Драматические будни

20 октября 2011

Сергей Шуб, генеральный директор театра-фестиваля «Балтийский дом»: «Потребность в общении остается, а потому театр всегда будет востребованным»

Сергей Шуб, куратор фестиваля «Балтийский дом» Источник: пресс-служба фестиваля «Балтийский дом»

21-й театральный фестиваль «Балтийский дом» проходит при поддержке ВТБ в Санкт-Петербурге. К своему совершеннолетию форум вырос в одно из ключевых событий культурной жизни северной столицы. В 2011 году программа посвящена творчеству режиссера Римаса Туминаса. О прошлом и будущем «Балтийского дома» рассказал его руководитель Сергей Шуб.




– В прошлом году состоялся юбилейный, двадцатый фестиваль. Можно ли говорить, что с двадцать первым
Балтийский дом» стал экспериментальной площадкой для многих ведущих театров страны. Фрагмент спектакля «Фальшивый купон» Источник: РИА Новости, автор: Владимир Федоренко  приходит что-то новое?

– На самом деле всякая цифра несет в себе тайный смысл или символ. Но по сути дела за плечами остался 20-й фестиваль, который мы считали юбилейным, к которому отнеслись особенно трепетно. Там были собраны действительно выдающиеся спектакли европейского уровня. После такого по счету и содержанию лучшего фестиваля двадцатилетия, понятно, что двадцать первый должен не просто повторить или пытаться достигнуть уровня двадцатого. Поэтому мы сделали авторский фестиваль, посвященный одному режиссеру. Мы уже делали это с Эймунтасом Някрошюсом. В этом году он посвящен не менее талантливому Римасу Туминасу, художественному руководителю Театра им. Евг. Вахтангова, руководителю Малого театра города Вильнюс. Таким образом, мы уходим от сравнения с количеством и качеством спектаклей предыдущего фестиваля, а выходим на уровень разговора о творчестве одного режиссера.

– А как вообще принимается решение, каким именно будет следующий фестиваль – это ваше единоличное решение?

– Это не решается голосованием в один день. Все зреет, происходят какие-то процессы. Есть я, как руководительВ 2011 году программа фестиваля  посвящена творчеству режиссера Римаса Туминаса(на фото) Источник: РИА Новости, автор: Валерий Мельников фестиваля, есть художественный руководитель Марина Беляева, есть коллеги, есть, в конце концов, финансы, которые нам диктуют возможности. Совокупность всех этих обстоятельств позволяет принимать то или иное решение. Фестивали, посвященные одному режиссеру, в нашей практике уже были, Римаса Туминаса мы тоже давно замышляли, но как-то все карта не ложилась. В этом году это совпало и с юбилеем Театра им. Евг. Вахтангова. Все сошлось. Было совместное решение всей команды, которая делает фестиваль.

– Вы столько лет занимаетесь фестивалями… Удается ли сохранить свежесть восприятия, или смотрите на спектакли только с профессиональной точки зрения, как, скажем, архитектор на здание?

– У каждого из нас есть личные пристрастия. Я по образованию театральный критик и что-то в этом понимаю, потому что видел в свое время спектакли таких легендарных мастеров как Анатолий Эфрос, Юрий Любимов, Георгий Товстоногов. У меня, конечно, есть пристрастия, я человек определенной театральной эстетики. Разумеется, есть и спектакли, которые, как говорят, not my cup of tea. Я делаю фестиваль не для себя, а для людей, которые приходят в зал. Иногда мы приглашаем постановки, которые не оставляют следа в моем сердце. Но, тем не менее, понимаю, что это характеризует какие-то процессы, мейнстрим в театральном искусстве. Важно только, чтобы не было ниже какой-то ватерлинии, чтобы поддерживался художественный уровень. Всякий фестиваль несет отпечаток личности своего создателя. В этом плане у нас, может быть, в большей степени отпечаток пристрастий художественного руководителя Марины Беляевой. Но мы люди одного театрального поколения и находим общий язык.

 Я делаю фестиваль не для себя, а для людей, которые приходят в зал. Иногда мы приглашаем постановки, которые не оставляют следа в моем сердце. Но, тем не менее, понимаю, что это характеризует какие-то процессы, мейнстрим в театральном искусстве. 

– Чем в этом смысле вы отличаетесь, скажем, от прославленного Чеховского фестиваля?

– Мы остаемся сторонниками традиционного театра. Хотя театр свой язык расширяет. Но мы пока не очень склонны приглашать театр лошадей, чисто пластический театр или Цирк дю Солей, который является примером прекрасного искусства. На своей территории мы пытаемся сохранить территорию классического театра, учитывая все новые выразительные средства, которые присутствуют в современном театре.

– Как вам кажется, возможно ли в глобальном масштабе сохранить эту территорию традиционного театра?

– Она же сохраняется. Конечно, меняется язык, меняются выразительные средства. В чем тут проблема – всегда останется потребность в человеческом общении. Пропадает навык письма. Написать от руки что-то уже становится проблемой, никто не умеет ручкой писать. Какие-то вещи отмирают, к сожалению. Моя внучка вообще книг не читает – один ipod или черт знает как, это там называется. Бумажных книг в руки не берет. Так и выразительные средства театра меняются. Уходит необходимость громоздких декораций, когда есть экран, есть видеопроекция. Когда информативным становится не только слово, но ритм, звук, визуальный образ. И все же потребность в общении с живым человеком остается, а потому театр останется востребованным.

– Изменилась ли за 21 год публика?

– Конечно, меняется. Первый фестиваль проводили в полупустых залах. Язык западного театра все-таки иной. Зрителей вначале шокировала некая резкость, визуальность, подчеркнутая театральность. Но мне кажется, публика должна принимать этот язык. Можно не любить авангардный балет Стравинского – хотя Стравинский уже классика, – а любить «Лебединое озеро». Но знать это нужно. Так и в театре – надо знать, что происходит нового.

– И что, зрители привыкли?

– Конечно, петербургскую публику уже приучили к этому новому театральному языку. И в прямом, и в переносном смысле. Потому что нужно смотреть спектакли на чужом тебе языке – брать наушники или читать титры. К этому необходимо привыкнуть. Но ничего, за 21 год получилось. Считаю, что в этом плане мы – молодцы. Сегодня на фестиваль билеты раскупают, иногда даже не зная, что это за театр и вообще спектакль. Потому что – «Балтийский дом». Люди убедились, что мы свинью не подложим.

 Сегодня на фестиваль билеты раскупают, иногда даже не зная, что это за театр и вообще спектакль. Потому что – «Балтийский дом» 

– Вы сами признаете, что создали фестиваль, на который люди покупают билеты, даже не зная, что это за спектакль. Что может быть большей похвалой и признанием для организатора! Куда же теперь стремиться?

– Это вечный вопрос. С каждый фестивалем, с каждым днем тяжело себя возбуждать. В любой истории про любовь возникает такой момент. Но проходит фестиваль, возникают новые спектакли, новые идеи. Сейчас у нас есть такая мысль: следующий год будет перекрестным годом России-Германии. И вот мы уже ведем переговоры с Гете-институтом, хотим посвятить «Балтийский дом» немецкому театру. Не могу сказать, что мне как зрителю все нравится, но Берлин сегодня является театральной столицей. Другой вариант: есть такой фестиваль «Балтийская драма». Он проходит каждый год в Латвии или Литве. Хочется сделать фестиваль новой балтийской драмы в Петербурге. Идеи бродят в голове, на одной застреваешь, и она обрастает деталями, заново появляется интерес к жизни, к созданию нового фестиваля.

– А внучка, читающая ipod, ходит в театр?

– Ходит вместе с мамой, с пяти лет и в Михайловский театр, и в Филармонию, и в Мариинский театр. Фрагмент комедии А.Грибоедова «Горе от ума» в постановке Римаса Туминаса. Источник: РИА Новости, автор: Руслан КривобокВ этом смысле все нормально. Но то, что касается чтения вообще – это другая проблема. Или вот повезли внучку в Италию, во Флоренцию, а она не может отвлечься от экрана монитора. Для нынешних детей виртуальная реальность интереснее и живее, чем реальность в ощущениях. Они просто книг не читают. Что делать? Но кто знает, как будет развиваться цивилизация? Кто мог подумать 25 лет назад, какое будущее нас ждет? Мы могли представить города на Марсе, подземные золотые шахты, роботов. Но не взрыв вот этих информационных технологий…

– К примеру, Андрей Дмитриевич Сахаров еще в семидесятых годах с точностью описал Интернет.

– Таким был и Маршалл Маклюэн, канадский философ, который назвал это «глобальной деревней». Произошла революция большая, чем любое покорение Марса. Кто знает, куда нас этот зигзаг выведет? Может быть, мы без сожаления расстанемся с книгопечатанием.

– Кстати, об интернет-технологиях. Вы используете их в театре?

– Понимаете, в чем дело, трансляции в Интернете мы не делаем. Это довольно дорогостоящее занятие и оно больше свойственно оперному театру. У нас есть спектакль «Одиночество в сети» по роману Вишневского, про любовь. Мы делаем его с использованием компьютерных технологий. Несколько экранов. Действие переносится с экрана в живой план. У нас есть блоги, обсуждения, но в самом театре я не большой сторонник очень увлекаться. Иногда это нужно, но нужно сохранить театру – театрово, интернету – интернетово.

У нас есть блоги, обсуждения, но в самом театре я не большой сторонник очень увлекаться. Иногда это нужно, но нужно сохранить театру – театрово, интернету – интернетово 

– Оборачиваясь назад, есть ли какое-то событие в истории «Балтийского дома», которое вам больше всего запомнилось, тронуло?

– Больше всего мне запомнилось, как 19 августа 1991 года мы написали воззвание «Статисты выходят на авансцену» и всем театром отправились к Мариинскому дворцу. Это был момент, когда все, кто работал в театре, весь Петербург, вся страна почувствовала себя нацией, когда понятие «национальная идея» было реализовано на деле. Может быть, это было самыми волнующими и запоминающимися часами и в жизни моей, и театра. Если это потом мы будем вспоминать. Спектакли были хуже или лучше, для меня как члена вот этой семьи – а я уже тут 30 лет, для меня это было событием, запомнившимся на всю жизнь.
Поделитесь с друзьями:
Facebook Вконтакте Твиттер Одноклассники LiveJournal МойМир Google Plus Эл. почта
Подписаться на новости раздела «Культура»
Все новости