Связалась цепь времен

30 мая 2012

Евгений Никитин, исполнитель партии Бориса Годунова: «Тяжела шапка Мономаха!»

Премьера оперы Модеста Мусоргского «Борис Годунов» состоялась на сцене Мариинского театра в рамках XX фестиваля «Звезды белых ночей». Режиссер постановки Грэм Вик изменив одни только декорации и реквизит доказал, что события и вопросы шестнадцатого века спустя пятьсот лет остаются актуальными. О премьере, вызвавшей широкий резонанс, рассказал журналистам исполнитель главной партии – Евгений Никитин.

Евгений Никитин в роли Бориса Годунова в царском облачении. © Фото РИА Новости. Алексей Даничев– Английский режиссер сумел открыть, увидеть со стороны то, что не видим мы?

– Это взгляд со стороны, а со стороны, знаете ли, всегда виднее. Грэм Вик не соврал ни на йоту, как мне показалось. Я понял, что ему многое удалось, когда смотрел репетицию второго состава. Современные концепции – не редкость в сегодняшней действительности. А это не просто осовременивание, это попытка перекинуть мостик отсюда туда, осмыслить, что изменилось, что не изменилось, подумать о себе, о своей родине. Такие попытки уже были, но эта, как мне кажется, довольно успешная.

– Его концепция сразу была воспринята вами и вашими коллегами?

– Грэм Вик опытный и умный человек, он как-то очень быстро вошел в доверие. Поэтому в работе с ним были проведены не самые неприятные часы.

– Ощущаются ли в постановке шекспировские параллели?

– Режиссер говорил, что смотрит на либретто, как трагедию Шекспира. Как у англичанина, у Вика есть какие-то штампы. Но Шекспир оставался строго в рамках жанра. А здесь попытались соединить соединимое. Тут уже не Шекспир, а настоящий реализм пошел!

– Тяжела шапка Мономаха для вас, как для Бориса?

– В этой ситуации шапка Мономаха для Бориса тяжела. Одно дело быть царем, другое дело – узурпатором власти. Спектакль и об этом в том числе.

Евгений Никитин в роли Бориса Годунова с детьми Федором и Ксений. © Фото РИА Новости. Алексей Даничев.

– Вы сами как к своей роли относитесь?

– Неоднозначно. Это одна из центральных ролей моего репертуара, как и репертуара любого певца. Конечно, достичь каких-то высот очень тяжело и карабкаться на эту вершину можно всю жизнь. Роль Бориса постоянно тебя развивает. Ее нужно все время петь и становиться с каждым исполнением на маленькую ступенечку выше. Но высоты идеальной, безгрешной в ней не достичь никогда. Всю жизнь можно положить, и каждый раз это будет другой образ, другое исполнение. Эту роль нужно использовать как повод для собственного развития.

– Ваше сегодняшнее состояние каким-то образом влияет на то, каким будет спектакль?

– Естественно, все спектакли разные, ни одного одинакового спектакля не бывает. Всякий раз другие глаза, другие жесты, звук другой.

– Какое самое лучшее состояние для того, чтобы выйти на сцену?

– Смотря для какой партии.

– Скажем, для Бориса Годунова.

– Если честно, Бориса лучше всего играть со страшного бодуна. Но это плохая практика. Хотя, честно говоря, лучше спектакля еще у меня не было.

Сцена из оперы «Борис Годунов». В роли Бориса — Евгений Никитин. © Фото РИА Новости. Алексей Даничев– Как менялось ваше отношение к Борису со сценическим опытом?

– Скорее, на отношение к Борису влиял мой личный жизненный опыт. Любая партия растет вместе с певцом. Сегодняшний мой Борис совсем другой, нежели в 2003. Задачи режиссер может ставить какие угодно, ведь он отвечает за общую картинку. Но все равно здесь он должен доверять певцу, актеру, моему личному прочтению роли. Ни один режиссер не может на 100% владеть всем. Он должен так или иначе предоставлять актеру поле для собственной интерпретации. Иначе мы станем просто бездушными куклами.

– И как складывались отношения во время этой постановки? Вам давали свободу интерпретации?

– Здесь это принималось в полной мере: человек работает, что называется, в команде. Видит мои возможности, видит меня. И из меня уже что-то «лепит». Что-то принимает, что я делаю, что-то убавляет. Но не давит, не диктует: «Делай вот так, и никак иначе!»

– Грэм Вик говорил, что для Бориса очень важны отношения с сыном.

– Для любого отца взаимоотношения с сыном важны. Будь то крестьянин, царь, политик или просто рабочий. Годунов просто был хорошим отцом. Старался быть таким, как все мы пытаемся.

– Каковы ваши взаимоотношения с Шуйским?

– С Шуйским у нас нормальные деловые отношения. Оба идут к одной цели, просто Шуйский оказался в данном случае немного умнее Бориса и спокойно его доконал. Если Борис все схватил сразу, Шуйский спокойно подождал и его уничтожил. Совершенно современная ситуация. И весь этот современный антураж абсолютно не идет ни в какой разрез с Мусоргским. Он как нельзя подходит к его партитуре. Это лишний раз говорит о том, что в стране ничего не изменилось за 500 лет. Я это вижу так.


Медиагалерея (2 виртуальных тура)

  • Виртуальная экскурсия по Мариинскому театру

  • Виртуальная экскурсия по новому зданию Мариинского театра

Поделитесь с друзьями:
Facebook Вконтакте Твиттер Одноклассники LiveJournal МойМир Google Plus Эл. почта
Подписаться на новости раздела «Культура»
Все новости