Телевидение – это искусство

10 сентября 2012

Михаил Швыдкой, президент фонда Академии российского телевидения: «Снижаем накал страстей!»

Когда Михаил Швыдкой стал президентом фонда Академии российского телевидения, в телевизионном сообществе сошлись на мнении: лучшего кандидата, чтобы помирить телеканалы с «ТЭФИ», не найти. Сам Швыдкой называет себя «неплохим уговаривальщиком». Для «ТЭФИ», которую поддерживает банк ВТБ, он придумал специальный вариант решения: последние несколько лет между собой соревнуются не телеканалы, а производители программ. Параллельно Академия развила новую деятельность, от проведения круглых столов по проблемам телевидения до организации новых фестивалей. Корреспондент VTBRussia.ru встретился с Михаилом Швыдким и попросил прояснить ряд телевизионных вопросов.


– Михаил Ефимович, что сейчас происходит с премией «ТЭФИ»? В какой-то момент от участия в церемонии стали отказываться каналы, потом перенесли сроки вручения.

– Фонд Академии российского телевидения был создан во многом для того, чтобы проводить национальную премию. В последние годы он расширил свою деятельность. Одно из важнейших изменений: в соревновании участвуют не каналы, а производители. Это позволило разрешить некоторые проблемы и снизить накал страстей. Так, несмотря на то, что в премии не участвует ВГТРК и «Газпром-медиа», среди лауреатов есть программы, выходящие на «России-1», «Культуре» и НТВ. Я не утратил надежду, что в результате мы сумеем создать такую премию, которая действительно охватит все существующие каналы и все существующие форматы. Я надеюсь, что это со временем произойдет и не вижу необходимости делать какие-то форс-мажорные шаги.

– Последние годы вы очень активно работаете с премией «ТЭФИ-Регион». В чем особенность этого формата?

Михаил Швыдкой называет себя «неплохим уговаривальщиком». © РИА Новости, Михаил Мокрушин

– Это очень серьезный конкурс, который проходит в три этапа. Мы проводим его между региональным телекомпаниями по разным номинациям, но делим их между городами. Конкурс информационных и публицистических программ состоится в этом году в Екатеринбурге. Развлекательные программы и программы для детей, это уже другой конкурс, в Казани. А финал состоится в Краснодаре. Так мы не только проводим конкурс, но и помогаем представителям региональных компаний познакомиться и начать совместную деятельность. Кроме того, в рамках «ТЭФИ-Регион» проходят многочисленные мастер-классы ведущих специалистов в области телевидения.

– Последние годы «ТЭФИ» не просто вышла за пределы Москвы, но и за пределы России?

– Открытие последних двух лет – фестиваль «ТЭФИ-Содружество». В этом году он состоится во второй раз в Астане. В рамках форума мы смотрим и обсуждает лучшие телевизионные проекты из стран постсоветского пространства. К нам приезжают участники не только из СНГ, но и из Грузии и стран Балтии. И этот формат, как мне кажется, очень перспективен, потому что многие коллеги из сопредельных государств обращаются с просьбой помочь в подготовке мастеров тех или иных профессий. Не хватает звукорежиссеров, операторов, осветителей. Такого рода фестивали позволяют проводить мастер-классы и краткосрочные курсы. Наконец, мы проводим круглые столы по разным тематикам, участвуем в форумах, где Россия представлена как специальный гость, организовываем в разных странах «Дни российского телевидения».

– Это все очень интересно и важно, но почему было не оставить за собой только премии?

«Мы сумеем создать такую премию, которая действительно охватит все существующие каналы и все существующие форматы»

– Наша деятельность дает возможность Академии вылезти из кризиса, в который она попала, прежде всего, потому, что национальный конкурс, который был единственным предметом деятельности «ТЭФИ», смог перессорить всех со всеми. К тому же мы имеем возможность консолидировать телевизионных деятелей в отстаивании возникающих общих интересов. Я думаю, в этом есть свой резон.

– Когда Владимир Познер покинул пост Президента Фонда «Академия Российского телевидения» и Вы пришли ему на смену, все говорили, что это идеальный вариант, который поможет примирить когда-то вышедшие из состава Академии каналы и премию. С чем вы столкнулись, занимаясь этим примирением?

– Во-первых, я неплохой, наверное, уговаривальщик, не скажу дипломат – это отдельная профессия. Я занимаюсь, например, такой сложной проблематикой, как налаживание диалога между гражданским обществом Армении и Азербайджана. Думаю, это не менее сложно, чем наладить диалог между Четвертым, Первым каналом, каналом ТНТ и каналом «Россия».

– Возможно, но что из этого сложнее, все же остается вопросом.

– Думаю, в телевизионном сообществе посложнее, чем где бы то ни было. Я никого не собираюсь примирять – это ошибка. Здесь идет очень жесткая конкурентная борьба за рейтинг, публику, рекламодателя. Примирить кого-то очень трудно. Почему «ТЭФИ-Регион» всегда отличается сказочной атмосферой? Потому что соревнуются программы, но не каналы. Томская телекомпания работает на томскую публику, казанская – на казанскую.

Вручение премии «ТЭФИ-Регион» в Сочи. © РИА Новости, Михаил Мокрушин

– Возвращаясь к региональным программам. Есть ли проблема некоего лифта, вертикальной мобильности, для талантливых региональных специалистов и их программ? Или хорошие проекты в регионах обречены оставаться, пусть и в хорошем смысле, но местечковыми?

– Многие журналисты из региональных каналов попадают на федеральные, их приглашают. Например, Маша Ситтель. Это естественный процесс: каналы ищут новые лица. Вот региональный конкурс и дает возможность познакомиться с лучшими. Другое дело, что сегодня многие телевизионщики не хотят уезжать в Москву. Устойчивая работа у себя дома им кажется более привлекательной. В регионах телевидение достаточно разнообразно, рамки возможностей иной раз даже шире, чем в Москве.

– В каких же регионах рамки возможностей шире московских, учитывая гипервлияние местных губернаторов?

– По-разному складывается. Все зависит от конкретной компании, от того, как она выстраивает взаимоотношения с местной властью. Часть каналов – коммерческие и ведут довольно независимую политику. Они есть в Екатеринбурге, Красноярске, Томске. Но это контекст жизни в обществе. Всегда сложно.

– Владимир Познер неоднократно говорил, что с его точки зрения состав академиков должен быть максимально широким. Каково ваше мнение на этот счет?

– Дело в том, что Владимир Владимирович Познер ориентируется на американскую модель, где, действительно, 15 000 академиков, где каждый, кто работает на телевидении, – уже академик. У нас все складывалось по-другому: Академия была эксклюзивной и состояла изначально из 12 человек. Если бы так и оставалось, думаю, это была бы идеальная ситуация. Мы стремимся к такому числу, чтобы голосование исключало элемент лоббизма. От количества зависит чистота голосования. Понятно, когда ты работаешь в одной корпорации, ты за нее голосуешь, но, с другой стороны, когда 1000 реципиентов, а не 100, результат более чистый. Последние голосования доказали это достаточно хорошо.

– Появляются ли новые лица среди академиков?

«Думаю, в телевизионном сообществе посложнее, чем где бы то ни было. Я никого не собираюсь примирять – это ошибка»

– По ряду причин мы остановили прием. Но, думаю, не будем его замораживать. Есть, к сожалению, естественная убыль, часть людей не платят взносы. Нужно понимать, что это добровольная организация. Но, я думаю, мы через какое-то время будем говорить о возможности приема новых академиков.

– «ТЭФИ» – телевизионная премия, но уже сегодня очевидно, что телевидение теряет позиции, во многом проигрывая Интернету. Как «ТЭФИ» не стать премией вчерашнего дня?

– Я так скажу: что бы ни говорили, между Интернетом и редакциями традиционных СМИ существует разница в качестве контента. Вы сейчас говорите о политической зависимости или зависимости от тех, кто финансирует.

– Совсем не об этом!

– У Интернета есть своя специфика, там трудно смотреть полноформатное кино. Кроме того, не понимаю, как там можно слушать музыку? Лучше включить, скажем, канал Mezzo. Сегодня телевидение дает более качественный визуальный продукт, поэтому соревнование может длиться довольно долго. Кроме того, телевидением пользуется пока в 2-3 раза больше людей, чем Интернетом. «ТЭФИ» – не премия вчерашнего дня, это премия одного из видов СМИ. И потом Интернет – не искусство, а телевидение – искусство.

Михаил Швыдкой: «Идет очень жесткая конкурентная борьба. Примирить кого-то очень трудно». © РИА Новости, Владимир Вяткин

– Тем не менее, когда Ирэна Лисневская уходила с REN-TV, у нее тоже был проект интернет-телеканала. Несколько лет назад это не пошло. А сейчас появился «Дождь», который отлично себя чувствует и, кстати говоря, получает у вас одну из премий.

– «Дождь» стремится стать телевидением, а не Интернетом. Интернет-телевидение – пограничный продукт. И в каких-то форматах он неплох. Например, в информационно-политическом. Но в форматах развлекательных или кино – нет. А телевидение – это информация и кино. Никуда не деться!

– Но в информации у вас побеждает «РЕН». Причем годами!

– Объясню в чем дело. Это вопрос, который меня, кстати, беспокоит. Я считаю, что здесь есть свои натяжки. «РЕН-ТВ» платят за то, что границы возможностей в информационных программах там несколько шире, чем на Первом или Втором канале. Но если говорить о профессионализме, то профессионалов Первого и Второго канала я очень высоко ценю. Они не уступают, а даже превосходят профессионалов «РЕН-ТВ». Но бывают времена, когда возможность сказать дополнительные 15 слов важнее всех остальных.

– Вас беспокоит тенденция с увольнениями в СМИ, в частности – уход ряда знаковых сотрудников с НТВ?

– Естественно, мы понимаем, кто есть кто, и кто на каналах делает погоду. Уход Картозии я считаю потерей НТВ. Но при этом вмешиваться в программную политику канала (а канал говорит, что это именно программная политика) мы не можем. Я был руководителем ВГТРК и мне приходилось расставаться с очень талантливыми людьми. Просто из-за своенравия. Когда человек не выполнял рекомендации руководства в эфире, я расставался с таким ведущим. Так было в самые вольные времена. ТВ требует определенной дисциплины. Но у нас меняется общественная жизнь, меняются потребности и запросы учредителей каналов. Сейчас есть возможности найти работу. Это не Советский Союз, когда тебя увольняли из газеты «Известия» и ты никуда не мог устроиться.

– Михаил Ефимович, как вы все успеваете, сколько у вас, вообще, часов в сутках?

«Сейчас есть возможности найти работу. Это не Советский Союз, когда тебя увольняли из газеты «Известия» и ты никуда не мог устроиться»

– Не знаю, честно говоря. Я просто мало сплю. Сплю последнее время по три-четыре часа. А это плохо кончается. Недавно я разговаривал со своим французским другом, бывшим руководителем «Парижской Оперы» Югом Галлем. Он спросил: «Ты открыл частный театр в Москве?». Я говорю: «Да». «Музыкальный?». «Да», – отвечаю. «Ну, – говорит, – это самый короткий путь на тот свет». Не знаю. Очень мало времени. Я очень остро чувствую, что мне осталось не так много жить на этом свете. Поэтому стараюсь успеть все. Но космонавтом тренироваться не буду, это точно.

– Успеть с работой или с семьей?

– Успеть. Не знаю. С семьей или здесь. Успеть. Это уходящее время переживаю очень остро. С семьей тоже успеваю, поверьте.

Медиагалерея (4 фото)

  • 1

    Михаил Швыдкой называет себя «неплохим уговаривальщиком». © РИА Новости, Михаил Мокрушин

  • 2

    Михаил Швыдкой: «Стараюсь успеть все». © РИА Новости, Владимир Вяткин

  • 3

    Вручение премии «ТЭФИ-Регион» в Сочи. © РИА Новости, Михаил Мокрушин

  • 4

    Михаил Швыдкой: «Идет очень жесткая конкурентная борьба. Примирить кого-то очень трудно». © РИА Новости, Владимир Вяткин

Поделитесь с друзьями:
Facebook Вконтакте Твиттер Одноклассники LiveJournal МойМир Google Plus Эл. почта
Подписаться на новости раздела «Культура»
Все новости