Фоменки сделали «Дар»

12 сентября 2012

В «Мастерской Петра Фоменко» прошла первая премьера сезона, инсценировка романа Владимира Набокова «Дар»

«Литература!» – коротко выразился в прологе спектакля Критик, единственный «выдуманный», то есть не указанный в тексте романа в явном виде персонаж. Тем не менее, именно он выглядел со своим бутафорским носом самым живым и естественным, отчасти благодаря таланту Полины Кутеповой в этой роли, отчасти по контрасту с «другой реальностью» прочих действующих лиц совершенно метафизического, в сущности, «Дара». 

Ну как, к примеру, можно материализовать вот такую фразу, настроение которой с первых страниц задает тон всему роману и которая, в некотором смысле, является его кратким изложением, его гимном: «Блеснуло рикошетом с виска, и он увидел, как из фургона выгружали параллелепипед белого ослепительного неба, зеркальный шкаф, по которому, как по экрану, прошло безупречно-ясное отражение ветвей, скользя и качаясь не по-древесному, а с человеческими колебаниями, обусловленным природой тех, кто нес это небо, эти ветви, этот скользящий фасад»… Критик оживленно водит носом… Впрочем, режиссеру Евгению Каменьковичу и художнику Владимиру Максимову вполне удалось отразить сверхъестественную природу «Дара», с помощью оригинальных декораций – рельсы и вагонетки – превратив прозаический Берлин в город, в котором «улица кончается в Китае, а та звезда над Волгою висит»… Критик удовлетворенно задирает нос…

«Актеры «Мастерской» умело разыгрывают шахматные этюды набоковской прозы»
Главный герой действа – начинающий писатель Федор Годунов-Чердынцев – оказывается как бы на перепутье жизни… Критик трет нос, обдумывая следующую фразу… Актеры «Мастерской» умело разыгрывают шахматные этюды набоковской прозы, они играют именно в этом, многопланово-комбинаторном смысле, – играют самозабвенно, друг с другом, сами с собой, со зрителями, по головам которых исполнитель главной роли ходит в финале практически в буквальном смысле этого слова… Критик продолжает тереть свой гомерический нос… Погрузившись в недра этого длинного, трех с половиной часового спектакля, зрители вполне ощущают восхитительную суть Набокова – бред реальности, не в том смысле, что реальность бредова, а в том, что на самом деле мы «скользящими фасадами» реальности лишь бредим… Очень хочется чихнуть… Но и это бредовое чувство есть дар, восхитительный дар жизни, ее «человеческих колебаний», вполне насладиться которыми можно на новом спектакле «Мастерской Петра Фоменко».


Медиагалерея (7 фото)

  • 1

    С помощью «железнодорожных» декораций на сцене удалось создать некое перепутье жизни, эмигрантский Берлин, в котором «улица кончается в Китае, а та звезда над Волгою висит». © РИА Новости. Сергей Кузнецов

  • 2

    Федор Малышев в роли Годунова-Чердынцева и его воображаемая Литературная Необходимость, короче – Критик, в исполнении Полины Кутеповой. © РИА Новости. Сергей Кузнецов

  • 3

    Элемент необходимой для всякого спектакля буффонады в «Дар» внес актер  Михаил Крылов. © РИА Новости. Сергей Кузнецов

  • 4

    Очень колоритную пару супругов Чернышевских сыграли Амбарцум Кабанян и Роза Шмуклер. © РИА Новости. Сергей Кузнецов

  • 5

    Берлинская реальность спектакля часто переплетается с русским прошлым главного героя. Никакого единства места и времени. © РИА Новости. Сергей Кузнецов

  • 6

    Годунов-Чердынцев и Зинаида Мерц: не поймешь, смеяться или плакать над персонажами Набокова в интерпретации актеров «Мастерской» (Федор Малышев и Мария Андреева). Кто хотел – смеялся, кто хотел – плакал. © РИА Новости. Сергей Кузнецов

  • 7

    Полина Кутепова играет альтер эго писателя, кто «внутри него, за него, помимо него, все уже принял, записал и припрятал».© РИА Новости. Сергей Кузнецов

Поделитесь с друзьями:
Facebook Вконтакте Твиттер Одноклассники LiveJournal МойМир Google Plus Эл. почта
Подписаться на новости раздела «Культура»
Все новости