Детский врач Наталья Гусева: «Часто мы решаем проблемы не врожденные, а социальные»

2 декабря 2010

Детский уролог Наталья Гусева. Фото Александр Панов
Детский уролог
Наталья Гусева
В отделении урологии Детской городской клинической больницы №9 им. Г.Н. Сперанского ежегодно проходят лечение порядка десяти тысяч детей. В рамках благотворительной программы «Мир без слез» банк ВТБ приобрел для больницы аппарат Solar Gold, способный проводить сложные исследования нервной системы без применения наркоза. О работе центра рассказала заведующая отделением урологии Наталья Гусева.

– Наталья, расскажите о вашем центре, в чем заключается его работа, и какие пациенты проходят у вас лечение? 
– На базе нашей больницы более сорока лет работает сначала отдел, а теперь и целый урологический центр. С детьми, которые страдают урологическими заболеваниями, работают не только урологи, но и психологи, невропатологи, нефрологи, психотерапевты. Кроме того мы привлекаем педагогов и социальных работников. 

Фото: Александр Панов– Сколько человек проходит через ваше отделение?
– Раньше в центре было только два отделения, и дети ждали очереди по году и больше. Потом мы открыли стационар дневного пребывания. Амбулаторно к нам обращаются более десяти тысяч пациентов в год, госпитализируем от пятисот до тысячи человек. Здесь проходят лечение дети из разных регионов, прежде всего - тяжелые больные. Все, что можно сделать, мы стараемся делать, не травмируя детей, так, чтобы они могли ночевать дома. Но иногородние больные, разумеется, госпитализируются. К нам могут придти люди с улицы. Все лечение проводится в рамках ОМС, а для пациентов с временной регистрацией предусмотрены платные услуги. 

– Что за оборудование предоставил банк ВТБ и чем оно может помочь вашим пациентам?
– Когда к нам поступает ребенок, в первую очередь нужно выяснить есть ли у него порок развития. От этого зависит дальнейшее лечение. Нужно провести специальное исследование, которые раньше делались под наркозом. Банк ВТБ приобрел для нас аппарат Solar Gold со сверхчувствительными датчиками, который исключил необходимость тяжелой процедуры, и при этом выявляет то же самое. Датчики ставятся на слизистую и не травмируют ребенка.

– Как часто Вам приходится делать такие исследования? 
– Это исследование проходят порядка десяти детей в неделю, т.е. один-два пациента каждый день. Но мало просто купить аппарат, нужно очень долго учиться. Врачей-нейроурологов очень мало. И урологов детских тоже мало. Почему? Потому что проблема сложная. Чтобы в ней разобраться, нужно иметь интерес, дополнительное образование и большой опыт. А если с аппендицитом каждый день поступают 2-3 ребенка, то нейроурологам приходится работать по десять лет только для того, чтобы хотя бы представлять какая патология может быть. 

Фото: Александр Панов
– Проводится ли в Вашем центре научная работа?
– Конечно! Наша больница является базой Института педиатрии и детской хирургии. Научная работа идет без отрыва от лечения больных. У нас нет разделения на научных работников и практикующих врачей. Я всегда была в штате больницы и диссертации защищала как соискатель. У врачей есть такая же возможность. 

– Многие компании стараются помогать больницам, как сделать эту помощь эффективной?
– Для этого нужен тесный контакт, регулярные встречи раз или два в год. Каждой больнице необходимо определенное оборудование. Если нам понадобился аппарат Solar Gold, это не значит, что он нужен всем. Банк ВТБ помогает нам не первый год. Сейчас, помимо техники, очень нужен диалог в печати. Для того, чтобы донести до родителей и до врачей, как помочь ребенку. Прежде чем прописывать лекарства, мы всегда пытаемся выстроить динамический стереотип режима дня. Часто родители даже не понимают, что необходимо обращаться к специалистам и доводят ситуацию до тяжелой. К нам попадают даже четырнадцатилетние подростки. 

Фото: Александр Панов– Какие самые важные проблемы у больницы сегодня?
– Одна из самых актуальных проблем - недостаток помещения. Мы находимся в разных корпусах, каждый раз приходится бегать через улицу, т.к. нет нормальной электронной связи. В небольших палатах не получается разместить нужное количество пациентов и, тем более, родителей. 


– Последний вопрос. Как Вы относитесь к планируемому запрету на размещение в стационаре родителей с детьми старше трех лет?
– Мне кажется, это неразумно. Когда рядом мама или бабушка, ребенок чувствует себя уверенно и быстрее выздоравливает. У меня трое детей, и несмотря на то, что это мальчики, они нуждаются, чтобы были рядом с родителями.
Поделитесь с друзьями:
Facebook Вконтакте Твиттер Одноклассники LiveJournal МойМир Google Plus Эл. почта
Подписаться на новости раздела «Здравоохранение»
Все новости