Возвращение Николая Ге

27 июня 2011

Подробности приобретения уникальной коллекции

Куратор выставки Николая Ге Татьяна Карпова
Куратор выставки Николая Ге
Татьяна Карпова
В Государственной Третьяковской галерее событие. В преддверии выставки Николая Ге музейная коллекция пополнилась собранием из 70 рисунков выдающегося художника. Это делает ГТГ крупнейшим хранителем графики Ге. Банк ВТБ подарил рисунки к 155-летию Третьяковской галереи. О деталях приобретения и значении коллекции для Третьяковской галереи рассказала заместитель заведующего отделом живописи второй половины XIX– начала ХХ века, куратор выставки Николая Ге Татьяна Карпова.

– Татьяна Львовна, давайте начнем с самого начала. Откуда Вам стало известно об этой коллекции и как на нее вышли?
– Нам было известно о ее существовании из публикации Виктора Тарасова в журнале «Творчество» и ряда других искусствоведов. Кроме того, 18 рисунков экспонировались в 1994 году на выставке «Художники читают Библию» в ГМИИ им. Пушкина. Перед выставкой Больман (Кристоф Больман – коллекционер, бывший владелец и продавец коллекции рисунков Ге – прим. ред) приезжал в Россию. Он общался c заведующей отделом живописи второй половины XIX – начала ХХ века Галиной Сергеевной Чурак и показывал портфолио, посвященное его коллекции. Она мне рассказывала об этом.

– Совершались ли попытки получить эти работы раньше?
– Желание приобрести рисунки было очень давним. В нашем архиве хранится письмо Натальи Юрьевны Зограф – крупнейшего специалиста по творчеству Ге – Илье Самойловичу Зильберштейну (известный российский коллекционер, один из основателей музея личных коллекций – прим. ред). Зильберштейн спрашивал ее, какие работы Ге есть в европейских собраниях, и что из них было бы интересно приобрести. Наталья Юрьевна писала, что после смерти сына Николая Ге в Швейцарии осталась коллекция графики, живописные работы и письма Толстого. Несмотря на желание Третьяковской галереи их приобрести, Галерее отказали и купили только письма (они находятся сейчас в Государственном музее Л.Н.Толстого в Москве). Поэтому приобретение коллекции Больмана было одной из главных задач, поставленных в связи с предстоящей выставкой Ге.

– То есть вы вышли на Больмана, а не он на вас?
– На этом этапе уже мы искали контактов с Больманом, отправляли к нему наших посредников. Тем не менее, он долго не отвечал на наши письма, видимо ему был важен, прежде всего, личный контакт. Он навел обо мне справки, прочел некоторые мои публикации, и о Ге в том числе. Собрав информацию, откликнулся, и в один прекрасный день я услышала его голос по телефону.
Летом прошлого года мы с Ниной Марковой (Нина Маркова – хранитель отдела графики XVIII– начала XXвека ГТГ – прим. ред.) отправились в Женеву в командировку. Хотя у нас и не было сомнений насчет подлинности этих работ, безусловно, нужно было их увидеть, провести тщательную экспертизу, оценить состояние их сохранности. Мы встретились с Больманом и начали вести более детальные переговоры. Я думаю, что его подкупило наше стремление купить коллекцию целиком, наше понимание значения целостности его коллекции. Музеи и аукционные дома, с которыми Больман вел переговоры ранее, хотели приобрести выборочные рисунки, а мы хотели все.

– Я правильно понимаю, что коллекция была известна, и она просто стала актуальна к выставке. Или Вы ее давно хотели и планировали приобрести?
– Мы ее давно хотели и планировали приобрести. Но выставка Ге, интерес к ней многих спонсоров Третьяковской галереи давали надежду на осуществление нашей заветной мечты. Мы понимали, что приобретение коллекции в год 180-летия со дня рождения художника, накануне большой монографической выставки, будет иметь большой резонанс, позволит познакомить с рисунками Ге широкий круг специалистов и любителей искусства, станет поистине историческим событием. Опубликовать коллекцию в каталоге выставки в составе хронологических и тематических разделов и в виде отдельного приложения к каталогу, показать ее на выставке в контексте всего творчества Ге – было моей целью.

– Но Вы видели всю коллекцию раньше?
– Только 18 рисунков на выставке в ГМИИ, о которой я уже говорила. Наши коллеги из отдела графики ГМИИ показывали нам составленное Кристофом Больманом портфолио по коллекции в целом.

– То есть у вас в Женеве уже не было радости неожиданного открытия, Вы знали что там?
– Встреча с подлинником – это совсем не то, что знакомство с ним по репродукции. Мы испытали очень сильные эмоции. Раскованная экспрессия этих рисунков производит захватывающее впечатление. Мы словно прикоснулись к живой пульсации мыслей и чувств художника, проникли в лабиринты его поисков в связи с работой над большими картинами. Хотя мы знали размеры листов, но все же не были готовы к тому, что они окажутся такими крупноформатными.

– Вы давно занимаетесь Ге?
– Я была хранителем живописного фонда работ Ге в Третьяковской галерее около десяти лет. Этот художник меня всегда завораживал. В моей монографии о русском портрете второй половины XIX века есть глава о портретном творчестве Ге (Т.Л.Карпова. Смысл лица. Русский портрет второй половины ХIХ века. Опыт самопознания личности.Алетейа. СПб., 2000). Затем я подготовила небольшую монографию о нем (Т.Л.Карпова. Николай Ге. Белый город. М., 2001). Единственная крупная персональная выставка Ге состоялась в 1970-1971 годах. Ее куратором была Наталья Юрьевна Зограф, научный сотрудник нашего отдела. К ее опыту, к ее публикациям мы постоянно обращаемся. Так что в отделе живописи второй половины ХIХ - начала ХХ века существует давняя традиция изучения творчества этого удивительного художника. С тех пор выросло уже несколько поколений зрителей, не имеющих о творчестве Ге объемного представления. Кроме того, в выставке 1970-1971 года не принимали участие зарубежные музеи и коллекционеры.
Оценить наследие Ге вне рамок идеологических запретов и эстетических шор, которые препятствовали его адекватному восприятию в 1970-1980-ые годы, акцентировать евангельскую тему (центральную для творчества Ге), взаимоотношения с Толстым (личные и творческие), выделить «страстной цикл» картин, созданный в последнее десятилетие жизни художника, – задачи данной выставки. И для решения этих задач графика Ге из швейцарской частной коллекции играет чрезвычайно важную роль.
Творчество Ге проникнуто зорким пониманием невозможности технического и экономического прогресса без прогресса нравственного. Он создает полотна-воззвания, картины-предупреждения, полные трагического предчувствия надвигающейся катастрофы расчеловечивания, в которую будет ввергнут мир в ХХ веке. Гуманистический пафос искусства Ге, его идейное наследие необычайно актуальны в наши дни.

– Среди приобретенных работ – два графических портрета работы сына Николая Ге. Что дают Вам эти работы?
– Надо сказать, что в фондах Третьяковской галереи есть небольшое количество произведений детей наших больших художников: дочери Крамского, сыновей Перова и Репина. Теперь наше собрание пополнилось и работами Николая Николаевича Ге-младшего, талантливого художника-любителя. Дети художника, как правило – его ученики. А это уже имеет отношение к биографии самого художника. Кроме того наличие подобных произведений в фондах музея помогает при экспертной работе. Подпись Ге-сына очень похожа на подпись Ге-отца, их инициалы совпадают. Во время работы над каталогом выставки Ге мне доводилось видеть в некоторых частных и даже музейных собраниях произведения, которые считались работами Ге-старшего, а сейчас можно с уверенностью сказать, что это работы Ге-младшего. И графические портреты Зои Григорьевны Ге (Рубан), и ее дочери Нади Рубан, исполненные Ге-младшим в Швейцарии в 1904 году, могут послужить точкой отсчета для будущих атрибуций.
Чрезвычайно интересна личность героини первого портрета – Зои Ге. Она была племянницей художника и гражданской женой Ге-младшего. В юности – член народовольческого кружка; в 1883 году была заключена в Петропавловскую крепость по обвинению в народовольческой деятельности, пропаганде революционных идей и укрывательстве Веры Фигнер. Благодаря хлопотам Льва Николаевича Толстого и Ге ссылку в Сибирь заменили трехлетним поселением на хуторе художника в Черниговской губернии. По настоянию Толстого она написала воспоминания о пребывании в заключении, которые писатель использовал при работе над романом «Воскресение».
Несколько слов о Ге-младшем. Он был по-своему неординарной личностью. Учился на юридическом факультете Киевского университета, но написав дипломную работу «О бесправии уголовного права» вынужден был оставить юридическое поприще. Увлекался искусством, занимался рисованием, архитектурным проектированием, сельским хозяйством на хуторе отца. Часто бывал в Ясной Поляне, вел издательские дела Толстого, работал с Толстым «на голоде» в 1891-1892 году (в семье писателя его очень любили и называли «Коленька Ге»). После смерти отца отошел от учения Толстого, но сохранил с ним теплые отношения. В 1897 году передал в дар Третьякову принадлежавшую ему часть наследия отца: живопись и графику (всего 116 произведений). В 1900-м эмигрировал в Швейцарию. Именно ему принадлежали ранее найденные Больманом на блошином рынке рисунки Ге.
Он много сделал для пропаганды искусства Ге: организовал несколько выставок его произведений в Париже и Женеве, издал альбом произведений отца. В1903 году подарил в Люксембургский музей в Париже картину Ге «Распятие». Сейчас она находится в Музее Орсе в Париже и осенью приедет к нам на выставку.

– В чем значение этой коллекции для Третьяковской галереи?
– С приобретением этого дара Третьяковская галерея становится обладателем самого крупного графического наследия работ Ге.
Многие работы самоценны, это поистине шедевры русской графики второй половины ХIХ столетия, и в этом качестве они войдут в будущую историю русского искусства. Стало еще более очевидно, что Ге не столько заканчивает ХIХ век, сколько открывает первую страницу ХХ столетия. Он опередил свое время. Ге – продолжатель романтической традиции в искусстве второй половины ХIХ века - одновременно стоит у истоков экспрессионизма в русском искусстве. Не удивительно, что Кристоф Больман, когда впервые обнаружил рисунки на блошином рынке Женевы, решил, что это работы молодого художника (таким было ощущение их энергетики) и датировал их для себя 1920-ми годами.
Другие листы  – с натурными зарисовками – позволяют много нового узнать о системе работы художника с натурщиками, понять, как он строил свои композиции. Например, Ге часто пользовался таким приемом – менял в эскизах левую и правую части зеркально. Многие рисунки связаны с живописными работами из нашего собрания – эскизы к таким полотнам, как «Вестники Восересения», «Петр I и царевич Алексей», «Выход Христа с учениками с Тайной вечери в Гефсиманский сад», «Совесть.Иуда»,«Суд синедриона», «Что есть истина?», Голгофа. Это для нас очень интересно.

– Что чувствует человек, который много занимается одной темой и вдруг ему попадает такое в руки?
– Это огромное счастье! Всех нас не покидает приподнятое настроение. Открываются новые окна, возникают новые связи в голове. Сейчас мы получили количественно и качественно иной объем произведений для интерпретации творчества Ге. В каталог выставки будет включена статья Нины Марковой о графическом наследии Ге. Это будет первая публикация о Ге-графике. Благодаря этому приобретению, я надеюсь, Ге утвердится в истории русского искусства не только как гениальный живописец, но и гениальный график.

Поделитесь с друзьями:
Facebook Вконтакте Твиттер Одноклассники LiveJournal МойМир Google Plus Эл. почта
Подписаться на новости раздела «Культура»
Все новости