нынешнюю молодежь тяжело мотивировать на занятия спортом. А что мотивировало вас?

– Я не скрою, что это было очень тяжело. Но я понимал, ради чего я это все делаю. У меня была мотивация, во-первых, выйти на другой социальный уровень, и, соответственно, дать возможность мне и моей маме, жить нормально, а не считать копейки. И, во-вторых, я родился в Советском Союзе, и мне не надо было ничего говорить, потому что в тот момент, когда поднимали флаг твоей страны, всем все было понятно. Сейчас молодежь живет в другом мире. Поэтому я и говорю о важности тренеров, которые должны как-то «заиграть» молодого спортсмена в этом виде спорта. Сейчас все хотят получить все и сразу. Но так в гимнастике не получается. Я в свое время отдал этому спорту 23 года своей жизни. Я еще потому так о тренерах пекусь, что могу привести в пример своего наставника. Евгений Григорьевич Николка работал со мной 15 лет. Он меня забрал где-то с четвертого класса. Он мне был как второй отец. Я своего тренера больше, чем мать, видел, потому что все время с ним был на сборах. И он не только привел меня к победам, но и сохранил мне здоровье.

– И вы с ним никогда не ссорились?

«Уважение к сопернику – это первое правило спортсмена»

– Как же без этого. Я всегда был любитель поесть, и у меня периодически возникали проблемы с весом. Я и сбрасывал быстро и к соревнованиям подходил в нужной форме, но во время обычных тренировок прибавлял пару килограмм. Тренер ругать не ругал, но осуждал. Меня тогда уже ругать нельзя было. Ругать себя я уже мог только сам.

Мать Виктории Комовой, сама гимнастка, говорила, что этим спортом могут заниматься только генетически предрасположенные к нему люди.

– Мои папа и мама никогда не занимались гимнастикой. От родителей достался в первую очередь характер. Рос без отца, и когда дразнили безотцовщиной, то старался доказать другим, что ничем их не хуже. И это тоже была очень серьезная мотивация.

– Чем занимаетесь сейчас?

– Я – вице-президент Федерации спортивной гимнастики России. Занимаюсь популяризацией гимнастики в стране. Очень много выездов в регионы, стараюсь привлечь молодежь к занятиям спортом. Работаю советником у Жукова Александра Дмитриевича в Олимпийском комитете, а недавно вошел в состав наблюдательного совета Общественного телевидения. Такое доверие приятно.

Медиагалерея (1 фото)

  • 1

    Все начиналось так радостно. Алексей Немов в лондонском аэропорту Хитроу © РИА Новости. Екатерина Чеснокова

Поделитесь с друзьями:
Facebook Вконтакте Твиттер Одноклассники LiveJournal МойМир Google Plus Эл. почта
Подписаться на новости раздела «Спорт»
Новости