Мраморная трагедия

30 мая 2012

Любовь Андреева, исполнительница партии Камиллы Клодель: «Я открыла новое в себе»

Репетиция балета Бориса Эйфмана «Роден». Автор: Григорий Сысоев24 и 25 мая в Большом показали новый балет Бориса Эйфмана «Роден». Постановка увидела свет осенью 2011 года, успела побывать в Нью-Йорке и получить отличные отзывы. Теперь настала очередь Москвы.

– Балет вообще искусство психологическое, а в «Родене» психологизм в квадрате. Это сложный спектакль?

– Да, невеселая история. Но у нас и балет невеселый получился. Мы пытались отразить как можно точнее и ярче их жизнь. Поэтому и получился в большей мере драматический спектакль. Нельзя назвать это просто балетом, это драма!

– Как вы работали над своей ролью?

– Долго, упорно, трудолюбиво. Здесь постоянно приходится думать. Из-за того, что идет очень большая нагрузка, и физическая, и эмоциональная, необходимо доводить себя до автоматизма. Нужно передать и эмоции, и пластику, и жить своим героем во время спектакля. Для этого огромное количество репетиций. Нельзя просто выучить партию и станцевать.

Сцена из балета Бориса Эйфмана «Роден». Автор: Сергей Мамонтов– О чем вы думаете, когда танцуете?

– О происходящем. Я вживаюсь в роль. Если это любовь, люблю своего партнера. Если сумасшествие, то нахожу пути, как бы я сама пережила это состояние.

– А ваше сегодняшнее состояние влияет на то, как будете танцевать?

– Конечно, не влияет. Хотя физическая усталость или болезненные недомогания могут сказаться на пластике. Но мы стараемся, чтобы зритель ничего пободного не увидел. Конечно, не бывает одинаковых спектаклей. Где-то ты что-то добавляешь, где-то теряешь. Не всегда можно понять, где хорошо, а где плохо.

«Нужно передать и эмоции, и пластику, и жить своим героем во время спектакля.»
Для этого есть педагоги. Борис Яковлевич (Эйфман – прим. ред.) постоянно указывает на удачные и неудачные моменты. Он смотрит на все со стороны. А со стороны, конечно, виднее. Эмоционально есть какой-то шаблон, но развитие идет во время спектакля. Ты не можешь предугадать, как сегодня сыграешь сцену.

Сцена из балета Бориса Эйфмана «Роден». Автор: Сергей Мамонтов– Это первая для вас большая партия?

– В театре Эйфмана – да, первая полноценная, большая, ведущая партия. И спектакль давали всего несколько раз: дважды в Питере и четыре раза в Нью-Йорке.

– Как все прошло в Нью-Йорке?

– Прекрасно! Зрители принимали очень тепло, даже неожиданно. Было видно, что приняли именно душевно тепло. Ведь бывает, понравилось, поаплодировали и все.

– В какой момент это осознаешь?

– Когда зал аплодирует. Бывает, кажется, станцевал очень удачно, а приняли холодно. Но приходит разный зритель. Иногда начитанный, насмотренный, узнает скульптуры, понимает, о чем балет. Иногда приходят посмотреть, мол, ну да, какой-то Роден. И здесь совсем другая отдача. Но спектакль очень эмоциональный, зрители подготовленные и неподготовленные погружаются в него.

– Вы приехали в Петербург из Минска. Есть разница в работе там и здесь?

Сцена из балета Бориса Эйфмана «Роден». Автор: Сергей Мамонтов – Конечно. В Минске я сначала танцевала кордебалет, потом характерные партии. Классику не танцевала и всегда считалась именно характерной танцовщицей. Мне интересна эмоциональность, сюжетный балет, когда есть о чем рассказать зрителю, что пережить внутри себя. Сейчас все больше появляется современных спектаклей. Конечно, на классику – «Жизель», «Лебединой озеро» – будут ходить всегда. Но мы движемся вперед. Этот спектакль был новым, а я открыла новое и в себе.

Поделитесь с друзьями:
Facebook Вконтакте Твиттер Одноклассники LiveJournal МойМир Google Plus Эл. почта
Подписаться на новости раздела «Культура»
Все новости