С широко закрытыми глазами

5 июня 2012

Евгений Акимов, исполнитель партии Василия Шуйского в опере «Борис Годунов»: «Гораздо интереснее вживаться в образы наших предков, чем играть самих себя в современной жизни»

Евгений Акимов в роли Василия Шуйского в премьере «Бориса Годунова» Мариинского театра. Фото Натальи Разиной.Евгений Акимов выходит на сцену Мариинского театра в новой постановке оперы «Борис Годунов» в роли Шуйского. Режиссер Грэм Вик обратился к первой музыкальной редакции Модеста Мусоргского и перенес действие в современные декорации. В его версии знаменитой оперы Шуйскому отведена одна из двух ключевых ролей. О работе над постановкой рассказал корреспонденту vtbrussia.ru исполнитель роли царедворца Евгений Акимов.

– Как вам концепция постановки Грэма Вика?

– Режиссер – англичанин… Конечно, с запада виднее, как у нас тут все происходит. Мы телевизоров не имеем, не знаем, что делается на политической арене, не видим этого каждый день. А им-то из-за бугра больше известно. Видимо, в связи с этим, концепция интересна и познавательна. Много нового узнаем о себе.

«Грэм Вик приоткрыл нам глаза на действительность. А, может быть, наоборот, прикрыл.»
Хотя мы это все знаем. Но, тем не менее, в чем-то Грэм Вик приоткрыл нам глаза на действительность. А, может быть, наоборот, прикрыл. Не буду вдаваться в подробности, но это наша с вами жизнь, начиная с 1991 года.

– Грэм Вик говорил, что эта сценическая версия предполагает поиск нового театрального языка. Как вам кажется, найден ли язык, соответствующий нашему времени? И как вы относитесь к осовремениванию этой оперы?

– Современное имеет место быть. Может быть, это и интересно. Но мне кажется, театр существует для того, чтобы человек отдыхал в нем, а не решал те же проблемы, что и в жизни. Мне кажется, гораздо интереснее приходить, слушать великолепную музыку в исполнении потрясающего оркестра, слушать замечательных певцов, которые своим вокальным искусством покорили весь мир.

«Я – консерватор, люблю, когда все по-настоящему.»
И картинка должна соответствовать всему этому. Я – консерватор, люблю, когда все по-настоящему. Гораздо интереснее вживаться в образы наших предков, чем играть самих себя в современной жизни.

– Вы прежде участвовали в осовремененных постановках?

– Я работал в «Хованщине» в Германии. Она шла в том же виде, что и наш «Борис». Параллели провести можно.

– Вам нравится, когда действие переносится в современность?

Борис с детьми и князем Шуйским следует в Царские врата. РИА Новости, Алексей Даничев.– Мне нравится в этом участвовать. Потому что замечательный режиссер, с ним очень удобно, комфортно.

– Скажите, а это выигрышная концепция: Василий Шуйский против Бориса Годунова плюс сын Годунова, царевич Федор.

– Там история другая: все это придумал Шуйский. Шуйский – серый кардинал.

– Как вы относитесь к своей роли?

– Я не считал, в каком количестве спектаклей с названием «Борис Годунов» выходил на сцену. Я служу в Мариинском театре с 1996 года, участвовал здесь в трех постановках, и в трех постановках на Западе. Я спел и Самозванца, и Шуйского, и много раз исполнял юродивого. Шуйский в этом варианте мне очень нравится, потому что он – главный герой. Во всех предыдущих версиях он – второстепенный, небольшой персонаж. Мне хотелось бы так думать, что здесь Шуйский главнее Бориса.

«Шуйский в этом варианте мне очень нравится, потому что он – главный герой.»

– Эта первая версия Мусоргского сложнее или легче других редакций?

– Она немножечко легче, здесь не существует Кром, нет «Польского акта». Она проще и в исполнении, поэтому нет антракта. Но в ней есть свой нерв, свой драйв.

– Валерий Гергиев говорил, что в постановке до сих пор существуют технические сложности, что она рассчитана на новую сцену. Ощущаете ли вы это как исполнитель?

– Невозможность сделать что-то на нашей сегодняшней сцене не ощущается. Я не знаю, как будет выглядеть площадка – пока она не готова, – но будем надеяться, что техническому персоналу будет проще ставить эти огромные декорации. 

Борис соглашается венчаться на царство. РИА Новости, Алексей Даничев.

Они большие, интересные, громоздкие. Декорации мне нравятся. Мне многое нравится в этом спектакле, хотя, повторюсь, классику люблю больше.

– А что нравится?

– Мы капнули характеры этих двух людей, двух руководителей: одного публичного, другого – подковерного. Обычные люди не могут стоять у власти, для царского дела не годятся такие, как мы с вами. Нам интересно было искать эти характеры, исследовать: друзья они или враги. Здесь есть над чем поработать, над чем подумать.

– Как Грэм Вик настраивал артистов?

«Согласитесь, как бы хорошо иностранец не знал, что творится сегодня в России, все равно нам проще. Он смотрит из Англии на нас, а мы отсюда.»

– Мы искали нюансы, много дискутировали. Говорили о том, как видим ту или иную сцену. Что-то подсказывали друг другу. Согласитесь, как бы хорошо иностранец не знал, что творится сегодня в России, все равно нам проще. Он смотрит из Англии на нас, а мы отсюда.

– У Пушкина в «Годунове» шекспировский замах. А Шекспир для англичан – святое.

– Мы тоже Шекспира ставим в современном виде. Почему нет?

Медиагалерея (2 виртуальных тура)

  • Виртуальная экскурсия по Мариинскому театру

  • Виртуальная экскурсия по новому зданию Мариинского театра

Поделитесь с друзьями:
Facebook Вконтакте Твиттер Одноклассники LiveJournal МойМир Google Plus Эл. почта
Подписаться на новости раздела «Культура»
Все новости