Учитель рисования

7 декабря 2011

Сергей Чернышев, художник: «Академическое образование – непростое, довольно нудное и скучное занятие»

Сергей Чернышев помогает самовыражаться талантливым ребятам из российских регионов
В небольшой мастерской Сергея Чернышева неожиданно людно. Наверное, так выглядели художественные классы испокон веков – бородатый учитель с взлохмаченными волосами, за мольбертами – многочисленные ученики. Среди них и дети, и взрослые. На этот раз здесь работают и участники «Передвижной Академии искусств», которым художник всего за три мастер-класса должен рассказать что-то очень полезное. Иначе не стоило бы ехать в Москву. Чернышев рассказывает, что пытается научить ребят своей методике и порой для этого достаточно совсем немного времени.

Сергей Чернышев

– Как давно вы принимаете участие в «Передвижной академии»?

– Довольно давно – несколько лет. Начинал еще, когда в «Фонде культуры» был проект «Новые имена», или как там это все называлось. Мы проводили выездные мастер-классы, пленэры, какие-то разовые занятия, когда нужно было показать нашу школу и рассказать про методику.

– Сколько человек обычно попадает к вам на мастер-класс в рамках «Передвижной академии искусств»?

– Бывает по-разному. Обычно от одного до десяти человек. В этот раз – трое.

 Как правило, я ставлю постановку и говорю: «Вы так никогда не рисовали. Рисуете, как вас учили. Но попробуйте как я» 

– Как подготовлены ребята в этом году? Есть ли отличия от групп прошлых лет?

– По-разному бывает. Но в этот раз всё неплохо – приехали очень хорошие ребята. Мы регулярно организовываем передвижные выставки и много ездим по регионам, проводим там занятия. Недавно были в Томске, Прокопьевске и Кемерово. Приходят люди, которые и листок нарисовать не могут, а кто-то пишет на приличном уровне.

– В этот раз вы дадите участникам «Передвижной академии искусств» три урока. Но чему можно научить за такое короткое время и как проходят ваши уроки?

– Иногда достаточно и одного занятия, чтобы что-то человеку рассказать. Как правило, я ставлю постановку и говорю: «Вы так никогда не рисовали. Рисуете, как вас учили. Но попробуйте как я». Те, кто не сопротивляется, не закрывает душу, те видят, что это может быть более результативно, лучше и легче. Конечно, они не перестроятся полностью на нашу систему, но для себя все же что-то возьмут. Обычно говорят, что что-то увидели и поняли. Смысл есть.

– А были какие-то открытия, кто-то из ребят запомнился?

– Про открытия говорить сложно. Но самое приятное, видеть как малыши, которые приезжали ко мне много лет назад, выросли и поступили в художественные ВУЗы. По ним уже тогда было видно, что они активные. И вот теперь результат.

– Вы говорите, что часто бываете в провинции, а что там происходит с художественными школами?

– Со школами, конечно, ситуация очень тяжелая. Нам в Москве даже и представить невозможно, как люди существуют на зарплату, которую там получают. А ведь они занимаются творчеством, кого-то учат, стараются вкладывать душу. Думаю, это нелегко – настоящие подвижники! Все говорят, было бы хорошо на базе нашей школы, например, создать курсы повышения квалификации для педагогов. Чтобы преподаватели приезжали сюда, учились, переучивались, восполняли знания и узнавали новые методики. Сделать это по собственной инициативе мы не можем, но всегда откликаемся на предложения. Бывают такие акции, и они проходят с успехом.

 Бабушка сразу пытается оторвать тебе голову или накатать телегу Андрияке: «Преподаватель не умеет работать с детьми» 

– Среди ваших учеников много взрослых. С кем приятнее заниматься?

– Нельзя сказать, что с кем-то приятнее. Хотя разница, конечно, есть. Взрослые понимают какие-то вещи, трудные для малышей. С детьми тоже неплохо. Но осложняется все родителями. Один на один мы отлично договариваемся, нет ни конфликтов, ни проблем. Как только появляются бабушки, дети тут же в слезы: «Учитель обидел». А бабушка что? Бабушка сразу пытается оторвать тебе голову или накатать телегу Андрияке: «Преподаватель не умеет работать с детьми».

– Кстати, а вам-то что больше удовольствия доставляет?

– Конечно, рисовать самому. Но и заниматься тоже. Это не такая уж и рутинная работа: каждый год – новые люди. И даже несмотря на то, что первое задание у меня всегда одинаковое – рисовать яйцо – это не скучно. Даже в этом есть нюансы.

– Всех можно научить рисовать?

– Если человек хочет, «азбуке» – да. Это как таблица умножения – если не глупый человек, выучишь. Но должно быть и желание. Бывает, приходят новые группы и думают, что мы сразу примемся за акварели. Такие как у нас на стенах висят. А я им – карандашик и яйцо. Вот и заштриховывай. Академическое образование – непростое, довольно нудное и скучное занятие. Это в интернете много объявлений вроде «Сделаем из вас художника за пять занятий». Там выдают холст, краски и они получают удовольствие от самовыражения. У нас такого быть не может – сиди и делай то, что нужно. Конечно, если ты просто любишь рисовать, то и штрихуешь с наслаждением. А если не любишь – нужно заниматься «творчеством» и «самовыражением».

Поделитесь с друзьями:
Facebook Вконтакте Твиттер Одноклассники LiveJournal МойМир Google Plus Эл. почта
Подписаться на новости раздела «Культура»
Все новости