Есть такой характер!

28 марта 2014

Полина Агуреева, актриса театра «Мастерская Петра Фоменко»: «Я никогда не играю романтичных героинь»

Губки бантиком, нежная улыбка, музыкальный голос и бездна темперамента! Вот такая она актриса, Полина Агуреева. © РИА Новости, Руслан Кривобок

Губки бантиком, нежная улыбка, музыкальный голос и бездна темперамента! Вот такая она актриса, Полина Агуреева. © РИА Новости, Руслан Кривобок

Полина говорит как играет. Легко, впроброс, на бегу. «Сегодня еще не было ни минуты, чтобы просто присесть», – признается актриса и ведет меня длинными коридорами нового здания «Мастерской Петра Фоменко», которую много лет поддерживает Банк ВТБ. Как выясняется, ведет в курилку. Только что закончилась репетиция, и вот уже пора гримироваться для сегодняшней «Бесприданницы». В курилке людно. «Полина, привет! Вот, посмотри», – начинает листать фотографии в телефоне Алексей Колубков (Мокий Парменыч Кнуров в «Бесприданнице»). А уже через минуту к нам заглядывает гример – некогда прохлаждаться, пора готовиться к спектаклю. «Можно я докурю? И мне нужно немного времени поговорить», – просит Агуреева. «Полина, пойдем. Дашь интервью у нас». Полина послушно идет за гримером. «Вы не против, если мы пообщаемся прямо тут?» – предлагает Полина, усаживаясь в кресло под яркий свет гримерской лампы.

Полина под лампой

Один из самых сильный спектаклей Петра Фоменко, «Одна абсолютно счастливая деревня». Пронзительная сцена любви. Евгений Цыганов и Полина Агуреева. © Пресс-служба театра Фоменко, Лариса ГерасимчукЧто способна рассказать актриса о себе, своем отношении к жизни, о выборе режиссеров – если Полина кого полюбит, то, кажется, ух, очень серьезно полюбит, – о любви, о дружбе, в перерыве между сигаретой и щипцами для волос, которыми с двух сторон стягивают ее голову гримеры? Заготовленные вопросы кажутся неуместными, излишне прямолинейными, нетактично сформулированными. Да и говорит Полина вполголоса, не заостряя эмоциональные акценты. Кажется, так же она плетет свои кружева на сцене – без криков, резких жестов, манерности, кружится, пританцовывает, напевает. Воплощенное обаяние женственности, нежности и музыкальности.

Полина, вы весь день в театре, с репетиции на спектакль. Что готовите?

– Мы сейчас репетируем очень интересную пьесу Луиджи Пиранделло «Гиганты горы» с Евгением Борисовичем Каменьковичем. Она никогда не переводилась на русский язык, и для России это абсолютно новая постановка. Пиранделло работал над этой пьесой до самой смерти и не успел закончить, так что в некотором смысле это итог его жизни. Пьеса очень красивая, очень театральная и очень символичная, о том, что жизнь имеет смысл, только когда в ней присутствует творчество. Но заниматься этим опасно. Если заниматься по-настоящему.

– Вы только что получили «Золотого орла» и, кажется, поставили антирекорд пребывания на сцене. Вышли, поблагодарили и тут же скрылись. Не любите публичность?

– Не то чтобы не люблю. У меня нет социальной маски. Я не очень умею и не совсем представляю, что, кроме «спасибо», можно там еще сказать.

«Я не разделяю любовь на виды. Любовь не делится, только умножается. Любовь к ребенку, к мужчине или даже к театру – она одной природы»

У вас был период, когда вы много времени уделяли театру «Практика», где играли в спектакле «Июль». Как это совмещалось с «Мастерской»?

– Там я играла один спектакль два-три раза в месяц, а здесь – десять. Так что никакого перевеса в сторону «Практики» никогда не было. Но это был спектакль, который я очень любила. Вообще это один из моих любимых спектаклей.

– Но тогда «Июль» многих шокировал. История про маньяка-канибала, рассказанная от первого лица. И вы в роли рассказчицы. В «Мастерской» ваши героини в основном романтичные девушки...

– Романтичные?! Во-первых, в «Бесприданнице» у меня совсем не романтичная Лариса. Это раз. В «Белых ночах» – тоже. Достоевский тоже не самый романтичный автор. Наташу Ростову я тоже играю не романтичной героиней. «Пять вечеров» – тем более.

– То есть это стереотипы?

– Похоже, что да. И это проблема людей, которые создают их, а не моя. Я никогда не играю романтичных героинь. И не совсем понимаю, что это вообще значит, «романтическая героиня». Я считаю себя характерной артисткой, и всегда, в любой роли мне интересна именно характерность. По-моему, это заметно. Романтичный человек – это человек, который немножко оторван от жизни и существует в выдуманном им самом идеальном мире. Мне кажется, что Лариса Огудалова не живет в идеальном пространстве. Она живет в конфликте с окружающим миром. А это разные вещи.

«В театре было все, только вас не было»

«Война и мир. Начало романа». Героиня Полины Агуреевой, Наташа Ростова. © Пресс-служба театра Фоменко, Николай СимаковПревратить Полину Агурееву в Ларису Дмитриевну может только сама Полина Агуреева. Накрутить букли ей помогают сразу два гримера. Как бы то ни было, внешне эта бесприданница выглядит более чем романтично.

– В одном интервью вы сказали, что Фоменко было неинтересно, если ему не предлагали свои идеи. Он этому учил или все шло от самих актеров?

– Петр Наумович всегда учил идти от себя, от своего понимания происходящего, своего понимания роли, своего ощущения конфликта. Он говорил: «В театре было все, только вас не было». Этим и ценна профессия – не важно, сыграешь ты лучше или хуже, главное, что сыграешь индивидуально. Как только ты можешь сыграть. Поэтому в каком-то смысле и учил.

Полина, так вы спорщица?

– Ну уж точно не актер-пластилин. Мне просто неинтересно, если не могу сама что-то искать.

– А как вы решаете, стоит ввязываться в кино или театральный проект?

– Кино и театр для меня очень разные вещи. Кино я не воспринимаю как возможность активного творческого поиска. Для меня это какое-то развлечение. Наверное, потому что пока не попадались глубокие и сложные роли, где было бы интересно что-то искать. Роли там выбираю по принципу, чтобы не было стыдно в них играть. А в театре – по принципу глубины. Чем глубже тема, тем интереснее.

У меня есть некое чувство ответственности перед Петром Наумовичем – делать то, чему он научил

В какой-то момент вы перестали играть Наташу в «Войне и мире», и на эту роль ввели Веру Строкову. Нет ревности?

– У меня был маленький Петя, и я попросила ввести второй состав. А ревности нет абсолютно никакой.

– «Война и мир» – один из спектаклей, которые переносили из старого здания с маленьким залом в новое большое пространство. Это был болезненный процесс?

– Абсолютно безболезненный. Но вот спектакль «Война и мир» мне больше нравился в маленьком зале. Было очень здорово, что такая эпическая вещь, такая глубина – в спичечной коробке. Но и на большой сцене его можно играть.

Изменилась ли атмосфера в театре с тех пор, как он увеличился и стали набирать стажерские группы?

– Дело в том, что у меня никогда не было восприятия нашего театра как семьи. Может быть, это было у первого поколения. У меня – нет. Конечно, атмосфера меняется, когда приходят новые люди. Но это нормально. А так, что будто в семью вошли чужие люди, – нет.

– То есть «Мастерская Петра Фоменко» – просто место работы?

– Да! Но я очень люблю свою работу. Конечно, не забываю о ней, приходя домой. Я живу в своей работе, хочу жить в своей профессии, вся моя семья в ней живет, и даже Петя. Я хочу отвечать на какие-то вопросы в своей профессии. Но все-таки это индивидуальный поиск. А воспринимать какое-то количество людей как свою семью – это совсем другое. Театр, которому я служу, находится внутри меня – это больше, чем место работы. Он не относится к конкретному месту. Для меня это образ жизни. А место работы – это немного другое.

«Хочу быть маргиналом»

В «Войне и мире» у Полины Агуреевой несколько ролей. Ее Наташа Ростова лучится радостью! © Пресс-служба театра Фоменко, А. БобровскийСергей Урсуляк, единственный кинорежиссер, у которого Полина Агуреева снимается сейчас, говорит, что она – человек прошедшего времени. В ее речи, интонациях чувствуется та особая начитанность, которую дает только хорошая семья. Прежде чем начать говорить, она дает собеседнику полностью закончить мысль и отвечает как будто на четверть тона тише. Похоже, Урсуляк прав.

Вы где-то сказали, что не переносите подмену понятий, когда «вместо страдания – переживания, вместо счастья – радость», словом, где серьезное подменяется поверхностным. Думаете, это признаки только сегодняшнего времени?

– Мне кажется, это произошло не так давно, и это повсеместно. Очень страшно, когда молодой человек, читающий Достоевского в школе, не может понять, в чем трагедия Раскольникова. Как в анекдоте: «Убил пять старушек – рубль». Это очень плохо для человека, для России, для мира. Мне не нравится мир, где люди не страдают, не мучаются, не ищут ответы на проклятые вопросы. Мне неинтересно жить в мире, где нужно быть просто успешным, хорошо зарабатывать и расти по карьерной лестнице. Мне кажется, это ущербный мир.

– Но разве способность сопереживать, переживать, видеть дальше собственного носа не закладывается с детских лет, еще в семье, у мамы на коленях?

– Конечно! Но воспитывает и школа. Мой сын учится в школе, и я вижу, там не воспитывают в человеке способность к размышлению, к задаванию себе внутренних вопросов. Воспитывают нацеленность на успех. Мне это не нравится. Мне не важно, что Петя получает тройки, мне важно, чтобы он был глубоким и умным человеком. А в школе важны пятерки.

– Может быть, дело семьи – научить воспринимать это правильно?

– Довольно трудно жить в мире, где тебе насаждается успешность. Ты же вынужден существовать в социуме. А это всех вещей касается: и кино, и рекламы, где тариф могут назвать «Любимый». Слова «любимый», «счастливый» просто теряют значение, когда применяются к сотовым телефонам.

«Кино я не воспринимаю как возможность активного творческого поиска. Для меня это какое-то развлечение»

Кстати, в иврите есть отдельное слово, которое выражает любовь к ребенку.

– Я не разделяю любовь на виды. Любовь не делится, только умножается. Любовь к ребенку, к мужчине или даже к театру – она одной природы. Мне бы хотелось одинаково все любить.

– Хорошо, а как этому всему противостоять?

– Ну как?! Книжки читать, смотреть фильмы про войну. Не современные, а, например, «Отец солдата».

Вы часто его упоминаете. Это ваш любимый фильм?

– Я его вспомнила, потому что мы недавно смотрели с Петей. Мне кажется, очень важно узнавать такие картины. Нужно, чтобы понятия и мысли, которые были с библейских времен, сохранили свою чистоту, были и у нас в ходу. Есть такая мечта.

– Разве это восприятие не было всегда уделом довольно небольшого количества людей?

– Конечно, но общая социальная атмосфера очень изменилась. Если говорить об обывателе советских времен и сегодняшнем – это разные обыватели. Обыватели в советские времена знали, что нужно прочитать три книжки в жизни, так положено. Фоном их жизни были фильмы о войне. А сейчас фон жизни обывателя – ашаны, рынки и гаджеты, а не книжки. Сегодня люди, которые читают книжки, – маргиналы. Но я согласна – хочу быть маргиналом.

«Не нужно мешать мух с котлетами»

«Пять вечеров» с Игорем Гординым. Агуреева находит верный тон, чтобы объяснить странности любви. © Пресс-служба театра Фоменко, Лариса Герасимчук«Я регулярно отвечаю на вопрос, назван ли мой сын в честь Петра Наумовича. Просто люблю это имя. Но, наверное, Петру Наумовичу было приятно», – говорит Агуреева. И тут же признается – затащить в театр ребенка совершенно не пытается.

– В новогодних спектаклях, которые в вашем театре принято ставить в конце декабря, участвуют и актерские дети. Вы предлагали Пете попробовать?

– Он не хочет выступать – нет такой потребности. Может, это изменится? Тем более в этих спектаклях участвуют дети постарше. Я его не особо пытаюсь затащить в театр.

Вы из тех родителей-актеров, которые категорически против, чтобы их дети выбирали родительскую профессию?

– Я не о профессии. Но я не вижу необходимости этой закулисной жизни ребенку. Потусоваться?

Ну обычная история – компания родителей формирует ребенка.

– У нас есть друзья, с которыми мы общаемся. А находиться просто так за кулисами – не думаю, что это нужно. И потом, я не смогу уделить ему внимание. Я здесь роль играю, а Петя – совсем другое. Не нужно мешать мух с котлетами.

– Со смерти Петра Наумовича Фоменко прошло достаточно времени, чтобы оглянуться назад и подумать, в какую сторону двигаться. Вы для себя это поняли?

– У меня есть некое чувство ответственности перед Петром Наумовичем – делать то, чему он научил. Пусть это звучит несколько пафосно, но вот это чувство ответственности я хочу переплавить в работу. Я не думаю, что нужно буквально делать список спектаклей, которые были у него. Это были его спектакли. Правильно, наверное, делать свой. Руководствуясь тем, что нужно идти от самого себя. Продолжать его в этом смысле. Конечно, это достаточно сложно, потому что он был гениальным человеком. Но я все равно хочу продолжать идти этим путем. Не только в «Мастерской» – вообще в своем внутреннем театре. 


Для справки

Полина Владимировна Агуреева, по происхождению донская казачка, родилась 9 сентября 1976 года в Волгограде в семье учительницы и физика. С семи лет живет в Москве. В 1993 году поступила на режиссерский факультет РАТИ (ГИТИСа), в мастерскую Петра Фоменко. В театре «Мастерская Петра Фоменко» с 1997 года. Дебютировала в спектакле «Варвары». В спектакле «Одна абсолютно счастливая деревня» впервые сыграла главную женскую роль. Особенную известность и любовь миллионов телезрителей Агуреевой принесло исполнение романсов на стихи Марины Цветаевой «А мне тебя уже не надо» и Иосифа Бродского «Колечко» в сериале «Исаев», 2009. Снималась в фильмах: «Горе от ума», «Одна абсолютно счастливая деревня», «Эйфория», сериале «Ликвидация», сериале «Исаев», «Господа Головлевы», «Жизнь и судьба». В театре «Мастерская Петра Фоменко» играет в спектаклях: «Белые ночи», «Бесприданница», «Война и мир. Начало романа», «Одна абсолютно счастливая деревня», «Пять вечеров». 


Медиагалерея (5 фото, 1 видео)

  • vtbrussia.ru_01Polina.jpg

    Губки бантиком, нежная улыбка, музыкальный голос и бездна темперамента! Вот такая она актриса, Полина Агуреева. © РИА Новости, Руслан Кривобок

  • vtbrussia.ru_02Polina.jpg

    Один из самых сильных спектаклей Петра Фоменко, «Одна абсолютно счастливая деревня». Пронзительная сцена любви. Евгений Цыганов и Полина Агуреева. © Пресс-служба театра Фоменко, Лариса Герасимчук

  • vtbrussia.ru_03Polina.jpg

    «Война и мир. Начало романа». Героиня Полины Агуреевой, Наташа Ростова. © Пресс-служба театра Фоменко, Николай Симаков

  • vtbrussia.ru_04Polina.jpg

    В «Войне и мире» у Полины Агуреевой несколько ролей. Ее Наташа Ростова лучится радостью! © Пресс-служба театра Фоменко, А. Бобровский

  • vtbrussia.ru_05Polina.JPG

    «Пять вечеров» с Игорем Гординым. Агуреева находит верный тон, чтобы объяснить странности любви. © Пресс-служба театра Фоменко, Лариса Герасимчук

  • Лучшим российским фильмом 2013 года была признана «Легенда № 17» режиссера Николая Лебедева. © РИА Новости, Екатерина Чеснокова

Поделитесь с друзьями:
Facebook Вконтакте Твиттер Одноклассники LiveJournal МойМир Google Plus Эл. почта
Подписаться на новости раздела «Культура»
Материалы по теме

23 января 2014

Петр Гладилин, режиссер фильма «Упакованные»: «Когда к нам приходили гости, они не на ногах уходили, а ползком выползали из квартиры» Профессионал
Петр Гладилин, режиссер фильма «Упакованные»: «Когда к нам приходили гости, они не на ногах уходили, а ползком выползали из квартиры»

4 декабря 2013

На фестивале искусств «Дягилев P.S.» наибольший ажиотаж вызвал новый спектакль знаменитого хореографа Анжелена Прельжокажа Петербург пережил французские «Ночи»
На фестивале искусств «Дягилев P.S.» наибольший ажиотаж вызвал новый спектакль знаменитого хореографа Анжелена Прельжокажа

2 декабря 2013

Петр Федоров, исполнитель главной роли в «Сталинграде»: «Мой прадед погиб на той самой переправе, которую мы снимали в Кронштадте» Нерв нашего времени
Петр Федоров, исполнитель главной роли в «Сталинграде»: «Мой прадед погиб на той самой переправе, которую мы снимали в Кронштадте»
Все новости