Владимир Спиваков: «Мне всегда нравится осуществлять что-то новое»

27 октября 2010

руководитель НФОР Владимир Спиваков
руководитель НФОР Владимир Спиваков

«Всероссийские филармонические сезоны» – это серия гастрольных туров лучших российских оркестров. Проект стартовал в 2003 году и был призван способствовать объединению единого культурного пространства России. В нынешнем году в поездку по стране снова отправился Национальный филармонический оркестр России (НФОР). О предстоящих гастролях и возрастающей востребованости классической музыки рассказал бессменный руководитель НФОР Владимир Спиваков.


– За десятилетия концертной деятельности Вы, наверное, успели объехать всю Россию. Есть ли такие уголки, куда доберетесь впервые?
– Практически нет, даже на Чукотке мы были. Чукотка, кстати, произвела на меня большое впечатление. Я увидел, что Абрамович не только купил Челси, но сделал много хорошего для отсталого российского региона. А вообще мне везде нравится – я люблю ездить по России.

– Последние годы выступления знаменитых музыкантов в провинции становятся все более частыми. Но еще недавно было принято считать, что классическая музыка если и интересна, то узкому кругу людей, да и то – больше в столице. С чем Вы связываете рост интереса к академической музыке?
– Я чувствую, что людям надоела дешевая попса. Есть такая история про одного человека, который сидел в тюрьме. Когда он вышел на свободу, первое, что сделал – пошел слушать классическую музыку. Видимо, есть что-то такое, что к ней тянет. На концерты приходит молодежь, особенно хорошо это видно в университетских городах. Там, где власть на местах помогает оркестрам, строит концертные залы, дает гранты, есть результат – все возрастающий интерес к классической музыке.

– Чем отличается публика в Москве, в Европе и в российской провинции?
– В Европе существуют многовековые традиции. Публика, конечно, другая. Она более сдержанная в смысле демонстрации эмоций. Все очень зависит от страны. В Японии, например, все как по команде прекращают аплодировать. Даже непонятно почему. А вот если им что-то нравится, могут  начать кричать. Для нас это непривычно звучит. Европейцы же любят на концерт хорошо одеться, выпить перед началом концерта бокал шампанского. Зрители там очень консервативны,  и для  артистов часто бывают трудности с репертуаром. От артиста всегда требуют исполнения проверенных временем одних и тех же произведений. Импресарио в первую очередь заботится о кассе. Поэтому когда артист хочет включить в программу Шнитке или Шостаковича, с этим бывают проблемы. Организаторы часто против, потому что проданные дополнительно даже десять билетов для них имеют значение. Разница в том, что у нас приходят на имя, а там в большинстве случаев – на программу. В России так: Денис Мацуев приезжает, значит, придет публика. А играть он может то, что хочет.

– Во Владивостоке Вы готовитесь показать мультимедийную программу «Час Чаплина». Расскажите о ней. Что Вам доставляет больше удовольствия – исполнять камерные произведения или реализовывать такие неожиданные проекты?
– Это больше чем час звучания. Просто в названии нельзя сказать «Час двадцать пять минут Чаплина». Программа посвящена фильму Чаплина «Огни большого города». Гениальная картина, совершенное творение от начала до конца. Многие ее не видели целиком. «Огни большого города» – как музыка, которая не требует перевода. Фильм о том, как тонка человеческая материя. Я не ожидал, что этот проект вызовет такой резонанс. Просто придумал и попробовал. И вот в Киеве, например, был такой прием, что люди минут двадцать стоя аплодировали. Мне всегда нравится осуществлять что-то новое, чувствовать себя в тонусе, в струе, как говорится. По крайней мере, в движении, а не в стагнации.

– Вам выдали в пожизненное пользование скрипку Страдивари. Вы считаете ее своей? Эта скрипка имеет душу мастера?
– Любой инструмент имеет душу мастера. А Страдивари гений. Все можно подвергнуть анализу: химическому, спектральному, рентгену. Всесторонне исследовать лак. А все равно, как у Страдивари, не выйдет. Неподражаемо. Нельзя повторить, как картину Микеланджело, Рафаэля, Леонардо. Потому что это тонкая духовная работа, а не просто мастерство. Вот скрипка сейчас лежит и как бы говорит мне: «Какой бездельник!». Потому что в последнее время я не имею возможности заниматься, играть на ней: все время репетиции, концерты, встречи с людьми. Только иногда нахожу возможность поиграть после концерта, если силы остаются.

– Как Вы думаете, скрипка может диктовать музыканту особенную манеру исполнения?
– Безусловно, сначала я не мог на ней играть – невозможно взять скрипку и сразу играть. Она учит. Есть специфические вещи, которые требуют долгого общения и особого обращения с ней. Это как если вы возьмете фарфор 17 века и начнете его протирать наждачной бумагой. Скрипка сразу не отвечает. Ее нужно сначала погладить, полюбить.  Потом, со временем,  может быть,  что-то получится.

– Вы руководите Национальным филармоническим оркестром со дня его основания в 2003 году. Как Вам удается совмещать руководство НОФР и «Виртуозами Москвы»?
– Плохо удается. Едва-едва. Просто я не ревнивый человек. Только что приезжал из Америки наш бывший музыкант. Он работал с «Виртуозами Москвы», я доверил ему. Сейчас он преподает в Чикаго дирижирование. Национальный филармонический оркестр тоже работает с разными дирижерами. Это необходимо и приносит пользу любому творческому коллективу. Музыканты должны видеть и слышать широко, без искусственных ограничений.

– В концертах НФОР принимают участие молодые солисты. Репетиции с ними как-то отличаются от работы с маститыми исполнителями?
– Я вспоминаю себя. Мне особо не помогали. Перед конкурсом Чайковского мой профессор просил разных дирижеров, чтобы я мог поиграть у них на репетициях. Видите, не на концерте даже, а на репетиции, чтобы привыкнуть. Помню, как первый раз сыграл концерт Чайковского с оркестром, а не под рояль. Просто обалдел от звучания, как это происходит – целое море за тобой. А ты на маленьком кораблике барахтаешься на волнах. И мы сделали такой жест – решили поддержать молодых солистов перед конкурсом Чайковского. Мне очень хорошо с ними работается. У именитых музыкантов бывают такие привычки и штампы, которые они не хотят менять. Им уже немало лет, они показывают свою солидность. А молодые более спонтанные, у них есть склонность к импровизации, они в чем-то идут за тобой, а в чем-то ты идешь за ними.

– Почти перед каждым выступлением в рамках «Всероссийских филармонических сезонов» Вы приглашаете на генеральную репетицию детей-сирот. В чем особенность такой публики?
– В моем благотворительном фонде есть такая программа «Дети на обочине». Дети фонда, может быть, тоже не всегда из благополучных семей, приезжают в детские исправительные колонии играть. А что видят дети в этих колониях? Ничего, кроме ватников, лопат или швейных машинок в лучшем случае. Так что для них это луч света в темном царстве. Дети ведь открыты всему. Они подходят к юным музыкантам, трогают их. Многие плачут, когда слушают классическую музыку.
В Америке, например, инвалидов специально привозят на концерты. У них особые приспособления, автобусы, оборудованные залы, лифты. У нас такого пока нет. Репетиция с публикой – это повышенная ответственность и удвоенные энергозатраты. Ты готовишься работать с оркестром, чтобы отдать все, что у тебя есть. Мне это бывает тяжеловато. Такие эмоции, как на концерте, невозможно, неправильно выплеснуть на репетиции. Оркестр потом просто не сможет повторить такой выплеск на концерте, тем более, что репетиции проводятся непосредственно перед концертом.

– В одном из интервью Вы сказали, что «без книг происходит коррозия мозга». А какую литературу Вы любите? Какой жанр предпочитаете и кто из авторов Вам близок сейчас?
– Я читаю совершенно разные вещи. Иногда философскую литературу: от «Исповеди» Руссо до Юнга, Мамардашвили. Сейчас появились интересные интервью Бродского. Он ведь гений, и мысли такого человека чрезвычайно интересны. Люблю читать воспоминания и дневники композиторов, в них всегда находишь ключик к тому, над чем ты работаешь. Я никогда не читаю одну книгу – всегда несколько книг параллельно: из художественной литературы – Рубину, Улицкую.

Поделитесь с друзьями:
Facebook Вконтакте Твиттер Одноклассники LiveJournal МойМир Google Plus Эл. почта
Подписаться на новости раздела «Культура»
Все новости