Это и есть моя жизнь

14 мая 2012

Чемпионка мира Виктория Комова подросла и… начала биться о брусья. Но это не помешало ей стать чемпионкой Европы!

На чемпионате Европы по спортивной гимнастике, состоявшемся с 9 по 13 мая 2012 года в Брюсселе, Виктория Комова получила золотую медаль за выступления на брусьях, прибавив к титулу чемпионки мира в своем коронном упражнении звание континентального чемпиона. Соревнования в Брюсселе рассматривались руководством сборной как один из этапов подготовки к Олимпиаде в Лондоне. Перед важным стартом Виктория Комова в интервью корреспонденту агентства «Р-Спорт» рассказала о подготовке к Олимпийским играм, талисмане, который вместе с ней ездит на все соревнования, а также о вакууме, в котором слышен только голос личного тренера. Разговор состоялся во время  пресс-тура в тренировочный центр «Озеро Круглое» в рамках проекта «ВТБ Команда».

– На чемпионате России ты не выступала. Тренеры сказали, что из-за травмы.

– Не совсем. Травма была, но на самом деле на чемпионат не смог поехать мой тренер, а одну не захотели отпускать. Побоялись. Было обидно, что все девочки выступают, а я вынуждена сидеть и смотреть на них по компьютеру. Хорошо, что прямая трансляция в интернете была.

Виктория Комова – новый лидер сборной России по спортивной гимнастике. © РИА Новости. Александр Вильф.

– А после травмы уже полностью восстановилась?

– Практически. Но полностью готовы только два снаряда – брусья и бревно. Прыжок и вольные уже также почти восстановлены, но еще бережемся. Говорят, что спешить не надо. После чемпионата мира я усложнила брусья. Решили поменять обороты, чтобы соскок было легче делать. Я ведь подросла – и начала ногами биться о жерди, тяжелее стало делать. Сейчас надо восстанавливать прыжок, через месяц, думаю, подойдем к 2,5 винтам.

– Что самое сложное в процессе восстановления?

– Физически и морально собрать себя. Скорее даже именно физически, чем морально. Сейчас мне тяжело, очень быстро устаю. Три снаряда прохожу, а на четвертый уже доползаю. Сегодня вот с прыжка начинали тренировку, и к вольным просто еле-еле подошла. Пропустила все-таки очень много. Не могу себя никак привести в идеальную форму.

Это был удар в спину. Ножом. Я не знала, куда себя деть. Это было ужасно, хотелось сбежать как можно дальше, чтобы никто не видел и не слышал.

– Первая твоя травма получилась обидной.

– Это точно, очень обидной. Я спрыгивала с брусьев. Какой-то миг – и все, ничего нет. Тогда очень расстроилась, потому что травмировалась перед Кубком Воронина (2010 года). Чемпионат России (2011) не пропустила, но плохо выступила. Хотели как можно быстрее вернуться, а в итоге нога не успела восстановиться, и я не очень хорошо подготовилась.

– Что тогда почувствовала – злость или обиду?

– Скорее обиду. Ведь буквально на пустом месте была получена травма. Делаю такие сложные элементы… А здесь просто спрыгиваю с брусьев и подворачиваю ногу. Такое выбивает из колеи.

– А вторая травма как была получена? На самом чемпионате России?

– Нет, уже после него. Нога не успела окрепнуть, и я ее снова подвернула. Готовилась к чемпионату Европы, делала разминку – фляг назад.

– Но травма ведь не означает, что тренировки прекращаются?

– Нет. Я очень много качалась, чтобы не потерять форму. Прыгать не могла, но чтобы руки сильные были, на брусьях занималась.


«Всегда очень нравилось выступать»

– Тренировки ты воспринимаешь как работу?

Брусья – любимый снаряд Виктории Комовой. © РИА Новости. Александр Вильф.

– Да, нам ведь и зарплату платят за эту работу, за то, что мы что-то выигрываем. Но прежде всего это мне нужно – чтобы на Олимпиаду поехать. Очень хочется…

– А работу ты свою любишь?

– Да! Я просто без нее не могу! На данный момент, это и есть моя жизнь. Мне всегда очень нравилось выступать. Когда я была маленькая, один раз бегала по залу, и мне на соревнованиях сказали: иди, подтянись. Я подошла, подтянулась и случайно выиграла соревнования (смеется). Силы откуда-то появились.

– Проигрывать больно?

– Очень. Я это поняла на чемпионате мира, когда проиграла эти сотые… Это был удар в спину. Ножом. Я не знала, куда себя деть. Это было ужасно, хотелось сбежать как можно дальше, чтобы никто не видел и не слышал. Столько работать, стараться все сделать быстрее-быстрее… Было очень тяжело. Тем более первый чемпионат мира, непросто было собраться. Поэтому после этого проигрыша хотелось побыть одной, отвлечься.

– Что помогло справиться с поражением?

– Друзья «В Контакте» писали, что я молодец, и ничего страшного не случилось. Родители, тренер тоже очень успокаивали.

– Вот ты сейчас говоришь, и видно, что та неудача до сих пор тебя не отпускает.

– Да, вспоминаю… И не по себе становится. Очень неприятно. Сожалею, что так все получилось. Я могла выиграть, но…

– Что можно было изменить?

– Если бы времени на тренировки было немного побольше… Но что было, то прошло. Значит, так должно было быть.


«Представляю: никого нет в зале, только я – и снаряд»

– Это поражение – дополнительная мотивация при подготовке к Олимпийским играм?

Слышу только тренера, что он мне тихо-тихо говорит. А то, что кричат, хлопают – совсем не замечаю. Нахожусь как будто в вакууме, в котором доносится только голос тренера.

– Да, это дало определенный адреналин. Я все равно подойду – и сделаю. Всем назло!

– Не боишься, что из-за этого, наоборот, будет особое волнение?

– Очень надеюсь, что нет. Может быть, подготовлюсь настолько, что не буду обращать внимания на волнение. Конечно, хочется, чтобы его не было, чтобы прошла гладенько, в свою силу, как могу.

– Получается, на соревнованиях волнение появляется только от неуверенности в собственных силах?

– Да, боишься что-то сделать не так, какой-то один шаг.

«Мне всегда очень нравилось выступать». © РИА Новости. Валерий Мельников.– А в детстве во время выступлений волновалась?

– Да, конечно. Хотелось показать себя с лучшей стороны. Иногда все выходило гладко, а иногда с помарками.

– И как ты справляешься с этим волнением?

– В голове прокручиваю то, что должна делать, успокаиваю себя, вспоминаю, что тренер говорил. Пытаюсь отвлечься, представляю: никого нет в зале, только я – и снаряд.

– На поддержку зрителей также не обращаешь внимания?

– Нет. Слышу только тренера, что он мне тихо-тихо говорит. А то, что кричат, хлопают – совсем не замечаю. Нахожусь как будто в вакууме, в котором доносится только голос тренера.

– День до соревнований – особенный?

– Да нет, все как обычно. Стараюсь поднять себе настроение. С девчонками начинаем шутить, музыку слушаю. Да и сами соревнования поднимают настроение. Нравится выступать, это легче, чем тренироваться.


«Мама на соревнованиях старается ко мне не подходить»

– У тебя ведь есть талисман, который ты возишь с собой на все турниры.

– Да. Это мишка с шарфиком. Мне его девчонки подарили, когда я уезжала в Сингапур. Сказали:  «Это все мы и наша поддержка. Мы в тебя верим и знаем, что ты все сделаешь так, как надо».

– И он помог тебе все в Сингапуре на юношеских Играх сделать так, как надо?

– Да!

– Атмосфера на юниорских соревнованиях и на взрослых сильно отличается?

– Я бы не сказала. Такая же. Но все равно все немного по-другому, себя ощущаешь на более высоком уровне. И девчонки поопытнее.

– Ты сказала, что во время чемпионата мира тебя очень поддерживали друзья «В Контакте». Какое место в твоей жизни занимают социальные сети?

– Пользуюсь каждый день. Общаюсь с друзьями из разных городов, из родного Воронежа.

– У тебя много друзей, не имеющих никакого отношения к спорту?

Травмы не помешали Виктории Комовой подойти к чемпионату Европы в хорошей форме. © РИА Новости. Александр Вильф.– Нет. В основном все из гимнастики.

– А молодые люди в числе друзей есть, или пока не до них?

– Есть. Из сборной и из моей школы в Воронеже. Те, с которыми брат познакомил. Общаемся.

– Брат старший?

– Да. На два года старше. Видимся мы с ним сейчас очень редко, в основном по скайпу общаемся. Очень скучаем друг по другу, всегда были дружны.

– Зато маму, которая работает судьей, ты видишь часто, в том числе и на соревнованиях. Ее присутствие помогает?

– Я не обращаю на это внимание. И она старается тоже ко мне на соревнованиях не подходить, чтобы не сбить. Она знает, что мне надо сделать, как настроить. Вечером может пожелать удачи, поцелует и скажет: «Давай». И больше не трогает.

– Ты бы хотела, чтобы как у Насти Гришиной, мама все время проводила с тобой?

– Я бы это просто не выдержала (смеется). Я уже отвыкла от родительской опеки. Все время на базе, с родителями редко вижусь. Хотя без их поддержки – никуда, они очень помогают. 

Поделитесь с друзьями:
Facebook Вконтакте Твиттер Одноклассники LiveJournal МойМир Google Plus Эл. почта
Подписаться на новости раздела «Спорт»
Новости