«Спящая красавица» - грезы в новом свете

17 ноября 2011

Репортаж с генеральной репетиции главного балета года

Репетиция сцены из балета П.И. Чайковского «Спящая красавица» в постановке Юрия Григоровича. Фото: Александр ПановВ Большом театре, под руководством балетмейстера Юрия Григоровича, прошла первая сценическая репетиция «Спящей красавицы» – русской балетной классики, сочиненной Петром Чайковским и Мариусом Петипа. Балет поставлен при финансовой поддержке ВТБ. Корреспонденты vtbrussia.ru побывали на репетиции и готовы приоткрыть вам тайну рождения балетной сказки.

Готовый балет в первый раз покинул помещение большой репетиционной залы и вышел на сцену. Большую, историческую, отреставрированную.

Историческая или, по праву, основная сцена театра собрала основных героев нашей большой, балетной современности. Юрий Николаевич Григорович, вернувший в шестидесятые балету Большого славу одного из лучших балетов мира, создавший уникальные спектакли. Эцио Фриджерио, сценограф, оформлявший балеты Нуреева в Опера Гарнье, работавший с Роланом Пети и Юрием Григоровичем в эпоху их творческого расцвета. Прима-балерина Светлана Захарова, вернувшаяся в театр как раз к открытию исторической сцены. Американец Дэвид Холберг, первый премьер-иностранец в труппе Большого театра, дебютирующий на основной сцене в роли принца Дезире.

Перед репетицией герои исторического события на несколько минут вышли к прессе. Как заявил Сергей Филин, художественный руководитель балетной труппы, момент этот и впечатляющий, и волнительный, и очень ответственный. Ведь за годы реставрации сцены, в театре появилось целое поколение танцовщиков, которое с исторической сценой просто не знакомо. У них нет опыта выступления в этом пространстве.

Дэвид Холберг впервые в этот вечер вышел на основную сцену Большого театра. Впрочем, одетый в голубойДэвид Холберг, первый иностранный танцор балета, исполняющий партию принца Дезире. Фото: Александр Панов. бархатный колет, богато расшитый кружевами и стразами, с гладко зачесанными назад светлыми волосами, американец являл собой, пожалуй, истинно нордическое спокойствие, отвечая на вопросы журналистов. «Да, я еще никогда не танцевал на основной сцене Большого театра», – разумно подтвердил Холберг, от которого веяло отстраненностью Кая. Но за 11 лет карьеры я накопил опыт выступления на других площадках мира. Я – профессионал, и я рассчитываю на свой профессиональный опыт».

Светлана Захарова предстала перед журналистами в образе полупринцессы французской – полукрасавицы русской. Поверх балетного костюма накинута спортивная куртка, на голове – белый оренбургский пуховый платок. Эта редакция «Спящей красавицы» поставлена Юрием Григоровичем специально для нее. Но как заявила Светлана: «В отношениях принцессы Авторы с принцем Дезире ничего принципиально не изменилось».

Юрий Григорович к прессе не вышел, но прислал свой монолог в письменном виде. «Каждый раз, подходя к этому балету, меня в меньшей степени интересуют историко-теоретические раскопки и в большей мере – собственно практика, особенности мышления его создателей, танцевальная логика замысла, его внутренние соотношения и та перспектива, к которой авторы балета были устремлены. Иными словами, как сегодня их замысел может и должен быть реализован – с новыми людьми на сцене и в зале, с новыми красками, материалами и светом, новым ощущением сценического времени, новыми представлениями о борьбе добра и зла», – уверяет почитателей своего таланта Григорович.

Балерина Светлана Захарова перед репетицией балета П.И. Чайковского «Спящая красавица» в постановке Юрия Григоровича.  РИА Новости./Алексей Куденко

Грезы маэстро

Первая редакция «Спящей красавицы» поставлена метром русской балетной сцены в Большом в 1963 году. Сразу после запрещенной в Новосибирске его же, авторской версии «Лебединого озера». Молодой, амбициозный, уже признанный гением хореограф искал утешения в сладких сказочных грезах. Впрочем, и в сказку проник злой гений – образ злой феи Карабос, которую непременно играет мужчина.

В редакции 1973 года, через десять лет, маэстро насытил грезы своим фирменным психологизмом, смешав сказку с мелодрамой. Тогда, цветущие сады – самая эффектная сцена первого акта, была решена художником Симоном Вирсаладзе в розово-нежно-зеленых оттенках, на этот раз сады стали значительно бледнее. Палевые, будто выгоревшие от солнца краски, платья, как листья, готовые осенью покорно упасть на землю. Борьба и мятежное цветение закончены, настало время собирать плоды. Это богатая, сытая, успешная итальянская осень в собственном палаццо.

В третьей редакции «Спящей красавицы» маэстро уже ни за что не борется, он увенчан лаврами и сединами. Он – живая легенда, долго и со вкусом, глоток за глотком, растягивающая удовольствие от своего торжественного юбилея. В следующем сезоне Большой театр готовится отметить 85-летие прославленного хореографа.

На сцене и впрямь палаццо, удивительно напоминающее бакстовские эскизы к постановке «Спящей красавице» в двадцатых годах в Опера Гарнье. Огромная решетка поднимается и опускается, зрительно разделяя картины спектакля, отсекая дворец от любопытных, добро от зла, сказку от реальности.

Светлана Захарова в роли принцессы Авроры в сцене из балета П.И. Чайковского «Спящая красавица» в постановке Юрия Григоровича. РИА Новости/Алексей Куденко

Миг красоты и гармонии

Когда впервые с потолка появляется массивная решетка, Григорович кричит в микрофон артистам на сцене: «Осторожнее! Это очень тяжелая вещь!»

Тревогу маэстро легко понять – свет и декорации были развешаны и установлены только накануне ночью. И это не просто первый выход на основную сцену, это первая репетиция со светом, в декорациях и костюмах.

«Ниже! Ниже! Спускайтесь сюда, к нам на авансцену», – торопит и уговаривает танцевать шире, осваивая все пространство, солистов Юрий Николаевич.

За всю репетицию маэстро так ни разу и не присел. Бегал (иного слова тут не подберешь) в проходе с микрофоном, поминутно обращаясь то к труппе, то к осветителям, то к художникам.

Выглядит это приблизительно так: «Же пенс…» («Я думаю…»), довольно резко бросает Григорович свою реплику в сторону Эцио Фриджерио. Фриджерио сидит в 14 ряду слева у прохода. Получив замечание, резко вскидывает голову, как школьник за партой откидывается назад и громко кричит: «Франка!» Франка Скуарчапино, многолетняя спутница и соавтор художника, создававшая костюмы к постановке, что-то парирует тихим голосом, а большинство реплик оставляет без ответа.

Алексей Лопаревич в роли Каталабют в сцене из балета П.И. Чайковского «Спящая красавица» в постановке Юрия Григоровича. РИА Новости/Алексей Куденко

Но больше всего маэстро недоволен светом. Фея Серебра не светится, как следует, потому что ее не высвечивают лучом. Фея Карабос недостаточно зловеща в своем экипаже, заправленном четверкой мышей, потому что ее не окружают красные лучи света. Художник по свету Виничо Келли также получает очередное замечание от Григоровича на французском. А вдогонку окрик по-итальянски от своего земляка Фриджерио.

Но вот, о чудо, вариация принцессы Авроры. Луч успевает за движениями балерины. Подхваченная сиянием, преображается Светлана Захарова. Ее платье цвета пастернаковской «пылающей лососины» преображается в «пепел розы». Наступает миг добра, красоты и гармонии.
Поделитесь с друзьями:
Facebook Вконтакте Твиттер Одноклассники LiveJournal МойМир Google Plus Эл. почта
Подписаться на новости раздела «Культура»
Все новости