балет«Онегин»
Театр уж полон
Балет-легенда

Фантастическая работоспособность Крэнко позволяла даже девочке из самой глухой провинции получить «афишную» роль. Именно так получилось с Марсией Хайде, его музой, которая приехала из Бразилии, рассчитывая просто попасть в труппу, а стала примой. Его внимательность к молодым обеспечивала карьерное продвижение всем хоть как-то себя проявившим артистам. Он не боялся брать новичков, поручая им сложные спектакли. И все получалось. Он дал шанс юному, никому не известному художнику Юргену Розе, и тот молниеносно стал суперзвездой.

Крэнко вырастил целую плеяду не только знаменитых танцоров, но и режиссеров. Среди них Джон Ноймайер, Иржи Килиан, Уильям Форсайт.

Он учил танцевать, учил думать, учил жизни. Он рос сам вместе со своими учениками. Именно в Штутгарте, когда Крэнко перешел к «полнометражным» спектаклям, были созданы его лучшие балеты. Те, которые стали затем предметом вожделений для балерин и танцовщиков по всему миру: «Онегин» и «Укрощение строптивой».

Укрощение строптивых
Веселый нрав и способ жизни Крэнко никак не изменились – после спектакля он обычно с друзьями-артистами совершал турне по местным барам и запросто мог обсуждать планы будущей постановки в самом неподходящем месте. А вот хореография «выросла» – к чистой эксцентрике, к славному юмору добавился отчетливый драматизм.

«Онегин» стал результатом этого роста – в нем осталась очень живая и порой насмешливая интонация, отлично отвечающая интонации пушкинской, и появилась мечтательная лирика, неожиданный для Крэнко надрыв.

Во второй половине ХХ века и в начале XXI, когда публика начала слегка уставать от бессюжетных одноактных балетов, «Онегин» сделался хитом –главные театры мира (Парижская опера, Гамбургский балет, Королевский балет Великобритании) просили разрешения перенести спектакль на свои сцены. Вот только просили уже у фонда Крэнко, а не у самого хореографа.


Трагический финал
Судьба долго хранила его от серьезных неприятностей. Он мог беспечно бродить по самым опасным кварталам, а в Англии однажды не справился с управлением на скользкой дороге, и машина, пять раз перевернувшись, встала на крышу – но хореограф и друзья-артисты, которых он подвозил, отделались царапинами. далее

2 3 4 5 6