Канон красоты

16 сентября 2011

Людмила Семеняка, балерина Большого театра России, педагог, народная артистка СССР: «Я видела много разных постановок, но остаюсь поклонницей нашей "Спящей красавицы"»

Народная артистка СССР, педагог Людмила Семеняка

Людмила Семеняка
Звезда русского балета, народная артистка СССР, педагог Людмила Семеняка – ученица Галины Улановой и Марины Семеновой, продолжившая их великую школу. Сегодня Семеняка работает с примой Большого – Светланой Захаровой. Быть педагогом звезды – дело непростое. Сложно представить, что нужно знать, чтобы готовить к выступлениям балерину, которой рукоплещут лучшие залы мира. О традициях и нюансах работы со своей ученицей Людмила Семеняка рассказала в интервью vtbrussia.ru.

– Для премьерного показа на обновленной главной сцене Большого театра выбрана «Спящая красавица». Почему выбор пал именно на этот балет, в чем заключаются  особенности художественного стиля Григоровича в работе с классикой балетного искусства?

– Я думаю, что этот балет сейчас – большая редкость. Наша труппа представляет русскую классическую школу танца на самом высоком уровне, а потому Большой может поставить «Спящую красавицу» с огромной художественной значимостью. Но сегодняшнему зрителю нужно «оживлять» классику. И это свежая, новая версия. Юрий Николаевич (Григорович – vtbrussia.ru) всегда работает с пониманием сегодняшнего дня: соотносит все с его вкусами, с техническими достижениями. Его постановка – большие возможности и для исполнителей. Не повторять то, что было, а вносить свое живое понимание образов, которых так много в этом спектакле. «Текст» сохранился на сегодняшний день благодаря нашим замечательным педагогам – и Улановой, и Семеновой. Его мы получили из рук в руки. Все это дает зрителю шанс приобщиться к великой хореографии. Огромное счастье, что танцы, которые нам остались исторически, Юрий Николаевич переносит, как и всегда очень бережно. В этом смысле русская «Спящая красавица» – самая подлинная.

– Что Вы подразумеваете, когда говорите о подлинности?

– Она подлинная с точки зрения преемственности. Ведь все прекрасно помнят, что ее делали для русской сцены. Даже занятые иностранные балерины были проникнуты музыкой Чайковского. Сюда пришли все традиции французской, итальянской школы. «Спящая» – венец творения Петипа. Именно русские исполнители, на мой взгляд, заложили здесь самые лучшие традиции. Все видели и доказано неоднократно, что не было таких прекрасных Аврор как Уланова, Плисецкая и Семенова. И вот из этого всего мы получили уроки, которые нужно продолжать и беречь. Я представитель балетной школы Санкт-Петербурга, для меня очень важно сохранить все, что было передано предыдущим поколениям. Танцую этот спектакль с детских лет, с самых маленьких ролей, «купаюсь» в этой музыке. Образ Авроры я создавала на одном дыхании, для меня он складывается не из отдельных танцевальных номеров, а из общей музыкальной структуры. Это глубокий символизм, в котором развит образ главной героини.

– Вы со Светланой Захаровой представители знаменитой петербургской школы балета, принадлежность к этому элитному сообществу помогает в творчестве?

– Эта общность помогла нам быстро найти общий язык в работе.

– На репетиции было интересно наблюдать, как Вы следите за тем, что делает Светлана и у Вас появляются новые идеи. Как они возникают? Какой образ Авроры хотелось бы создать?

– На репетиции я сижу с заранее заданной программой сегодняшнего дня. И это умножается на интерпретацию, которую привносит Светлана. Мне нужно очень четко и быстро улавливать какую линию и тональность она берет в каждой вариации. Мы отыскиваем новые нюансы ежедневно. К примеру, в последнее время у Светланы очень сильно звучит лирическая сторона. Ведь самое главное здесь – музыка. Светлана – очень музыкальная балерина, она находится в своем изумительном творческом расцвете, и, думаю, подарит великолепный образ зрителям. Образ идеальный, сказочный, содержательный, полный поэзии – всех качеств, присущих героине. Мы сейчас с ней как бы прочитываем его заново. В трех картинах Аврора предстает ребенком, потом мечтой и грезой принца и потом уже перерождается в апофеозе любви и достигнутого счастья. И для балерины интересно показать смену, преображение. Теперь для неё важно увидеть декорации, художественное решение, чтобы все было максимально гармонично и правильно.

– Есть ли разница между тем, как образ Авроры исполняют на Западе и в России?

– Я видела много разных постановок, но остаюсь поклонницей нашей «Спящей красавицы». Должна сказать, что каждый балетмейстер стремится к подлинности текста. Происходит то, что и здесь – от балерин прошлого из рук в руки, из души в душу передается текст. Единственное, чем отличается русская школа – танец «льется из души». Мы танцуем «с приподнятой душой», ни одного пустого движения, музыкально. На Западе более техничное исполнение. В остальном все стараются максимально. Текст всем известен.

– А сам подход к репетициям изменился со временем?

– Мне кажется, это должно меняться. Балет – живое искусство, оно молчаливое, но очень «красноречивое». Мы же меняемся, проходят годы, меняется восприятие зрителей, эстетический подход к движению, к передаче настроения. Меняются, в конце концов, даже структура тела балерины. Школа очень растет технически. Светлана танцует идеально – так ее создал господь Бог. Сама я получила эту партию из первых рук. Мои педагоги – Галина Сергеевна Уланова и Марина Тимофеевна Семенова. Я просто обязана продолжать все, что мне передано. Это как заповедь.

– Считаете ли Вы себя требовательной в работе?

– Так меня воспитывали, что я должна проживать каждую минуту неравнодушно, не просто так. И не терять время. Может быть, мне повезло благодаря школе, которую получила в Ленинграде. Там научили работать очень сосредоточенно. В этом мы со Светланой похожие балерины. Ради чего мы приходим каждый день в зал, готовя «Спящую красавицу». Посмотрите, она сразу создает образ. Мы не пропускаем ни одной детали, не можем себе позволить только техническую сторону. Как и мои педагоги, я всегда стараюсь «душу приподнять», как говорила Марина Семенова. Если этого не происходит, человек тратит время зря. Со Светой огромное удовольствие работать именно в полную силу, с полной отдачей. Не нужно биться над техническими вещами, а делать то, что важнее, образ.

– А другие танцоры работают с такой же отдачей или приходится больше тянуть?

– Наша труппа работает с огромной отдачей, способна переключаться на разные хореографические стили. Но когда идет постановка «Спящей красавицы» (а я застаю это не в первый раз), она звучит в полную силу, в полную доминанту. Все с огромным наслаждением принимаются за работу. Выше русской классики нет ничего, остальное – размышления в сторону. Для меня это незыблемый канон красоты, который я всегда буду хранить. Но это не мешало мне свободно танцевать – никто никогда не давил жесткими рамками. У артиста должно вырабатываться свое собственное золотое сечение, понимание, что он делает и представляет. Я это телом чувствовала. И Светлана тоже чувствует. Вот что самое главное. Артист должен быть свободен. Можно надеть костюм, корону, но вы никогда не вставите ничего искусственно. Если есть чувство, нужно дать сделать то, что он хочет. А моя задача высказать какую-то мысль, добавить. Тогда получается диалог, возникают новые нюансы. А в остальном балерина должна так после школы танцевать. Учиться танцевать в театре – поздно, можно, конечно, но слишком мало лет на это отпущено. Я помню, как работала с Галиной Сергеевной Улановой: мы создавали образ – это было самым главным. Остальное должно быть приготовлено раньше.

– Что Вам дали балеты Григоровича?

– Балеты Юрия Николаевича меня раскрыли как артистку, заставили состояться в полной мере. Я очень жду «Спящей красавицы», потому что сама участвовала в премьере. И вот теперь Света. Для меня это виток истории, который сильно захватывает. Как будто сама пойду танцевать. Вместе с ней переживаю. Это неповторимое чувство. Хочу, чтобы больше таких моментов было в театре. Спасибо Григоровичу, который может это сделать, сохранить, да еще и придать совершенно новые краски. Таких мастеров не осталось. Создать и сделать по-настоящему может только он. Он этим владеет. Он дал мне возможность создать целую галерею замечательных героинь, Фригия, Ширин, Анастасия, Рита, Катарина, и, конечно же, классические Аврора, Раймонда, Одетта и другие.      

Текст: Петр Сейбиль
Фото: Панов Александр

Поделитесь с друзьями:
Facebook Вконтакте Твиттер Одноклассники LiveJournal МойМир Google Plus Эл. почта
Подписаться на новости раздела «Культура»
Все новости