Пит Мондриан

Новый мир

13 сентября 2013

37 работ голландского абстракциониста Пита Мондриана в Третьяковской галерее

Источник современного дизайна: композиция с большой красной плоскостью, желтым, черным, серым и синим. 1921. © Пресс-служба ГТГ

Источник современного дизайна: композиция с большой красной плоскостью, желтым, черным, серым и синим. 1921. © Пресс-служба ГТГ

В Третьяковской галерее на Крымском Валу в рамках года Нидерландов в России при поддержке банка ВТБ открывается выставка «Пит Мондриан. Путь к абстракции». Пит Мондриан – не самое известное имя в России. Мало кто знает художника Мондриана, но все пользуются кофемолками и смотрят на автомобильные приборные щитки, к которым Пит Мондриан имеет самое прямое отношение… На выставке в Третьяковке, впрочем, не показывают ни утюгов, ни кофемолок, там 37 картин из собрания гаагского музея. Но они стоят и Ferrari, и Patek Philippe, и небоскребов сэра Нормана Форстера.

Не только ваше

Пейзажи принесли Мондриану первую славу. Остзейская мельница вечером. 1907–1908. © Пресс-служба ГТГПит Мондриан для Запада – «наше всё», как Малевич для России, с одним только исключением: Мондриан почти полностью растворился в визуальной культуре, архитектуре, промышленном и графическом дизайне, типографике, моде. Трудно найти область зрительного, где Мондриан не оказал влияния, в то время как Малевич по большей части остался в проектах.

Мало кто, открывая газету, включая кофемолку или компьютер, знает, что и форма этих устройств, и газетная верстка берут начало в решетках полотен зрелого Мондриана.

Нидерланды – страна великой художественной традиции, давшей миру таких художников, как Хальс, Рембрандт, Ван Гог. Все они выросли из родной почвы, чтобы потом обогатить мир. Мондриан один из них.

«Пит Мондриан для Запада – «наше всё», как Малевич для России»

Если сравнивать с гениями прошлого, например, теми, кого называют Титанами Возрождения, то Мондриан – Сверхтитан Модернизма. Вместе с другими художниками-модернистами, титанами модернизма Паулем Клее, Иоханнесом Иттеном, Василием Кандинским, Вальтером Гроппиусом, Мисом ван дер Роэ, Казимиром Малевичем, Александром Родченко, Ле Корбюзье, Владимиром Татлиным он стал автором нового, модернистского ордера, то есть порядка в архитектуре и дизайне. Такие порядки, буквы «алфавита искусства», на самом деле по пальцам руки можно пересчитать. Открытия модернистов по масштабу и значимости сопоставимы с достижениями древнегреческой архитектуры – дорическим, ионическим, коринфским ордерами, на века определившими культурную среду обитания человека.

Новая грамота

На то, чтобы порвать с реализмом, Мондриану потребовалось очень много лет и сил. Набожность. 1908. © Пресс-служба ГТГПервые примеры модернистского ордера появились еще в 20-х годах прошлого века в Европе и России. Но в 30-х годах архитектура, дизайн и мода нового порядка были потеснены утопиями национал-социалистического и сталинского проектов. На смену легким лаконичным конструкциям, вроде московского ДК им. Зуева или дома Мельникова на Арбате пришли массивные истуканы Третьего рейха и высотки сталинского ампира. Но модернизм отступил ненадолго. После Второй мировой войны новый художественный ордер окончательно восторжествовал, в том числе и в СССР. По модернистскому канону строили целые города: столицу Бразилии город Бразилиа, столицу индийского штата Пенджаб город Чандигарх.

Сегодняшнее состояние модернистского ордера можно назвать зрелостью. Пусть даже наиболее выразительные примеры зрелого модернистского ордера находятся вне Европы, в КНР и Сингапуре.

Точка отрыва

Мондриан разрабатывал свой универсальный язык форм в живописи. И мало кому, глядя на ранние работы художника, могло прийти в голову, что этот романтический живописец станет большую часть своей художнической жизни создавать красочные линейные гармонии. Чего стоит восхитительный пейзаж с розовым облаком! В России художник такого рода считался бы гением. Но именно его гармонии стали прототипами типографики европейских газет и журналов, приборных досок и орнаментов окон самых модных высотных зданий на периферии западного мира, там, куда «цивилизованный мир» перенес свои производства или где его граждане отдыхают.

Предметы еще сохраняют свои реальные очертания, но цвет уже в авангарде. Мельница. 1911. © Пресс-служба ГТГРодом Мондриан из художнической семьи и первые уроки рисования и живописания получил от отца и дяди, позже учился в Королевской Академии в Амстердаме. Время, в которое начинал свою карьеру художника Мондриан, было эпохой перемен. Несмотря на то, что тогдашние Нидерланды были периферией художественного мира, художник чувствовал эту энергию изменений внутри себя самого. Впрочем, путь к себе, эволюция живописца от натуралиста до авангардиста, заняла у Пита Мондриана целых семнадцать лет. Хотя, казалось бы, нидерландскому художнику того времени должно было быть легче, чем русскому: по соседству Франция, страна передового искусства, куда стекались амбициозные претенденты на гениальность со всего мира. Во Франции же процветали разнообразнейшие «измы»: классический импрессионизм, пуантилизм и обрамляющий их всех, всеохватывающий стиль эпохи – ар-нуво, по-русски – стиль модерн.

Правда, можно предположить, что такая длинная и долгая дорога к себе Мондриана объясняется природной вдумчивостью и добросовестностью мастера, доверявшего только собственной интуиции и следовавшего лишь ее указаниям.

Не маслом единым

Быть ниспровергателем – всегда тяжелый удел. Но этот человек знает, на что идет. Автопортрет. 1918. © Пресс-служба ГТГСейчас, вполне представляя себе масштаб личности, нетрудно заметить: традиционные, предметные картины Мондриана выглядят довольно спонтанными, в то время как его нефигуративные, абстрактыне вещи кажутся плодом точного расчета, сделанного до того, как приступить к непосредственному производству. На самом же деле художник не делал особых предварительных расчетов и, полностью полагаясь на интуицию, воплощал свою живописную фантазию, результатом чего являются его совершенные красочные и линейные гармонии.

Уже ранние работы Мондриана отличались большим мастерством, оригинальностью видения и манеры. Прежде всего, оригинальность проявилась в том, что художник быстро порвал со столь милой сердцу массового зрителя гладкой манерой письма. Это такая манера, когда следы работы художника, его средства – кисть, краски, сама поверхность холста, следы инструментов на скульптуре – тщательно скрываются от зрителя. Да и о краске уже невозможно сказать ничего определенного, красная она или желтая, киноварь это или кадмий, вместо них на картине господствуют смеси из множества пигментов, которые должны передать предметный цвет вещей.

«Художник был убежден в том, что в его картинах Мир предстает в более точном виде, чем в картинах реалистов» 

Когда-то этот порок советской реалистической живописи дал повод другому великому новатору ХХ века Пабло Пикассо поиздеваться над послевоенными советскими официальными художниками, предположив, что в СССР краски выпускают уже сразу цвета мундиров и орденов, эти мундиры украшающих. Яркие, контрастные цвета Мондриана так озадачили его дядю-художника, что вынудили племянника сократить свою фамилию на одну букву, чтобы не компрометировать родственника-традиционалиста. Первый шаг был сделан – в художнической династии прорезалась индивидуальность, которая с семьей порвала.

Показать язык

Реальность больше не довлеет над художником, портретное сходство теряет всякое значение. Портрет дамы. 1912. © Пресс-служба ГТГПодхватив начатое импрессионистами движение за освобождение формы: один ярко выраженный мазок рядом с другим, столь же самостоятельным, одна определенная красочная плоскость рядом с другой, – художник формирует абстрактный, отвлеченный от непосредственного изображения видимого мира язык. Мондриан сблизил свой живописный язык с языком восточных ковров или народных вышивок. В коврах и вышивках для нас, людей, не знакомых со значением узоров, скрыт свой собственный язык. На коврах изображают райский сад, на вышивках – весь мир Божий, каким он представлялся архаическому мышлению.

Все эти усилия привели Мондриана к тому, что во многих странах Запада принято называть абстрактным искусством, во Франции – нонфигуративизмом, а в России – беспредметничеством. Тем не менее, художник всегда был убежден в том, что в его картинах реальность, точнее, Мир предстает в более убедительном, а главное, точном виде, чем в картинах художников-фигуративистов, тем более реалистов. Реальность являлась в них целиком, как на рисунке на шаманском бубне или архаичном орнаменте на древних кувшинах, вышивках, а не фрагментарно и абсурдно жизнеподобно, как на картинах реалистов.

М, великий и прекрасный

Мир Мондриана, его реальность сведена до простейших схем, состоит из решеток, из вертикальных и горизонтальных линий и закрашенных красками спектральных цветов. Похожим образом шел к универсальному беспредметному языку Малевич, еще один великий М. нашей эпохи, однако по сравнению с живописью Мондриана в его картинах слишком много рудиментов материальности: геометрические фигуры телесны, а белое пространство, в котором они витают, тоже достаточно физично – это воздух.

Уже неважно, что или кто это был в первоисточнике. Ромбическая композиция с желтыми линиями. 1933. © Пресс-служба ГТГЗначительную роль в распространении влияния Мондриана сыграла эмиграция в США, где художник оказался вместе с другими европейскими гениями, благодаря влиянию которых Америка из глухой провинции художественной культуры – над ее убогостью издевались Маяковский, Ильф и Петров – за несколько лет превратилась в лидера модернизма в зрительной культуре, в изобразительном искусстве, архитектуре и дизайне и в начале 50-х даже смогла предложить свой вариант модернизма в живописи и скульптуре.

Но Мондриан не дожил до этой эпохи. Он умер в Нью-Йорке в 1944 году в преклонном возрасте, полный творческих сил и жажды свершений, в расцвете нового периода творчества, нью-йоркского, оставив незаконченной картину «Буги-вуги». Интересно что, вдохновение в этом случае художник черпал не в досужих фантазиях мистиков Старого Света, но в американской поп-музыке, сыгравшей столь значительную роль в становлении культуры послевоенного мира. Впрочем, и Мондриан был одним из главных творцов нового мира.

Медиагалерея (6 фото)

  • vtbrussia.ru_2Mondrian.jpg

    Пейзажи принесли Мондриану первую славу. Остзейская мельница вечером. 1907–1908. © Пресс-служба ГТГ

  • vtbrussia.ru_3Mondrian.jpg

    На то, чтобы порвать с реализмом, Мондриану потребовалось очень много лет и сил. Набожность. 1908. © Пресс-служба ГТГ

  • vtbrussia.ru_4Mondrian.jpg

    Предметы еще сохраняют свои реальные очертания, но цвет уже в авангарде. Мельница. 1911. © Пресс-служба ГТГ

  • vtbrussia.ru_5Mondrian.jpg

    Быть ниспровергателем – всегда тяжелый удел. Но этот человек знает, на что идет. Автопортрет. 1918. © Пресс-служба ГТГ

  • vtbrussia.ru_6Mondrian.jpg

    Реальность больше не довлеет над художником, портретное сходство теряет всякое значение. Портрет дамы. 1912. © Пресс-служба ГТГ

  • vtbrussia.ru_7Mondrian.jpg

    Уже неважно, что или кто это был в первоисточнике. Ромбическая композиция с желтыми линиями. 1933. © Пресс-служба ГТГ

Поделитесь с друзьями:
Facebook Вконтакте Твиттер Одноклассники LiveJournal МойМир Google Plus Эл. почта
Подписаться на новости раздела «Культура»
Материалы по теме

16 июля 2012

Владимир Леняшин, заведующий отделом живописи II половины XIX – начала XXI века Государственного Русского музея: «Куда Пикассо с его периодами до нестеровских стилистических сдвигов!» Под небесами Михаила Нестерова
Владимир Леняшин, заведующий отделом живописи II половины XIX – начала XXI века Государственного Русского музея: «Куда Пикассо с его периодами до нестеровских стилистических сдвигов!»

27 марта 2012

В чем уникальность московской юбилейной выставки? Тройной портрет Константина Коровина
В чем уникальность московской юбилейной выставки?

30 сентября 2011

Эксперты Государственной Третьяковской галереи в поисках «пропавших» работ Николая Ге Художественная археология
Эксперты Государственной Третьяковской галереи в поисках «пропавших» работ Николая Ге
Все новости