Прелюдия для танца и рояля

20 апреля 2011

Филипп Копачевский, пианист: «Приятно окунуться в балетную жизнь»

фотография Руслана Шамукова
Пианист Филипп Копачевский

Филлип Копачевский – один из тех, кого принято пафосно называть надеждой русской фортепьянной школы. Он постоянный участник крупнейших музыкальных форумов, а его сольные концерты вызывают неизменный интерес публики и одобрение критиков. В рамках XI Международного фестиваля балета «Мариинский» он принял участие в премьере постановки Бенджамина Мильпье «Without», где виртуозно исполнил этюды и прелюдии Фредерика Шопена.


– Как вам работается аккомпаниатором в балетной постановке?
– Очень непривычно! Ты не полностью принадлежишь самому себе и должен смотреть, что происходит на сцене. Но я не стал бы называть это аккомпаниаторством в чистом виде. Нужны созидание и гармония. Иначе Шопен превратится в какого-нибудь балетного композитора, например, Минкуса. Музыка должна быть в гармонии с танцем. Если она будет ему полностью подчинена – случится совершеннейший провал.

– А постановщик также считает?
– По-моему, мы с ним в этом мнении сошлись. Можно играть медленно или быстро, танцорам может быть удобно или не удобно. Но если музыка не будет находиться в своем ежеминутном, не подготовленном заранее течении, солист станет неискренним. А мы стремимся к гармонии.

фотография Руслана Шамукова– Это ваш первый опыт с балетом?
– Первый! Всю жизнь просто выходил на сцену и играл соло или с оркестром. Приятно окунуться в балетную жизнь на два дня. Я же никогда этого не видел изнутри. Чрезвычайно интересно!

– В чем разница между сольными выступлениями и балетным проектом?
– Вы знаете, как таковой большой разницы в исполнении быть не должно. Просто есть какие-то опорные моменты, которые я должен обязательно соблюдать. Когда работаешь один, ты полностью подчинен себе. Можешь начать и закончить в любое удобное тебе время. А тут, например, нужно первым аккордом прелюдии поймать танцовщицу в полете. Рядом со мной стоит монитор, чтобы следить. Но это мелочи – просто, чтобы совпадало начало и конец.

– Ничего себе мелочь – начать синхронно!
– Конечно, не мелочь. Но все же не так сложно – не труднее, чем взять первую ноту какого-нибудь фортепьянного концерта одновременно с оркестром. То же самое. Просто сочетание музыки Шопена и танца – это очень интересно.

– Сразу согласились участвовать в проекте?
– Все произошло достаточно спонтанно и неожиданно. А согласился сразу.

– Планируете продолжить подобные эксперименты?
– Посмотрим. Смотря какие проекты. Если интересные – с удовольствием! Сейчас в преддверии конкурса Чайковского у меня очень тяжелый график. Буквально позавчера был сольник в Москве, до этого выступал в Курске, а двадцать четвертого апреля в «Доме музыки» буду играть со Спиваковым.

фотография Руслана Шамукова– В прошлом нашем интервью Вы отдельно упоминали Шопена, сейчас снова он. Шопен – в числе ваших любимых композиторов?
– Сейчас это стечение обстоятельств: программу выбирал не я, а балетмейстер. А в прошлый раз мы играли со Спиваковым его первый концерт. Конечно, Шопен один из краеугольных композиторов, писавших для фортепьяно. Он просто понял всю суть игры на рояле лучше чем многие другие. В каком-то смысле даже вышел за рамки фортепьянной игры. Поэтому Шопена приходится играть часто и с удовольствием.

– Фредерик Шопен не самый востребованный в балете композитор, да и сам он балетов не писал. Как Вам подобный эксперимент?
– Когда Шопен писал прелюдии у него было достаточно тяжело на душе. Конечно, их хорошо играть циклом. Но здесь сделана подборка подходящих для танца произведений. Очевидно, что в его музыке есть балетность.

Поделитесь с друзьями:
Facebook Вконтакте Твиттер Одноклассники LiveJournal МойМир Google Plus Эл. почта
Подписаться на новости раздела «Культура»
Все новости