На здоровье

19 февраля 2013

На хирургическом столе, подаренном в декабре Детской городской больнице № 19 им. Т. С. Зацепина, сделали 80 операций

В декабре благотворительная акция «Мир без слез» снова побывала в Детской городской больнице № 19 им. Т. С. Зацепина. На этот раз ВТБ передал медицинскому центру современный высокотехнологичный операционный хирургический стол для проведения сложных операций. В интервью корреспонденту VTBrussia.ru главный врач больницы Владимир Попов рассказал, зачем нужно и как важно больнице это оборудование.

Что за операционный стол вам передал банк ВТБ?

─ Это операционный стол, разработанный специально для ортопедических больных. У него есть площадка, где проходит лучевой рентген, и соответствующая установка для помещения туда рентгеновской кассеты. Подкатывается специальный аппарат, делается снимок, мы видим все на экране, можем что-то скорректировать и сразу посмотреть результат. Очень важно, что больного не нужно при этом передвигать. У стола разработаны дополнительные насадки для конечностей. Иногда нужно оперировать на руке, для этого она выносится в сторону на специальной подставке. Можно легко осуществить тракцию — то есть потянуть за ноги для того, чтобы низвести, допустим, бедро ниже к впадине и оперировать в более анатомичном положении. Поэтому стол очень важен для нас.

Почему же для такого необходимого оборудования понадобились благотворители?

Акция «Мир без слез» это не только покупка нового оборудования для больницы, но прежде всего — праздник для маленьких пациентов. © Пресс-служба ФК «Динамо»─ Недавно прошла система модернизации, мы в нее включили в том числе и стол, но как только она закончилась, наш стол вышел из строя. Перестал подниматься и опускаться. И слава богу, что есть программа «Мир без слез», которая нас выручила. На неисправном столе мы работали полгода. На новом столе с декабря прошло восемьдесят операций. А служить оборудование будет лет десять или двадцать. Так что важно, когда благотворители поддерживают не только конкретных детей, но и больницы. Мы всегда заказываем только то, что не можем купить сами. Потому что по закону № 94 мы ограничены в суммах: за два миллиона выйти не можем.

Я правильно понимаю: есть больница, ей для операций необходим стол, но у вас закончилась модернизация и дальше — как хотите, так и поступайте?

─ Нет, ну почему же. Мы можем отдать заявку в департамент, она пройдет согласования, и при каких-то обстоятельствах будет выделено финансирование. Но сколько времени должно пройти! ВТБ воплощает эту мечту быстрее. У нас хорошая медицинская система! Но мы сейчас не систему обсуждаем, а стол. Можете посмотреть, все покупают: у меня есть деньги на медицинское оборудование, но нет их в таком объеме. И даже если есть на целый год, то это что: купить один стол и дальше кричать: «Караул!»? В таких ситуациях программа ВТБ много лет нам очень помогает. Раньше были куплены аппарат для УЗИ и наркоза. Супер!

Это для той же операционной?

«Найдите мне того, кто пошепчет, и все пройдет, — я буду счастлив»

─ Да! Скоро можно будет вешать табличку: «Оборудовано ВТБ».

Но мы и не про ВТБ говорим, а про больницу.

─ А вы меня спросите: «Кто еще помог благотворительно?» Никто. Ну, вот церковь подгузники приносит для детей из Дома ребенка — им какой-то коммерсант передает. Хотя у нас подгузники есть, мы покупаем. По-крупному помогает только ВТБ. Мне очень важно и дорого, что у людей есть сердце. Я бы такие комплименты делал еще кому-то, но больше некому. В прошлый раз купили наркозный аппарат. У нас были наркозные аппараты, в которых нельзя было использовать одновременно и фторотан, и севоран. Севоран дороже, но дает меньше осложнений и иногда показан. А в этом аппарате можно использовать и то и другое.

Операции, которые вы проводите, посттравматические или врожденные?

─ Ортопедия — это в основном врожденные заболевания. Возможны какие-то посттравматические деформации, последствия некоторых болезней, которые приводят (сейчас начну терминами говорить, по-русски не умею) к асептическому некрозу, инфаркту головки бедра. Не лечишь — стопроцентная ранняя инвалидизация с последующим ранним эндопротезированием. Это плохо, потому что железка стоит только энное количество времени. А лучше всего ставить ее после выхода на пенсию: один раз сменили в восемьдесят лет, и должно хватить. Но асептический некроз происходит, как правило, с 4 до 10 лет. И требует серьезного лечения. Очень много мы оперируем врожденных вывихов бедра. Если не лечить — вырастает инвалид.

Вывихи бедра у младенцев образуются при родах?

На празднике в детской больнице всем дарили подарки. А тем, кто правильно отвечал на вопросы викторины, вручали еще и призы. © Пресс-служба ФК «Динамо»─ Нельзя говорить «при родах». При родах — значит, вроде виноваты акушеры. А здесь проблема врожденная: внутриутробно развивается тазобедренный сустав и головка сустава вне впадины сустава, за пределами. Или во впадине есть какое-то препятствие, и она не погружена. Потом нога уходит кверху: человек начинает переваливаться на обе стороны или валиться на одну. Этих больных достаточно много, и они лечатся очень долго. Много повреждений и патологий коленного сустава, много детей с укорочением конечностей, отсутствием некоторых костей на конечностях или кистях. Многое бывает, про все я вам не расскажу.

Это можно лечить?

─ Можно лечить, но трудно и долго. Вот почему ортопедия непопулярна. Аппендицит вырезал — и свободен.

Что значит «непопулярна»?

«Я никогда не скажу: «Сделаю вам все как у Афродиты»»

─ Непопулярна классическая ортопедия, чаще хочется пойти, чтобы пошептали, чтобы за один раз, и сразу все прошло. Все стараются не утруждать себя. А у нас требуется много времени, чтобы вылечить ребенка. Однажды был пациент, у которого на плече отсутствовала кость. Кисть и локтевой сустав находились на одном уровне. Лечили очень долго и многоэтапно. Второго такого больного нет — у каждого своя патология. Найдите мне того, кто пошепчет, и все пройдет, — я буду счастлив.

А часто встречаетесь с любителями пойти пошептать?

─ У нас нередко бывают больные, которые прошли коммерческие структуры и потеряли время. Чаще всего тазобедренный сустав пытаются вылечить массажем. А его нельзя вылечить, потому что проблема вне сустава. Второе — искривление осанки. Родители за детей платят и, когда ничего не получается, приходят с третьей степенью сколиоза. А это тридцать градусов. И вот вам из опыта: тридцать градусов вернуть назад нельзя. Желательно стабилизировать, улучшить мышечный корсет, чтобы он держал деформацию и не пускал дальше. Потому что после пятидесяти градусов деформации нужно оперировать. Проблем с патологией позвоночника у нас в год порядка полутора тысяч. Или, скажем, есть очень известное заболевание — ревматоидный артрит. После окончания процесса наступают деформации. Сегодня мы одни (других я не знаю) занимаемся исправлением и предупреждением этих деформаций. В какой-то период Институт ревматологии снижает активность процесса, а мы как раз начинаем заниматься устранением тех функциональных нарушений, которые произошли в результате этого заболевания. И у нас есть успехи. Успехи достаточно большие, защищена диссертация, и доктор очень востребован — является членом ученого совета и консультантом в Институте ревматологии.

Есть ли статистика — подобные болезни встречаются реже, чаще или остаются на одном уровне?

Викторину проводили и вручали подарки динамовцы Балаж Джуджак и Павел Нехайчик. © Пресс-служба ФК «Динамо»─ Здесь сложно говорить статистически. Есть книжка: «Многотомное руководство по хирургии». И вот таких заболеваний, о которых я рассказал, с 1925 по 1955 год было выявлено три. Эта книга написана профессором ЦИТО. Но не забывайте: какова в эти годы была способность к миграции, кто мог в Москву поехать? Тогда были только спица, скальпель и зубило. Ну, молоток еще. Сейчас аппараты появились. Сколько прецедентов болезни было раньше, как они регистрировались? Когда развалился Союз, 25 процентов пациентов у нас было из Средней Азии и Кавказа. Думал, мы начнем закрываться. Но если тогда в год через нас проходило максимум 3500 пациентов, то в прошлом году — 6100. Почти в два раза больше!

Я правильно понимаю: возникает проблема, и в лучшем случае ребенка ведут к мануальщику, а это может быть чревато развитием болезни?

─ Родители не виноваты. Они идут туда, где им обещают быстро помочь. Я никогда не скажу: «Сделаю вам все как у Афродиты». Приходит ребенок, у которого есть явные проблемы: как он может играть на фортепиано, если у него нет трех пальцев на руке? Пересадить можно — вернуть назад тем, кто травмирован. Но ведь если они отсутствуют сразу, то, выражаясь техническим языком, отсутствуют и все «кабели», к ним подходящие. Ни сосудов, ни нервов, ни сухожилий — ничего нет. Даже если мы условно представим, что возьмем искусственные пальцы, то к ним нужно подвести «коммуникации».

Одна из основных проблем сегодня — проблема передвижения инвалидов. Приходилось ли вам с ней сталкиваться?

Сколько эмоций! Мяч с автографами Балажа Джуджака и Павла Нехайчика! © Пресс-служба ФК «Динамо»─ У нас этот вопрос решен — лет пять-шесть назад построены пандусы. А за городом, где строили немцы, все было в проекте с самого начала. Они не могут строить, чтобы пандусов не было. А вообще это проблема глобальная — о ней можно говорить, но лучше ее решать. Если мы строим масштабный проект, он требует времени и больших денег. Скажем, некоторые больницы находятся в приспособленных зданиях. Кое-где эти пандусы и повернуть негде. Здесь нужны инженерные решения. Не просто главный врач взял, начертил на бумаге, и построили. Получится как минимум неправильно, а максимум — вредно. Нужны уклоны какие-то, расчеты, как сделать, чтобы эти маршруты не пересекались с дорогами, и т. п. Все это решается, от нас все время требовали отчеты, но теперь мы вопрос закрыли.  


Медиагалерея (5 фото)

  • 1_zacep_075_687x450.jpg

    Акция «Мир без слез» это не только покупка нового оборудования для больницы, но прежде всего — праздник для маленьких пациентов. © Пресс-служба ФК «Динамо»

  • 2_MG_5783_687x450.jpg

    Главный врач детской больницы Владимир Попов чудес не обещает, но делает для этого все возможное и невозможное. © Петр Сейбиль

  • 3_zacep_093_687x450.jpg

    На празднике в детской больнице всем дарили подарки. А тем, кто правильно отвечал на вопросы викторины, вручали еще и призы. © Пресс-служба ФК «Динамо»

  • 4_zacep_108_687x450.jpg

    Викторину проводили и вручали подарки динамовцы Балаж Джуджак и Павел Нехайчик. © Пресс-служба ФК «Динамо»

  • 5_zacep_054_687x450.jpg

    Сколько эмоций! Мяч с автографами Балажа Джуджака и Павла Нехайчика! © Пресс-служба ФК «Динамо»

Поделитесь с друзьями:
Facebook Вконтакте Твиттер Одноклассники LiveJournal МойМир Google Plus Эл. почта
Подписаться на новости раздела «Здравоохранение»
Материалы по теме

7 февраля 2013

Зульфия Якубова, мама пациентки с диагнозом детский церебральный паралич: «Можно быть не очень здоровым, но счастливым» Аделия мечтает о Бразилии
Зульфия Якубова, мама пациентки с диагнозом детский церебральный паралич: «Можно быть не очень здоровым, но счастливым»

23 ноября 2012

Ольга Галахова, главный врач Самарской детской городской клинической больницы № 1 им. Н. Н. Ивановой: «Онкология – это страшный диагноз, но совсем не приговор» Так победим!
Ольга Галахова, главный врач Самарской детской городской клинической больницы № 1 им. Н. Н. Ивановой: «Онкология – это страшный диагноз, но совсем не приговор»

17 августа 2012

Василий Лукин, главный врач противотуберкулезного санатория «Сосновый Мыс»: «Ребенок вернется к обычной жизни, и какой она будет – зависит от нас сегодня» Мыс доброй надежды
Василий Лукин, главный врач противотуберкулезного санатория «Сосновый Мыс»: «Ребенок вернется к обычной жизни, и какой она будет – зависит от нас сегодня»
Все новости