балет«Онегин»
Театр уж полон
Балет-легенда
Марсия Хайде, муза Крэнко и многолетний художественный руководитель Штутгартского балета:
«Пушкина я прочитала после того, как Крэнко поставил на роль Татьяны меня. Я была Татьяной Крэнко, а не Татьяной Пушкина. Он отвел меня на русский фильм-оперу «Евгений Онегин». В нем играли актеры, а певцы пели за кадром. В этом фильме у Татьяны была белоснежная кожа и темные волосы, заплетенные в длинную косу. Крэнко мне сказал: «Такую Татьяну я хочу видеть». Татьяна была старше своих лет, ей нравилось читать, она была очень романтична, очень спокойна, а Крэнко говорил: «Ты как молодая лошадь, которая только встает на ноги и еще не умеет собой управлять». Мне было крайне сложно с этой партией, потому что я очень старалась сделать то, что хотел Джон, и в то же время у меня были собственные чувства».
Из интервью Катерине Новиковой в Зеленой гостиной Большого театра

Штутгартское чудо
За двенадцать лет в Штутгарте (1961–1973) Крэнко создал в этом городе все. Школу (знаменитое учебное заведение теперь носит его имя), труппу театра, репертуар для этого театра, репутацию и легенду. Легенду о радостном месте, где у худрука нет своего кабинета – он общался с подчиненными в театральном буфете. Театре, где артисты на самом деле относятся друг к другу как к братьям и сестрам (про них никто не мог бы сказать «террариум единомышленников»).

«Онегин». Постановка Штутгартского балета. Алисия Аматриан (Татьяна), Эван МакКи (Онегин), Фридеман Фогель (Ленский). Фото Bernd Weissbrod

О месте, где для всех хватает ролей. И где каждый, даже персонаж кордебалета, был живым человеком на сцене, героем, а не просто танцовщиком. далее

2 3 4 5 6