Звонкое дело

12 мая 2011

Звонарь Георгий Светлаков: «Нас просто подняли на колокольню, показали определенный звон и сказали: «Идите, отрабатывайте»

Участники Звонильной недели Московского Пасхального Фестиваля Игнат Карачев и Георгий Светлаков дружат с детства. Играют они в паре и, наверное, давняя дружба помогает им хорошо слышать друг друга во время звона. О нюансах звонильного дела они рассказали в интервью для сайта ВТБ.

– Впервые участвуете в Пасхальном Фестивале?
Игнат: Мы здесь уже в четвертый раз, слава Богу, приглашают.
Георгий: Просто списываемся с организаторами фестиваля и приезжаем.

– Давно занимаетесь колокольным звоном?
Игнат: Семь лет.

– А как к этому пришли?
Игнат: Через храм. Начали пономарить, а потом поднялись и повыше – на колокольню. Вообще, я по образованию архитектор.
Георгий: А я – медик. Вот заканчиваю сейчас шестой курс и пойду во взрослую хирургию.

– Довольны своим выступлением?
Игнат: Надо сказать, что условия фестиваля достаточно боевые. Мы родом из Екатеринбурга и наша уральская школа звонарей отличается от московской. Сами колокольни иначе устроены. Звоним не на веревочках, а на палочках. Вообще, много разных нюансов. Когда впервые забираешься на колокольню, грамотно позвонить может и не получиться.

– Что самое главное нужно принимать во внимание, когда звонишь, ведь у вас нет нот?
Георгий: Самое главное зависит от школы. У нас на Урале играют всегда в связке – минимум два человека. Тут нужна согласованность.

– Как складывалась уральская школа?
Георгий: Уральский звон очень похож на звон Троице-Сергиевой Лавры. Это отразилось в том, что у нас традиционно два человека на колокольне. И сами колокола более активно используются.

– Вы играете парой. Что в этом случае выходит на первое место синхронность действий, умение слышать друг друга?
Игнат: Нужно понимать и хорошо чувствовать друг друга. Очень помогает выработанная с напарником особая система знаков. Мы их используем, когда завершаем звон, когда переходим на другой узор, ритм. Конечно, необходима ритмичность. Если ритмика поставлена, то и звук будет хорошим.

– Ритм ритмом, но ведь каждый звон отличается эмоционально!
Георгий: Это зависит от настроения. В игре очень хорошо проявляется настроение, характер, темперамент человека. У одного звон безмятежный, у другого напротив эмоциональный. Я четко понимаю, когда на колокольне стоит девушка, юноша или умудренный опытом старик. Бывает, знакомишься с кем-то в звонильной школе, потом слышишь звон, и человек открывается с новой стороны.

– А передается ли ваше сиюминутное настроение в звоне?
Игнат: Да, конечно! Но мы всегда хотим передать чувство радости, который сопровождает праздник. В Пасху или Крещение звучат разные мотивы. В Крещение, бывало, встанешь на колокольню, мороз, все вокруг звонкое. И стараемся привнести именно эти эмоции.

– О чем вы думаете на колокольне?
Игнат: О том, чтобы грамотно звон совершить. Кто-то во время игры советует молиться. Но молиться не получается – можно потерять ритм. Поэтому слушаешь напарника. Особенно на колокольнях, где звонишь впервые. Здесь уже полное внимание на веревочки, на колокольчики, как что висит.
Георгий: Как и к каждому инструменту, к колоколам нужно привыкнуть. Обыграть их. .
Игнат: У звона три функции. Первая: созвать верующих к богослужению, вторая – оповестить о конкретном месте службы, третья – передать торжество православия. Эти три функции достигаются разными путями. Это определенный ритм, конкретный перечень рисунков, употребление форте и пьяно, паузы. Иногда играешь, потом подмигнули друг другу – пауза, потом начали новый рисунок, потом потише, потом – опять пауза. И получается уже произведение.

– Как вы учились?
Георгий: Нас просто подняли на колокольню, показали определенный звон и сказали: «Идите, отрабатывайте». Остальное познаешь сам. Отрабатывали на кладбищенской церкви.
Игнат: Мы там никому не мешали.

– А у вас самих уже есть ученики?
Георгий: Выпустили порядка восьмидесяти человек.
Игнат: Делаем два набора в год. Обучение по 3,5-4 месяца. Мы проводим лекции. Потом везем их к Пяткову на колокольный завод. Это очень интересно и здорово. Пятков – это у нас такой монополист. Колокола у него, такие, что можно не бояться разбить. Вот мы любим на них «жарить».
Георгий: Однажды поднялись в звонницу, а там колокола шестнадцатого или семнадцатого века. Хрупкие все. Нам говорят: «Сделаете что с ними – головы оторвем». Ну, вот первый раз еле сыграли – страшно! А у нас обучение – это как с гитарой ленинградской, ничего не страшно.

– Не боитесь высоко забираться?
Георгий: Страшно было, когда развешивали колокола. У нас на Урале построили храм. Мы с Игнатием подвязались их в звоннице устанавливать, чтобы сделать это грамотно. А там ни лесов нормальных, ничего. И вот они висят на четырех метрах в арке. Арка огромная. И надо туда подняться, чтобы дотянуться, как следует.
Игнат: А ветер в тот день поднялся сильнейший! У нас «козел» был деревянный, с которого попытались достать до низких колоколов. Я стою с чем-то копошусь, слышу, он падает.
Георгий: Хорошо, что не на людей, а на крышу. Пришлось как-то лестницу веревками закреплять.

Поделитесь с друзьями:
Facebook Вконтакте Твиттер Одноклассники LiveJournal МойМир Google Plus Эл. почта
Подписаться на новости раздела «Культура»
Все новости