Интервью Владимира Круглова

Новый эффект

9 августа 2011

Куратор выставки Константина Коровина в Русском музее Владимир Круглов: «Мы чествуем 150-летие художника сильными, прекрасными вещами»

Куратор выставки Владимир Круглов
Куратор выставки Владимир Круглов
Выставка Константина Коровина, приуроченная к 150-летию художника, откроется 10 августа 2011 года в Государственном Русском музее при поддержке ВТБ. В семи залах разместятся около 250 работ выдающегося живописца. О выставке и ее сюрпризах рассказал куратор проекта Владимир Круглов.

– Владимир Федорович, Вы – куратор выставки. Что Вы нашли в Коровине, почему именно он?
– Это – и увлечение юношеских лет, и углубление темы русского импрессионизма, которая меня давно интересует. Я изучаю искусство рубежа XIX-XX веков. Делал выставку «Дягилев. Начало». 25 лет назад готовил выставку Коровина к 125-летию со дня его рождения, написал о нем две книги. Коровин – одна из крупнейших фигур в художественном мире того времени. В его живописи 1880-1890-х годов обозначились многие тенденции, которые повлияли на развитие русского искусства последующих десятилетий. Его учениками были символисты-«голуборозовцы» и пионеры авангарда – Ларионов, Гончарова, Фальк, Машков. В 1910-х годах, перед революцией, у Коровина училась группа живописцев, которые станут крупнейшими мастерами советского времени, среди них, например, Борис Иогансон.

К.А. Коровин. «Осень. На мосту». 1910-е. Холст, масло, 71,55х98,5– Нынешняя выставка Константина Коровина – одна из самых крупных, когда последний раз зритель мог увидеть такое масштабное собрание?
– Самая крупная выставка работ Коровина состоялась в 1961 году. Ее приурочили к столетию художника. В те времена была возможность привезти вещи со всей страны. Сейчас это сделать труднее. Бывшие республики стали самостоятельными государствами. В 1986 году в Русском музее и Театральном музее им. А.А. Бахрушина выставки картин Коровина были поменьше.

– Какие работы будут представлены в этот раз?
– Мы покажем станковую, монументальную живопись, графику и театральные эскизы. Всего 250 работ. Они размещаются в семи залах и на лестнице, которой выставка соединится с постоянной экспозицией на втором этаже корпуса Бенуа. Это огромные залы сразу при входе с канала Грибоедова.

– Из каких музеев собраны работы для нынешней экспозиции?
– Из художественных, театральных, музыкальных, литературных музеев Москвы и Санкт-Петербурга, а также музеев Вологды, Твери, Великого Новгорода и других городов. Поздние работы прибыли из Ярославля, ранние – из «Поленово». Театральные – из музеев имени А.А. Бахрушина и М.И. Глинки, Большого театра, из Петербургского музея театрального и музыкального искусства, Театральной библиотеки, из Всероссийского музея А.С. Пушкина. Кроме того мы представим картины из частных собраний. Выставка готовилась больше года, но не все, что хотелось, удалось получить. Русский музей показывает 100 принадлежащих ему работ Коровина. В залах выставки картины из разных музеев попали в свой «ряд», вместе они дают новый и интересный эффект. Думаю, зрители получат удовольствие.

К.А. Коровин. «Портрет артистки Т.С. Любатович». 1880-е. Холст, масло, 160х84.– Пришлось ли реставрировать картины перед экспозицией?
– Естественно. Все картины проходили реставрационные советы на предмет состояния сохранности и возможности транспортировки на выставку. Так происходило и в Русском музее, и в Третьяковской галерее, и в Твери – везде. Многие работы, не требовавшие серьезной реставрации, тоже готовились к выставке – смывался старый лак, «освежалась» живопись.

– Будут ли какие-то изюминки в экспозиции?
– Мы показываем 23 панно, созданных для Всемирной Парижской выставки 1900 года. Их, кстати, отреставрировали полностью. В Париже был устроен павильон окраин России. Экспонировались всевозможные материалы о территориях, которые, по мысли устроителей, в ХХ веке должны были активно развиваться и иметь значение для страны и всего мира. Это – Крайний Север европейской части России, Сибирь, Кавказ и Средняя Азия. На панно изображены виды тайги, Байкала, места, где добывают пушного зверя и золото. Интересный блок, посвящен Командорским островам. В его составе – «Лежбище котиков». В экспозиции экспонируется эскиз панно. Четыре ярких и солнечных панно изображают Туркестан. В постоянной экспозиции обычно экспонировалось не более десятка панно. Остальные появляются впервые. Так что это будет интересно и для зрителей, и для специалистов по Коровину.

– А как эти панно хранятся в обычное время?
– По-разному. Небольшие по размерам натянуты на подрамники, остальные –накатаны на валы.

– А как будете хранить их после выставки?
– Снимать с вала и опять накатывать на него – это всегда связано с большим риском для работ. Что с ними станем делать, решат ученый совет и реставраторы. Возможно, завернем в бумагу прямо на подрамниках. Они будут висеть в запасниках и время от времени вновь экспонироваться.

– Константин Коровин много лет прожил в эмиграции. Планируете ли показать его картины этого периода?
– Да. Поздние работы хранятся в Третьяковской галерее, в Бахрушинском музее, в музее музыкального искусства им. М.И.Глинки, в Ярославле. Русскому музею принадлежит автопортрет мастера, исполненный за год до смерти.

К.А. Коровин. «Весна». 1917. Холст, масло, 88,5х66,5– А много его картин осталось на Западе?
– Да. С одной стороны, он, как и в 1900-1910-е годы, продолжал писать Париж. С другой, по заказам ностальгирующих эмигрантов, начал исполнять своего рода полу-лубки с изображением русских троек, зим и трактиров – то, как представлялась Россия издалека. Я бы не сказал, что это вещи высокие по качеству. Он к ним сам не очень серьезно относился, но это было нужно русской зарубежной публике. Вслед за эмигрантами подобные картины начали покупать и французы. Это – разумеется, одна из граней творчества мастера, но отмеченная явным снижением художественного уровня. Мы не стали показывать эти работы - не все же нужно выставлять на публику. Мы чествуем 150-летие Коровина сильными, прекрасными вещами. Не размещать же «полу-лубки» рядом с панно 1900 года, за которые автор получил золотую медаль и титул кавалера Почетного легиона.

– Константин Коровин пробовал себя и в декоративно-прикладном искусстве, будет ли отражена эта часть его творчества в экспозиции?
– В юные годы Коровин попал в орбиту Мамонтовского художественного кружка. Это время, когда идеи нового стиля – модерна пронизывали все национальное искусство. Художники перерабатывали народные мотивы в духе нового стиля. Коровин делал опыты в мебели, керамике. Керамика представлена в Абрамцевском музее. Привезти ее не представлялось возможным, так как она очень хрупкая. Кстати, Коровин всю жизнь самостоятельно проектировал мебель для своих квартир и домов. На выставке новой архитектуры в 1902 году и через год, на выставке современного искусства в Петербурге, он выставлял образцы своей мебели. В 1903 году им оформлена диванная комната, которая привела всех в восторг. Удачно пробовал себя Коровин и как архитектор. После 1900 года его затянул театр, и заниматься прикладным искусством, уже не было времени.

– Будут ли представлены письма или фотографии, связанные с жизнью Коровина? Так было, скажем, на выставках Кончаловского и Левитана.
– Основной массив эпистолярного наследия Коровина сосредоточен в Третьяковской галерее и РГАЛИ. Мы показываем в витрине ряд хранящихся в архиве Русского музея писем и фотографий художника. Помимо прочего экспонируются также книги и журналы, оформленные им.

– Очевидно, что Вы провели огромную работу, когда готовились к выставке. Меняется ли с годами и опытом отношение к художнику, продолжаете ли Вы открывать для себя что-то в нем новое?
– Вместе с взрослением начинаешь иначе смотреть на материал, лучше сопоставлять. Проясняется масса нюансов. Вот сейчас раскатали панно к парижской выставке 1900 года. Это ценный пласт в живописи конца XIX –начала XX века. То, что известно, начинает высвечиваться в новом образе.

К.А. Коровин. «Розы». 1917. Холст, масло, 88х67– Говорят, Коровин был с одной стороны человеком очень работоспособным, с другой – ленивым. И даже позировал лежа.
– Ленивым? Посмотрите, сколько всего он сделал, в чем себя проявил! Это только Серову он позировал лежа. Рассказывал, видимо, что-то, как всегда, интересное. Он с юности был блистательным рассказчиком.

– Кстати, Владимир Федорович, Серов или Коровин? Ведь некоторые даже пишут иногда через черточку: «Серов-Коровин».
– Их нельзя сравнивать. Только в юности их звали «Серовин». Они взрослели, у них были разные интересы. Коровин впрягся в театральную сферу, писал эскизы, декорации, что-то проектировал. А Серов был свободен в своем служении станковой живописи.

– Есть ли прогнозы: будет ли выставка успешной, сколько посетителей привлечет?
– Я думаю, она будет интересна как поклонникам классического, так и любителям новейшего искусства. Станковая живопись, панно – все это найдет массу почитателей и послужит импульсом для сегодняшних художников. Все наши выставки сказывались рефлексами в творчестве современников.


Текст: Петр Сейбиль

Поделитесь с друзьями:
Facebook Вконтакте Твиттер Одноклассники LiveJournal МойМир Google Plus Эл. почта
Подписаться на новости раздела «Культура»
Все новости