Нет повести печальнее на свете

12 июля 2012

Владимир Мирзоев: «Нам нелегко понять, в каком историческом контексте мы находимся, и мы заглядываем в пушкинского «Бориса Годунова»

В новой постановке Мариинского театра, в опере «Борис Годунов», английский режиссер Грэм Вик перенес действие спектакля в наше время, буквально повторив прием своего российского коллеги. Год назад режиссер Владимир Мирзоев выпустил кинофильм «Борис Годунов» в современных реалиях. Корреспондент vtbrussia.ru встретился с Владимиром Мирзоевым, чтобы выяснить, почему пушкинский сюжет не теряет своей актуальности.

Режиссер Владимир Мирзоев: авторский взгляд на пушкинский сюжет. Фото Артема Житенева– Владимир Владимирович, сюжет «Бориса Годунова» очень популярен. Только версий оперных постановок около десяти. Чем вы это объясняете?

– «Борис Годунов», как правило, всплывает в определенных активных точках нашей истории, их называют «точками бифуркации». Как только в России начинают происходить тектонические сдвиги, пьеса Пушкина просится в работу, хочет воплотиться. Видимо, у Пушкина закодировано нечто, способное прояснить туман, очертить место разлома. Что-то в «Годунове» позволяет заглянуть внутрь истории и увидеть, как в этой цивилизационной бездне устроены более ранние слои.

– А почему вы взялись за это произведение?

– Я уже ответил: было интересно взглянуть на базовую проблематику русской истории. Ведь если это архетипы, т.е. модели, которые все время включаются, значит, речь идет не только и не столько о Годунове, сколько о некой повторяемости драматических событий.

– Как вам кажется, почему «Борис Годунов» считается самой русской оперой?

– Потому что там есть смыслы, темы, которые понятны всем. Если бы они не были универсальны, люди других культур пожимали бы плечами. Андрей Тарковский, когда-то поставивший «Годунова» в Лондоне, тоже считается эталонно-русским режиссером – именно потому, что он универсален. Так же универсальны Достоевский, Толстой, Чехов, Набоков.

– То есть как только появляется точка соприкосновения, явление получает национальность?

– Очень ценно, когда феномены разных культур попадают в резонанс. Свою культуру легче понять через опыт других культур. Давно подмечено, что уникальность русской культуры состоит в ее универсализме, принципиальной открытости, «вселенской отзывчивости». А вот когда мы пытаемся смотреть себе в пупок, замкнуться, как в советский период, затаиться за «железным занавесом» в какой-то абсурдной засаде, тогда получается очень грустная история. По-моему, цивилизационный герметизм нам решительно противопоказан. Русский человек по природе коммуникатор и интерпретатор.

– А что вы видите среди этих универсальных смыслов, применительно к «Борису Годунову»?

– Одну проблему я уже называл – самовластие. С этой темой напрямую связана и тема самозванчества. Всегда находится сильная личность, которая опровергает право властителя вершить судьбы миллионов. Этот харизматик сбрасывает узурпатора с трона и занимает его место. Совершенная архаика. Так, у кочевых племен, когда вождь терял разум или силы, его попросту убивали. Еще один вопрос – легитимность. Не законность, а признание власти обществом. Вот мы и кружимся в этой колее. Круг проблем неизменен.

– Работая над «Борисом Годуновым», Пушкин ориентировался на Шекспира. Вы работали и с Шекспиром, и с Пушкиным. Что у них общего?

– В «Борисе Годунове» подход вполне шекспировский: нерифмованная ритмизованная речь, короткие сцены, общие принципы композиции, когда место действия легко сменяется на другое. Это не столько именно Шекспир, сколько законы драматургии барокко. Пушкин «прикуривал» не только от Шекспира, он «прикуривал» и от Мольера, и от Гете, и от Потоцкого. То есть, у Пушкина никогда не было проблемы чиркать о коробок чужой культуры своей субъективной спичкой. Он мог спокойно взять чужой сюжет и с ним поработать. Или, наоборот, подарить сюжет приятелю, как подарил Гоголю сюжет «Ревизора». Для поэта начала XIX века существовала принципиальная открытость культуры. Поэтому когда мы говорим о шекспировском русле, эта вещь, с одной стороны, достаточно очевидная, с другой ­– условная. Подхват эстетической традиции ни к чему не обязывает. Пушкин все равно остается собой.

– Во время работы над фильмом что-то неожиданно для вас открылось в «Борисе Годунове»?Режиссер Владимир Мирзоев. Фото Сергея Пятакова

– В какой-то момент я вдруг понял, что весь набор характеров за небольшим исключением – так или иначе двойники Годунова. С Отрепьевым это очевидно: пытаясь восстановить справедливость, он ввергает страну в гражданскую войну. Злом хочет победить зло и повторяет путь Годунова. Пимен, напротив, сознательно уклонился от этой колеи: ушел в монастырь, в культуру, в духовные практики, в интеллектуальную работу, чтобы не стать жертвой той чертовой машины. Даже для Марины Мнишек вопрос власти стоит ребром: она находится в центре любовной истории, но думает о том, как будет чувствовать себя царицей. Отрепьев, Басманов, Шуйский, Воротынский, – все они примеряют шапку Мономаха. И гоголевскую фразу «какой же русский не любит быстрой езды» можно легко перефразировать: «Какой же русский не хочет стать царем на Москве»?

– А ведь Борис Годунов был не самым плохим царем. Во время голода вел себя очень достойно, а насчет «убиенного царевича»: во-первых, это не доказано, а на фоне уничтожения целых семей в борьбе за власть – просто мелко.

– Пушкин об этом тоже говорит. Но тут дело не в исторической реконструкции. У Пушкина – экзистенциализм. Имеет ли право человек, на совести которого хотя бы небольшое пятнышко, быть единственным субъектом истории, определять судьбу огромной страны? Если есть эта порча, то легитимность под вопросом. Либо ты всеми признанный в византийском смысле помазанник, представитель Бога на земле, либо ты – тварь дрожащая и прав никаких не имеешь. Зачем так много на себя берешь, если ты не безупречен? Вот эта коллизия имеет сугубо экзистенциальный смысл. «Годунов» не историческая драма, но, пожалуй, мистерия.

Медиагалерея (2 фото)

  • 1

    Режиссер Владимир Мирзоев: авторский взгляд на пушкинский сюжет. Фото Артема Житенева

  • 2

    Режиссер Владимир Мирзоев. Фото Сергея Пятакова

Поделитесь с друзьями:
Facebook Вконтакте Твиттер Одноклассники LiveJournal МойМир Google Plus Эл. почта
Подписаться на новости раздела «Культура»
Все новости