Величавая арфа в имперском городе

7 октября 2011

В Санкт-Петербурге проходит Второй международный музыкальный конкурс «Золотая арфа» имени императрицы Елизаветы Петровны.

Юлиан Макаров, один из авторов идеи и генеральный продюсер «Золотой арфы»Фестиваль «Золотая Арфа» вряд ли мог бы состояться… без деятельной помощи императрицы Елизаветы Петровны. К моменту правления дочери Петра Великого, имперского блеска Санкт-Петербургу уже хватало, не было в этом блистательном аккорде финальной ноты – звука арфы. Именно эта императрица привнесла моду экзотический прежде инструмент в столичный высший свет. Спустя три века, арфа в Петербурге не забыта, но услышать ее можно, зачастую, только в оркестре. Переломить эту практику и подарить публике ярких исполнителей, призван новый международный конкурс арфы. О музыкальном соревновании корреспонденту vtbrussia.ru рассказали его основатели – Юлиан Макаров и Владимир Темирканов.


Кто автор идеи фестиваля посвященного арфе?

Юлиан Макаров: Идея пришла в голову сразу двум людям – Владимиру Юрьевичу (Темирканову – П.С.) и вашему покорному слуге, Юлиану Макарову. Очень мощная поддержка была оказана продюсерским центром «Арт-Ассамблеи». Мы посмотрели на картину культурной жизни Санкт-Петербурга, и вдруг неожиданно для всех обнаружили, что в столь значимом городе, который величает себя «Культурной столицей» (во много по праву), почему-то не хватает достойного драгоценного камня в оправе в виде музыкального конкурса. У нас есть замечательные, прославленные фестивали: «Площадь искусств», «Белые ночи» , у нас есть вокальные конкурсы. Но нет конкурса инструменталистов. Слава Богу, при поддержке государства, министерства культуры, комитета по культуре, банка ВТБ – официального спонсора конкурса, и ряда других спонсоров, мы пригласили сюда значимых людей, настоящих музыкантов с большой буквы. Они приехали со всего мира. И вот получился достойный этого имперского города музыкальный конкурс, посвященный имперскому инструменту – арфе.


А как члены жюри отнеслись к этому приглашению? Ведь арфа – не самый очевидный инструмент и, наверное, далеко не все чувствуют себя в нем специалистами.

Юлиан Макаров: Все верно. Но многое зависит от того, кто приглашает. Когда люди слышат фамилию Темирканов, они понимают, что это очень серьезный проект, что будет звучать хорошая музыка в хорошем исполнении. Отличительная черта нашего конкурса – и это заслуга Владимира Юрьевича Темирканова – в том, что в жюри приглашаются люди разных специальностей. Как ни странно, это «выстрелило», попало в десятку. Люди поняли, что не обязательно, чтобы пианистов оценивали только пианисты. Самое главное, чтобы звучала музыка, а за музыкой стояла душа исполнителя. И когда жюри это видит, оно присуждает первое место.

Владимир Темирканов: Совершенно правильно! Если профессионально подходить к музыке, она не делится на скрипку, фортепиано или арфу. Есть общее понятие – «музыка». Если человек что–то представляет собой как музыкант, как личность в музыкальном мире, пусть и молодая личность, то это слышно любому исполнителю. Вне зависимости от инструмента. В мире проводятся сотни конкурсов по разным специальностям. Получается, ежегодно мы должны получать сотни, если не выдающихся, то прекрасных музыкантов. Но по факту мы, зачастую, последний раз слышим этих исполнителей на третьем туре. Этой порочной практике много десятилетий. На международных конкурсах очень часто выбирается музыкант исключительно по его технической подготовке. И часто это заканчивается ничем. Такая «игра в цирк» на инструменте хороша только на конкурсе. Дальше публика во всех мировых залах хочет слышать музыку. Жюри, состоящее из музыкантов разных специальностей, позволит выбрать из череды, безусловно, способных ребят интересных инструменталистов, как говорится, на перспективу. Самое важное – в них есть музыкантское начало.


С прошлого конкурса прошло два года. Вы как-то следите за ребятами, которые там участвовали?

Владимир Темирканов: Да. Я могу сказать, что китаянка, которая получила первую премию, сегодня очень известна в Азии, как музыкант со множеством ангажементов. Россиянка Софья Кипрская, которая в 18 лет стала артисткой оркестра Мариинского театра, завоевав вторую премию на первом конкурсе, ныне нацелилась на победу. Любой конкурс, тем более международный, высокого уровня, всегда дает исполнителю толчок. Другое дело, нужно, чтобы человек, который получил эту премию, получил ангажементы, успел зацепиться, показаться на большой сцене. Чтобы это продолжилось и длилось, по возможности, всю жизнь.


С какой периодичностью задумывался ваш конкурс?

Владимир Темирканов: Мы планировали проводить его раз в два года, но сейчас понимаем, что будем делать один раз в четыре года.


Почему?

Владимир Темирканов: Тут очень много составляющих. Первая – сложность программы. Понижать планку не хочется. Второе – что уж таить – достаточная редкость инструмента по сравнению со скрипкой или фортепиано. Собрать 20 молодых арфистов, которые готовы сыграть на сцене такие сложные произведения, гораздо сложнее, чем собрать 20 скрипачей. Ну и третье, конечно, финансовый вопрос. У нас очень большие по сегодняшним меркам премии.


А какие?

Владимир Темирканов: Первая премия – 20 тысяч евро и арфа Лайнхелли, наверное, одного из лучших производителей арф в мире.


Изменилось ли что–то с прошлого раза в самом конкурсе?

Владимир Темирканов: В этом году у нас нет председателя жюри. В прошлый раз им был Максим Шостакович, наш большой друг. В этом году он не смог приехать. Мы решили оставить за ним это священное место и попробовать коллегиальный совет. Это, думаю, будет интересно: ни у кого нет двух голосов.


А если конкурсанта наберет одинаковое количество голосов?

Владимир Темирканов: Тогда будем обсуждать. Конечно, любой конкурс, любое творческое соревнование, не имеющее математической детализации, субъективно. Но у нас все открыто. Как мне кажется, на первом конкурсе нам удалось избежать каких-то неприятных моментов.


Далеко не каждый конкурс подразумевает мастер-классы. Почему вы решились на это?

Владимир Темирканов: По той же причине, что и решились организовать поэтический вечер в филармонии. Для того чтобы выйти за рамки просто конкурсных прослушиваний, сделать некий фестиваль. Например, ни в десятилетке при Консерватории, ни в училище им. Римского-Корсакова нет таких выдающихся арфистов и педагогов, как наш уважаемый член жюри, китайский профессор Джейсон Чанг. Не хочу выглядеть нескромным, но если бы не наш конкурс, вряд ли ученики и студенты смогли бы присутствовать на мастер-классе такого уровня. Что касается, поэтического вечера – поэзия звучит в концертных залах Петербурга также мало, как и арфа. Кроме того, мы проводим концерт в Институте детской травматологии. Это наша традиционная попытка поучаствовать фестивалем в общественной жизни. До этого наши участники выступали в НИИ онкологии. Мало какие конкурсы могут похвастаться тем, что в их рамках проводятся благотворительные концерты и поэтические вечера. Это попытка выйти за рамки. Я надеюсь, что нам удастся дальше еще больше расширить границы конкурса.

Поделитесь с друзьями:
Facebook Вконтакте Твиттер Одноклассники LiveJournal МойМир Google Plus Эл. почта
Подписаться на новости раздела «Культура»
Все новости