балет«Онегин»
Театр уж полон
Балет-легенда

нетанцевальные роли всяческих воинов и стражников), но получали право на собственные вариации. Им страшно радовались однокурсники Джона – но не он. Нацеленный на сочинение хореографии, а не на исполнение ее, Крэнко предпочитал иметь возможность анализировать всю «картинку» чужого спектакля. А ведь это невозможно, когда танцуешь сам.

Леди и шут
Одним из главных уроков хореографии для Крэнко явилась «Спящая красавица» Мариуса Петипа. Об идеальной структуре этого балета, об изобретательности балетмейстера он мог говорить бесконечно.

1957 год. После премьеры «Принца пагод» в Ковент-Гарден. Слева направо: танцовщик Дэвид Блэр, композитор Бенджимин Бриттен, прима Светлана Березова и Джон Крэнко. Фото Daily Express/Hulton Archive/Getty Im

Петипа, отправившийся в лучший мир за четверть века до рождения Крэнко, и занял место его главного учителя. Наставником и покровителем в театре стала директор Королевского балета Нинетт де Валуа. Балерина, в юности танцевавшая у Дягилева и усвоившая его стратегию успеха – давать шанс молодым хореографам, сразу же поддержала Крэнко в стремлении сочинять танцы.

Дебют прошел на новогоднем концерте 1947 года, и с этого момента Крэнко ставил по два-три одноактных балета в год. Труппа, поначалу относившаяся настороженно к южноафриканскому чужаку, быстро влюбилась в его хореографию. Вокруг Крэнко образовалась та атмосфера, которую он создавал везде, куда бы ни приходил: атмосфера дружбы, беспечного хохота и авантюр. далее

1 2 3 4 5