«Да, я взял обязательства. Но могу взять и повышенные»

17 марта 2016

Александр Друзь - об игре «Что? Где? Когда?» и о том, как правильно к ней готовиться

Знатоку Александру Друзю далось невозможное чудо: сохранить в себе задор шестнадцатилетнего подростка. Прежде всего именно поэтому ему все еще не наскучила игра, и Александру Абрамовичу по-прежнему все интересно. Правда, говорить мы будем не только об игре, но и об Игре, ее мистических законах, чем-то напоминающих «Зону» Стругацких и Тарковского…

— Александр Абрамович, вы однажды сказали, что мысленно положили себе предел в сто игр. И после сотой игры вы уйдете…

— Это была шутка.

— Все-таки шутка?

— На самом деле это было обещание, данное в «Вечернем Урганте», и на тот момент у меня было семьдесят пять игр за тридцать лет. Соответственно, я подумал, что сотая игра наступит примерно к моим семидесяти пяти… Но сейчас это становится не так смешно. Оказывается, мне не все посчитали, и когда я давал свое обещание, у меня уже была сыграна не семьдесят пятая, а восемьдесят третья игра. Осталось меньше! Тем не менее, я не отказываюсь от своих слов. Да, я взял обязательства, только никто же не мешает мне взять повышенные обязательства, как это делали в советское время!

Режиссер и ведущий программы Владимир Яковлевич Ворошилов часто утверждал, что «Что? Где? Когда?» — игра для всех © Олег Иванов, ТАСС — Я просто хотела спросить, почему это непременно должно быть выражено в цифрах, а не с опорой на свое внутреннее ощущение: «Я хочу еще играть», или «Я больше не хочу играть»?

— Конечно, все происходит именно так. Однако пока мне удается показывать результат. Если я перестану показывать его к девяностой игре, я сойду с дистанции раньше. Мучиться самому, мучить товарищей по команде – нет, нет, такого я просто не допущу. Это все так, условные ориентиры. И отчасти пожелание себе дожить, оставаясь в хорошей форме, до сотой игры.

— А как бы вы сформулировали главную причину, по которой вы все еще играете, помимо результата?

— Нравится. Прежде всего – мне нравится. И я показываю результат. Если хоть одно из составляющих будет отсутствовать, то играть незачем.

— Еще меня поразило из сказанного вами то, что в «Что? Где? Когда?» может играть человек с объемом школьных знаний.

— Безусловно! Это именно так. Начинать игру может любой человек, окончивший среднюю школу без троек. Владимир Яковлевич Ворошилов часто утверждал, что «Что? Где? Когда?» — игра для всех. Другое дело: мяч по полю может гонять кто угодно, вопрос – как. Играть за сборную России по футболу может только тот, у кого есть способности. А за дворовую команду могут все.

— Когда от вас зависит решение, кто должен представлять команду, кого вы ни в коем случае не возьмете, что является приговором?

— Сам я никого не отбираю, но я, разумеется, высказываю какие-то свои пожелания. Так вот, для меня желательно, чтобы люди вокруг собирались приятные, чтобы не вызывал отвращения процесс совместного творчества… За тридцать четыре года, которые я играю, возникали, конечно, самые разные ситуации. Вплоть до того, что сажали за стол по жребию. И приходилось играть с кем попало. Надеюсь, что те времена навсегда миновали, по крайней мере, сейчас я стараюсь играть с тем, с кем приятно играть, у кого взгляд на мир совпадает с моим. И люди должны быть коммуникабельными, разумеется, они должны уметь хорошо общаться.

«Снова будет востребован высокий интеллект. Появляются новые игроки, молодежь, и они уже приходят к нам с ощущением того, что это важно и престижно»

— А если попадается личность неприятная, но соображает, как зверь?

— Лучше с умным потерять, чем с дураком найти. Знаете, мой опыт показывает, что если в «Что? Где? Когда?» попадает человек нечестный, эгоист, жмот или тот, кому не дал Бог души, то такой человек не очень хорошо играет в нашу игру. На моей памяти было несколько случаев, когда Ворошилов пытался слепить из кого-то звезду, а в силу своих неорганичных для этого качеств игрок сопротивлялся. В конечном итоге Ворошилову надоедало поддерживать это создание в своих руках, он руки отпускал, и недавний герой исчезал, как песчаный человечек. Песок высыхает, рассыпается – и человечка больше нет. То есть, он может показывать какие-то результаты, но до поры до времени. Рано, или поздно игра его исторгнет. Я полагаю, что есть нечто, именуемое «Игрой» с большой буквы, и это что-то полумистическое. Нечестных, подлецов она отвергает.

— Игра с большой буквы – ее можно сравнить с «Зоной» из «Сталкера» и «Пикника на обочине»?

— Если бы я понимал! Та аналогия, которую вы приводите – да, это очень удачная аналогия. «Игра» живет своей какой-то особой жизнью… И, входя в нее, ты можешь найти совсем не то, за чем ты изначально пошел. Каждый раз, когда ты идешь на «Игру», ты не знаешь, готов ли ты к встрече с «Игрой». Если ты готов, у тебя все получится, «Игра» будет к тебе благосклонна. Иногда это выражается поведением волчка. Иногда в вопросах, которые лежат на столе. В принципе, съемочная группа обычно кладет вопросы на 6:5.  Но волчок может распорядиться так, что не попадутся ни трудные по форме вопросы, ни «блиц», ни «суперблиц». То есть, она как-то выбирает… При этом нужно быть очень осторожным, как только ты начинаешь считать, что это ты такой умный и замечательный, а не «Игра» так благоволит тебе, тут-то она преподносит сюрприз. Нужно всегда помнить о том, что вы всего лишь песчинка в этой стихии. Пешка в этой «Игре».

— Как почувствовать – готов, или не готов? Можно ли это определить самому?

— Для начала именно ты должен сам осознать, что ты готов. Если окажется, что ощущение ошибочное, «Игра» может тебя поправить. Но если ты совсем не готов и знаешь это, она даже поправлять не станет, она не примет. И все. Нужен определенный настрой на игру – таково мое глубочайшее убеждение.

За все годы своего существования «Что? Где? Когда?» принципиально не изменилась, но по-прежнему интересна. На снимке одна из игр 1989 года © Б. Дембицкий, ТАСС — Интересно было бы узнать, как вы настраиваетесь.

— Существует набор чисто технических приемов. Надо пообщаться с командой. У нас сложилась традиция – перед игрой все вместе мы идем в баню. Финскую.

— Почему финскую?

— Потому что русская расслабляет, а финская – мобилизует. И там нам читают тренировочные вопросы, а мы пытаемся настроить свои мозги на общую волну. Если этого не делать… Понимаете, нас шесть человек. И у каждого свое состояние. У кого-то случилось радостное событие в семье, он пребывает в эйфории, у кого-то, напротив, неприятности… А все это нужно привести к общему знаменателю. И у капитана, понаблюдав за нами, возникает возможность сделать некие мысленные пометки: этот игрок настроен сегодня играть «суперблиц», а вот этому лучше не предлагать. Все потом может поменяться в процессе, поскольку наши банные тренировки длятся около пяти часов. И даже в течение этих пяти часов многое может измениться. Поэтому за двадцать минут до самой игры, когда все уже пошли в зал, а мы еще нет, мы делаем последнюю короткую прикидку…

— Александр Абрамович, а кто придумал тренировки в бане?

— Когда-то давно мы просто спонтанно туда сходили и почувствовали, что это очень удачная идея. Помимо всего прочего, это возможность смыть с себя все…

— Грехи?

— Не грехи, грехи все равно остаются! Все мирское… Чтобы в «Игру» входить чистыми.

— Вас, наверное, уже не раз об этом спрашивали: как же подготовиться к игре в более глобальном смысле? Это чтение энциклопедии глава за главой? Какие источники наиболее эффективны для получения огромного количества знаний, которые затем еще и нужно уметь удержать в голове, вовремя вспомнить, извлечь?

— Дело совершенно не в том, чтобы знать много! Не существует же человека, который бы знал все! Но вот умение из шести небольших знаний скомбинировать новое, на основе того материала, который есть в вопросе – вот это тренируется. И это самое интересное. Нет же никакого интереса, если тебя спросили, а ты просто знаешь этот факт. Либо тебе предлагается сделать какие-то ходы, и ты эти ходы быстро сам пробежал… Это совершенно разные вещи. Какой бы пример привести? «Сколько страниц в российском паспорте?». Это ты просто знаешь. Двадцать. А вот другое: «Книга войсковых уставов, в каком уставе и в какой фразе находится ее единственный вопросительный знак». В принципе, и это было несложно, но тут уже пришлось «пробежать». Это как бы просто, но неочевидно. «Стой! Кто идет?».

Дома я никак специально не тренируюсь. Точнее, я тренирую школьников. И когда ты объясняешь им какие-то закономерности в построении вопросов, на что надо обращать внимание, ты лучше начинаешь и сам их понимать. Потом, поскольку я играю еще и в спортивное «Что? Где? Когда?», я пишу вопросы. А когда ты опять-таки сам пишешь вопросы, ты тоже лучше понимаешь, как их пишут другие.

«Умение из шести небольших знаний скомбинировать новое, на основе того материала, который есть в вопросе – вот это тренируется»

— Так на что же нужно обращать внимание?

— В каждом вопросе есть так называемые «ключевые слова»-подсказки. Допустим, в кадровой базе данных ключевые слова, которые вас однозначно определят – ваши имя, отчество, фамилия и год рождения. Вот ключ, который определяет вас. Этот ключ помогает выйти на информацию. Скажем, такой вопрос: «символом Венеции является лев Святого Марка, который держит книгу с надписью по латыни: «Мир тебе, Марк, евангелист мой». Слова, сказанные Христом, явившимся Марку. Таким символ Венеции оставался на протяжении столетий, однако в самом конце восемнадцатого века текст на страницах книги изменили. Правда, через без малого двадцать лет он был восстановлен. Так что же было написано в этот временной промежуток?» Здесь ключевые слова – конец восемнадцатого века. 

— Произошло какое-то событие? Война, смена политического режима?

— Безусловно! Смена политического режима. На какой? Что произошло в Италии в конце восемнадцатого века? Вторжение Наполеона. Соответственно, какой текст на гербе Венеции могли написать французы? «Свобода, равенство, братство».

— Согласитесь, что у игры «Что? Где? Когда?» постоянно возникает потребность как-то подстраиваться под меняющиеся вкусы телевизионной аудитории. И, наверное, далеко не все перемены вам нравятся?

— Это автоматически происходит, иначе игра не смогла бы просуществовать сорок лет. Столько лет на экране – это же вообще феноменальный случай! Но это оказалось возможным именно в силу того, что игра все время меняется и подстраивается под зрителя. А что касается того, нравится мне лично, или нет… Всегда стоит отделять главное от неглавного. Главное – это сам вопрос, минута обсуждения и ответ. И это остается неизменным. Есть гарнир: тематика вопросов, или, когда началась всеобщая коммерциализация, появились деньги в игре. Затем возникли собственные деньги в игре. После того, как это стало неактуально, деньги исчезли. Но что интересно: вы поговорите с простыми телезрителями, они же до сих пор считают, что знатоки в каждую игру выигрывают какие-то баснословные суммы. В то время, как все мы живем на то, что зарабатываем в других сферах. Когда-то книги были призами, поскольку книга считалась лучшим подарком. Но наступил и такой момент, когда книги стали издавать в должных количествах и ты уже мог купить себе любую книжку. А народ еще до сих пор скучает, мол, зато как это было интеллигентно. Не было это интеллигентно! Интеллигент должен иметь возможность пойти в магазин и купить ту книгу, которую он хочет купить. Но не ждать, пока ему ее подарят, или, может быть, не подарят, а подарят совсем другую, которая не очень нужна. Тем не менее, какие-то изменения в обществе приносили нам какие-то новые аспекты…

Александр Друзь уверяет, что в каждом вопросе есть так называемые «ключевые слова»-подсказки © Игорь Зотин, ТАСС — Можно ли сказать, что «Что? Где? Когда?» в какой-то мере отражает само общество, как зеркало?

— Вне всякого сомнения! И даже иногда что-то предугадывает. Потому что – «Игра» с большой буквы. Что-то еще не случилось, а она уже заявляет…

— Что нам сейчас предсказывает «Игра»?

— Снова будет востребован высокий интеллект. Появляются новые игроки, молодежь, и они уже приходят к нам с ощущением того, что это важно и престижно. И пытаются себя реализовать в этом плане. 

— Александр Абрамович, разговариваю с вами и не могу понять: почему вы называете себя хулиганом? В чем это проявляется?

— Ну как в чем? В разных моих поступках… Вы хотите, чтобы я пример привел? Хорошо, расскажу. Когда моей дочери Инне было еще семь лет, мы с ней пошли в Военно-Морской музей, а потом решили прогуляться по стрелке Васильевского острова. Подошли к одной ростральной колонне, и я объяснил дочери всю символику, которая там присутствует, подошли к другой… Я смотрю – а там дверь открыта. И оттуда раздается такой подростковый мат. Вскоре оттуда спускаются какие-то мальчишки, я спрашиваю: «Ребята, а что, можно наверх подняться?». Они внимательно взглянули на меня с ребенком: «Вам – нет». «Почему?». «Там ступеньки частично провалились, девчонка не перепрыгнет». А мы все равно полезли наверх, просочившись в открытую дверь! Увидев это, за нами туда же потянулись какие-то курсанты с барышнями. Мы постояли, полюбовались сверху открывшейся нам захватывающей панорамой, начинаем спускаться… А дверь уже заперта, и в окошечке маячит милицейский околыш. У меня просят паспорт, записывают данные. Я пытаюсь выяснить: «И что же нам за это будет?». «Ничего не будет, это просто предупреждение». В этот момент спустились курсанты, у них тоже требуют документы. А курсанты свои документы показывают только военным патрулям. Развернулась перепалка, я забрал паспорт, и мы с Инной пошли. Инна дома прямо с порога: «Мама, мама, нас в милицию забрали». Маму чуть инфаркт не хватил…

Но со временем я нашел способ открывать эту дверь, и еще не раз водил на ростральную колонну мини-экскурсии. Как правило, своих приезжих друзей и, в частности, знатоков…

Для справки

Банк Москвы, входящий в группу ВТБ, – спонсор телевизионной игры «Что? Где? Когда?», в которой он представляет интересы телезрителей. В программе предусмотрено участие представителя Банка в роли «Защитника телезрителей». С апреля 2013 года интересы телезрителей представляет Член Правления Банка Москвы Владимир Верхошинский.

В 2015 году коллектив программы «Что? Где? Когда?» награжден Почётными грамотами Министерства связи и массовых коммуникаций Российской Федерации за значительный вклад в развитие отечественного телевидения, многолетний плодотворный труд и в связи с 40-летием со дня выхода в эфир телевизионной программы «Что? Где? Когда?».

В 2014 году программа «Что? Где? Когда?» в очередной раз стала победителем премии «ТЭФИ» в номинации «Телеигра». Всего программа становилась победителем 5 раз.



Поделитесь с друзьями:
Facebook Вконтакте Твиттер Одноклассники LiveJournal МойМир Google Plus Эл. почта
Подписаться на новости раздела «Культура»
Материалы по теме

3 апреля 2014

Екатерина Кондаурова: «Никогда и ни за что на свете дома или в машине я не включу «Лебединое озеро» На пальцах
Екатерина Кондаурова: «Никогда и ни за что на свете дома или в машине я не включу «Лебединое озеро»

10 февраля 2016

Кто и почему собирает платья знаменитостей, зажигалки, шарфы, собачек… Личные коллекции звезд: чудеса и причуды
Кто и почему собирает платья знаменитостей, зажигалки, шарфы, собачек…

27 ноября 2014

Мир театра и кино глазами известной актрисы Галина Кашковская: «Режиссура — не женское дело»
Мир театра и кино глазами известной актрисы
Все новости