Работа на свет

17 февраля 2012

Реставратор Андрей Федоренко раскрывает тайны освещения Большого театра

Андрей Федоренко, реставратор, проделавший гигантскую работу по восстановлению люстр «Белого фойе» Большого театра
У люстр «Белого фойе» Большого театра – удивительная судьба. В 1941 году они чудом уцелели. Упавшая на театр авиационная бомба привела к серьезным повреждениям. Но люстры не пострадали. Незадолго до этого светильники сняли на реставрацию. Однако, по иронии судьбы, утраты возникли в мирное время из-за небрежной эксплуатации. Реставратор Андрей Федоренко восстанавливал целостность люстр. В Большом театре сотрудники его компании провели огромную работу. Только для того, чтобы грамотно восстановить хрусталь, потребовалось множество научных опытов, а для определения сохранности металлических предметов, пришлось анализировать состояние каждой латунной трубочки. Корреспондент vtbrussia.ru попытался выяснить детали.

Главная люстра Большого театра– С чего началась реставрация?

– В 2005 году мы приехали сюда, вошли в закрытое помещение Большого театра, поставили леса и начали снимать все предметы осветительной арматуры Большого театра, а кроме того ручки, старинные решетки и т.п. На своем производстве мы все это разложили и увидели, условно говоря, предметы реставрации. Предметы были в плохом состоянии. Работа шла шесть лет.

– А что именно входило в предмет реставрации?

– Осветительная арматура включает в себя стекло, хрусталь, провода. Все нужно было разобрать до винтика, посмотреть необходимость замены или приведения в порядок всех элементов светильников, отреставрировать и повесить обратно. Сейчас мы видим результат этой работы. Надеюсь, все останутся довольны. И довольны в первую очередь мы сами. Работа проведена колоссальная. Такие заказы бывают раз в жизни, и мы прекрасно отдавали себе отчет в том, что нужно делать, не просто хорошо, а очень качественно.

– Существуют несколько подходов к реставрации: музейный и антикварный. Музейщики придерживаются принципа обратимости, стремятся, чтобы, скажем, новые вставки отличались от оригинальных по тону и т.п. Антикварам же важна функциональность и «гладкий» внешний вид. Какого принципа придерживались вы?

– Я думаю, скорее, антикварного. Театральные светильники работают, практически, круглосуточно, поэтому функциональность предмета важнее оригинальности. Ради того, чтобы люстра функционировала качественно и постоянно, ее материал «работал» на публику, мы все детали делали однородным. Нужно было, чтобы и люстры, и принцип подвеса хрусталя были одинаковыми.

Люстра в фойе Большого театра

–Что значит принцип подвеса?

– Нужно, чтобы совпадали все цепочки, а все места были взаимозаменяемыми. В процессе эксплуатации отверстия под хрусталь были сделаны не в тех местах, где потом он был подвешен. Да и сам хрусталь был частично заменен. Когда мы эти люстры приняли в реставрацию, то смешение было чудовищным. Целый год составляли картограммы и делали паспорта на все изделия. Вручную мы отбраковывали каждую подвеску и решали, что пойдет на реставрацию, что на подшлифовку – когда из одной хрусталинки, из одного октогона, можно сделать другой октагон другого диаметра. Приблизительно 40% хрусталя – новодел.

–Он отличается технологически от старого?

–Все технологии, по которым делалась реставрация – старинные, с применением огромной доли ручного труда. Подшлифовка, выравнивание, подборка, навеска – только вручную. Поэтому и на реставрацию ушло столько времени. Для большой люстры в зале мы отливали латунные детали и хрусталь. До начала работ хрусталь на люстрах «Белого фойе» подразделялся на два основных типа – советского периода и более старый, оригинальный. Один более желтый, другой – прозрачный. Кстати, разнообразие и качество хрусталя, признаться, нас не очень приятно удивило. В советское время закрылось множество специализированных заводов, и оригинальные изделия на замену вышедшим из строя брать было просто негде. В процессе многочисленных реставраций вешали что ни попадя. Встречались даже пластиковые детали. Половина свечек была разбита. Их меняли на обычные пластиковые трубочки.

–В чем состояла ваша задача?

–Было необходимо, чтобы новый и старый хрусталь друг от друга не отличались ни по размеру, ни по цвету. Все эти многочисленные истории с переподвеской, переделкой нам необходимо было учесть. Задача стояла архисложная. Пришлось находить старых мастеров, вручную заваривать стекломассу. Проводилось множество экспериментов, подключались научные институты, которые исследовали материал. Нужно было добиться исходного цвета. В результате получилось то, что получилось.

Люстра Большого театра– На основании чего вы проводили реставрацию?

– На основании научного проекта, разработанного фирмой, занимавшейся авторским надзором. Проект основан на старинных изображениях, которые были изучены тщательным образом. Стекло, хрусталь, точные размеры сохранились благодаря именно этим фотографиям.

– Понятно, что многие светильники, делались как свечные, позже их переделывали в газовые, потом в электрические. Сохранялись ли детали, потерявшие функциональность?

– Вот, например, бра конца XIX века в «Белом фойе». Оно было впервые отреставрировано в начале XX века. Мы видим на нем еще газовые рожки. До того, как было придумано электричество, это бра освещалось газом. То есть воск со свечей капал в чашки, на которых развешен хрусталь. И в процессе эксплуатации это газовое бра было переделано под электричество. Потом проводились несколько реставраций в советский период, и вот сейчас. Безусловно, части газовых рожков мы сохранили специально, потому что это символизирует преемственность реставрационной работы, которая сотнями лет проводилась другими реставраторами.

– Извините за дилетантский вопрос, но как вы снимали эти люстры? Там есть какие-то специальные механизмы?

– Здесь нет лебедки. Они на штанге. Сначала разбираются все детали, расстегивается хрусталь, стекло, потом металлические элементы и затем остов.

– А сколько всего люстр в Большом театре?

– Мне кажется, вместе с новодельными, которые есть здесь в большом количестве, около тысячи предметов одной осветительной арматуры. Не говоря о ручках, решетках, ковродержателях, которые тоже было необходимо отреставрировать.

– Приходилось что-то восстанавливать с нуля?

– Безусловно! По фотографиям. Мы опытная фирма, работаем более 20 лет. Для нас это достаточно обычная практика.

–А сейчас, что чувствуете в связи с завершением?

– Такой заказ бывает раз в жизни. Есть чем гордиться. То, что мы сделали – не стыдно показать.

Это интересно

Для того чтобы снять люстры Белого фойе, реставраторам пришлось подниматься на лесах на высоту шести метров и вручную отделять каждый элемент, так как люстры не оборудованы лебедками. 
Поделитесь с друзьями:
Facebook Вконтакте Твиттер Одноклассники LiveJournal МойМир Google Plus Эл. почта
Подписаться на новости раздела «Культура»
Все новости